Примерное время чтения: 9 минут
142

Опытный хирург и плохие танцоры  

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – о том, кто и как справляется в стране с внешними и внутренними проблемами и как новым требованиям времени отвечает работа казахстанского правительства [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: На днях, а точнее 11 января, исполнилось два года кабинету министров Алихана Смаилова, и по этому поводу немало всяких было высказано мнений и оценок. Мол, как справились Смаилов и его министры с трансформацией экономики страны, как попытались совершить «квантовый скачок» от Казахстана старого в Казахстан новый и т. п. В большинстве своём мнения сходятся, что не удалось правительству Смаилова сделать то, что от него ожидалось, а всё потому, что «наслоились негативные внешние условия, включая войну и резкий рост глобальной инфляции, добавились локальные проблемы в сфере энергетики, а рост цен на товары и услуги стал исчисляться в двузначных цифрах». То есть не дали Смаилову и его министрам осуществить этот самый скачок, опять не дали, ироды. Не дали какие-то «они», которые всегда и везде таятся где-то, и только и ждут, чтобы нам чем-нибудь напакостить. А что же все эти два года такого уж сложного происходило? Как сходится во мнениях большинство наших политологов, экономистов, аналитиков, одновременно с решением оперативных вопросов правительству нужно было решать и стратегические задачи, или в первую очередь необходимо было адаптировать экономику к глобальным шокам. Но к тому же сложности были не только во внешней среде, но и внутри страны. Во-первых, высокая инфляция. В течение 2022 года и в начале 2023-го из-за повышения цен на энергоносители и другое сырьё инфляция, мол, росла по всему миру. Из-за этого, в свою очередь, росли ставки центральных банков, прежде всего в Европе и США, чего не было с конца 2000-х годов, когда бушевал мировой финансовый кризис. В общем, можно ещё долго перечислять все напасти, свалившиеся на Смаилова и сотоварищей, отметим, что они не могли не повлиять на Казахстан. К примеру, в феврале 2023 года инфляция составила 21,3%, и нужно было решать проблему так называемой «импортируемой инфляции»: из-за недостаточного внутреннего производства в страну завозились импортные подорожавшие товары, что и привело к небывалому росту цен. Мне вот какие моменты тут особенно интересны: пишут, что «хотя приоритет на внутренний выпуск продуктов питания и декларировали, но фактически 2022 год вскрыл зависимость от импорта». Здорово сказано, но об этом чуть позже. И наконец, в памятную прошлогоднюю зиму стали проявляться проблемы и в энергетике. И не просто проблемы, а, скажем прямо, страна была ввергнута в шок оттого, что узнала об этой своей энергетике после серии аварий в ряде городов. И вот тут-то, мол, Алихан Смаилов и его соратники по кабинету проявили немало гибкости, умения и прозорливости. И вот, например, уже нынешняя ситуация с инфляцией в Казахстане может считаться довольно неплохой, хотя и после вынужденной шоковой терапии позапрошлого года. По данным на конец декабря 2023 года, инфляция в годовом выражении замедлилась до 10,3%, снизившись с 20,3% в декабре 2022 года. И пусть считается, что снижение произошло в основном благодаря трансфертам из Нацфонда в республиканский бюджет, которые составили 3,3 триллиона тенге, но она всё же снизилась! За январь 2024 года данные гласят, что в годовом выражении аж до 9,8%. И согласно официальной статистике, за год цены на продукты повысились на 8,5%, на непродовольственные товары на 9,1%, платные услуги – на 12,4%. Пусть и за точность этих процентов отвечают наши статистики…

Виктор ВЕРК: Правительство Смаилова – как тот пианист: играет как умеет. Стратегические задачи оно, конечно, решать не в состоянии по причине отсутствия в стране стратегического курса развития. Курс борьбы, противостояния чему бы то ни было – это завсегда. Вспомни, как прилично показывала себя власть в борьбе с пандемией, с инфляцией… даже с коррупцией, как это ни странно. Кабинет Смаилова достойно реагировал на сиюминутные вызовы вроде сахарного кризиса или проблем с поливной водой минувшим аномально жарким летом. Да и теплоэнергетический вызов исполнительная власть приняла в целом достойно. А вот что касается дальнейшего развития… У правительства нет серьезной программы, способной наполнить предложенную президентом новую экономическую политику конкретным содержанием, скажем так, мускульным мясом. Объявляя о назревшей необходимости перехода к НЭПу, Касым-Жомарт Токаев заявил, что ждет от «экономистов» конкретных предложений. От каких экономистов? В правительстве их не то чтобы нет совсем, но во всяком случае в Миннацэкономики демонстрируют полнейший программный инфантилизм, – там могут лишь убаюкивать публику (и прежде всего президента) победной статистикой роста всего и вся. Но мы же с тобой в прошлый раз цитировали токаевское интервью «Егемену»: президент дал понять, что его волнуют не макроэкономические «подвиги Геракла», а то, что еще вчера было модно называть «экономикой простых вещей» – той, что реально отражается на жизни твоей, моей, тети Айгуль или дяди Кудайбергена. Стали ли мы сними жить лучше и веселее за годы премьерства Алихана Смаилова? Как говорится, свежо предание… Для меня это убедительнейшее свидетельство того, что глава государства так и не дождался ничего дельного от тех, к кому обращался. А так называемые «независимые экономисты» сегодня разводят плач Ярославны: мы, мол, предупреждали, советовали, но нас не услышали, не пригласили к обсуждению… Но при этом сами не торопятся что-то конкретное предлагать, только цену себе набивают. Вот и выходит замкнутый круг: президент понимает, что, говоря его словами, экономика не может дальше пребывать в том состоянии, в котором находится сегодня, в ответ все экономисты и прочие «эксперты» согласно кивают головами и… не предлагают вариантов выхода из него. А простодушная публика никак не поймет: почему ее жизнь так разительно отличается от победных реляций министра нацэкономики Алибека Куантырова? Определенно прав был наш с тобой собрат по цеху Сапа Мекебаев, много лет назад предлагавший оторвавшихся от жизни чиновников «выслать из Астаны в Казахстан».

С. К.: А вот народ наш понимает, что министрам тоже несладко, во всяком случае социологические опросы показывают повышение доверия к правительству. Доказательства? Пожалуйста! С весны 2020 года по весну 2021-го доверие к правительству на фоне пандемии упало с 52% сразу до 23%. Но к марту 2022 года, когда начал работу кабинет Смаилова, этот показатель составлял уже 42%, а к концу 2023 года вырос до 47%. Так что рост доверия это факт, и отражает он мнение граждан о действиях властей. Разве не так? Можно сколько угодно говорить о том, что правительство неэффективно (быть может, это и в самом деле так), но народ не обманешь! Он, народ, видит, что к чему. Что в мире нестабильность, что вокруг нас потряхивает. Что внутри тоже не всё в порядке. Но Алихан Асханович между тем крепко дело знает, и, несмотря на все эти коллизии, мы ещё как-то так живём, а местами и неплохо живём. Я без всякой иронии говорю насчёт народного мнения, оно и в самом деле разительно отличается от мнения политологического или блогерского, а уж от журналистского мнения отличается настолько сильно, что у некоторых наших коллег это вызывает просто настоящую истерику. Не буду называть имена, дабы не пропала надежда на то, что эти коллеги всё же вернутся в лоно журналистки, а не пропаганды чьих-то интересов…

В. В.: Спешу тебя огорчить, дорогой собазарник, мы не живем, а проживаем ранее накопленное – те же нефтедоллары в Национальном фонде. Страна живет не по средствам, о чем не раз предупреждали многие не последние люди в этой самой стране, возьми хоть главу Высшей аудиторской палаты Наталью Годунову. И скоро (а по некоторым прогнозам, очень скоро) наступит горькое похмелье. Судя по упомянутому выше интервью президента, он держит в уме эту малосимпатичную перспективу.

С. К.: Кстати, президент анонсировал недавно расширенное заседание правительства. Напомню, что в последний раз такое заседание происходило 4 января прошлого года. И тогда тоже гадали: кого уберут из министров, кого назначат, а может, и весь кабинет уйдёт в отставку? Напомнить, что произошло? Министрами тогда стали, в том числе, представители молодежного кадрового резерва Зульфия Сулейменова и Асхат Оралов. Это я о так называемой «незашоренности взгляда» молодёжи, о том, что западное образование должно помочь ей по-новому руководить и т. п. Что было дальше? 1 сентября эта молодёжь была отправлена в отставку. Я не к тому, что, мол, плохая молодёжь. А к тому, что молодёжь наша такая, какая есть, не лучше прежней, не хуже будущей. Просто нынешняя реальность наша такова, что министрами должны становиться люди по-своему особые. Прошедшие суровую казахстанскую экономическую школу борьбы с бесчисленными явными и скрытыми угрозами, препятствиями, неожиданностями. Люди, умеющие делать нестандартные повороты на коварных наших маршрутах. Если сказать проще, люди от жизни, от нашей жизни, а не от «ихней». Думается, мыс тобой эту тему ещё продолжим в будущем. А пока посмотрим, каким на сей раз выдастся это расширенное заседание правительства.

В. В.: Я уже мозоль на языке натер, повторяя: таких людей, о которых ты сейчас сказал, способна дать стране только открытая, конкурентная, многопартийная и полиэлитная политическая система. Да, сначала она вынесет на поверхность дешевых популистов и даже фриков вроде нынешнего рулевого Аргентины. Скорее всего, они уронят уровень жизни большинства населения, возможно, даже ниже плинтуса. Но когда вместе с народом выйдет из зоны комфорта власть, она очень быстро избавится от иллюзий и начнет вытаскивать бегемота из болота. Только так мы в конце концов победим, а не проедим.

С. К.: И напоследок, как бы в подтверждение только тобой сказанного: 2022 год якобы вскрыл нашу зависимость от импорта. Это так наши экономисты пишут. А вот что утверждает Данияр Ашимбаев, один из самых авторитетных и объективных казахстанских аналитиков. В своём недавнем обзоре Данияр Рахманович вот что отметил: наш агробизнес практически полностью перешел на субсидии, «которые исправно разворовываются на всех стадиях». И при этом зависимость национальной экономики от импорта товаров народного потребления, бытовой техники, продуктов питания, лекарств, одежды продолжает нарастать и выходит на закритические уровни. А вот отток средств из экономики продолжается, и внешний долг растет (с 136,9 млрд долларов в 2013 г. до 161,9 млрд долларов на 1.10.2023), как и утечка капиталов (счет текущих операций за то же время изменился с +4,5 млрд долларов до -1,8 млрд). Так что правительству есть над чем работать и чего достигать, что мы ему и пожелаем.

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых