Примерное время чтения: 4 минуты
63

Опасное недоверие

Павлодарская область. В нынешнем январе глава региона Асаин Байханов на собрании актива Баянаульского района представил нового акима этого района – Ардака Ксентаева [газетная статья].

Туркестанская область. Также в январе глава данного региона Дархан Сатыбалды представил нового акима Сарыагашского района – Армана Абдуллаева.

Не буду утомлять вас, читатель, такими же сообщениями из других областей нашей страны. Меня во всех этих случаях интересовало, ни кого назначили, а почему. Именно в это время.

Дело в том, что еще в прошлом году, в марте, президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что Казахстану нужно ускорить введение выборов акимов районов. Позже вице-министр юстиции Алма Муканова пояснила, что выборы акимов районов и городов областного значения пройдут в 2023 году в пилотном режиме.

Тогда почему главы регионов продолжают по-прежнему назначать своих подчиненных? Может, не услышали посланный им сверху сигнал? Или решили: пусть эти «пилоты в режиме» летают не у меня, а где-нибудь в другом месте? Трудно сказать. Я, например, склоняюсь к тому, что перед принятием решения они вспоминали себя и то, как именно они были выбраны акимами областей.

Известно, что с 1 по 8 декабря прошлого года состоялись выборы глав регионов страны. Для голосования областным маслихатам сверху должно было быть представлено не менее двух кандидатур. Анонсировалось это как промежуточный шаг к выбору акимов областей жителями.

Как этот шаг был сделан? А так: везде было предложено не менее, но и не более двух кандидатов. И везде, во всех регионах победитель в среднем набрал 79 процентов голосов. Больше, чем абсолютное большинство…

Это как в детстве, когда тянули жребий. Если надо, чтобы угадали, кулачок с зажатым камешком выставляешь чуть вперед. Такую хитрость мы применяли, когда делились на футбольные команды.

Вернемся к нашим акимам.

Понятно, что даже о намеке на состязательность речи не было. Прошли плохо закамуфлированные назначения. Новоизбранные акимы областей, в свою очередь, бесхитростно расставляя акимов районов, просто продолжали играть уже написанную пьесу, в которой эпиграфом значилось: «Согласовано с администрацией президента». Кстати говоря, в таком же экстренном порядке в январе сменилась почти треть состава правительства. А почему бы не подождать два месяца, когда весь состав правительства сложит свои полномочия перед вновь избранным мажилисом? И когда должны пройти необходимые процедуры обсуждения и утверждения будущих членов правительства. Не потому ли, что кандидатуры, отмеченные властью, всегда побеждают с абсолютным преимуществом?

Отчего так? Да потому, что так было раньше. И продолжается очень много лет. Потому что мы вместе с властью к этому привыкли. Люди свыклись с непрозрачностью, неоткровенностью власти. Привыкли, что им недоговаривают. Что им, людям, не доверяют.

Аким Павлодарской области Асаин Байханов прилюдно давал напутствие новому районному акиму: обратить внимание на водоснабжение, ремонт дорог, подготовку к туристическому сезону. И сказал, что для этого ему необходимо наладить диалог с жителями района. Таким образом глава региона, сам того не желая, констатировал, что в данный момент диалога нет.

Давайте признаемся: диалог власти и народа отсутствует не только в отдельно взятом районе. А как этому диалогу быть, когда людям не объясняют, почему в той же Павлодарской области Экибастуз, город горняков и энергетиков, остается в лютые морозы без тепла, и по этой причине акима области спрашивают по всей строгости и отправляют в отставку, а с хозяина всего света и тепла в этом регионе (и не только в этом, – прим. авт.) олигарха Клебанова как с гуся вода?

Как диалогу быть, когда о событиях января прошлого года, без преувеличения, потрясших всех казахстанцев, пишет заезжий московский медиадеятель, знающий Казахстан лишь по отдельным его небожителям и их кабинетам, а самим казахстанцам из этих самых кабинетов выдают правду о «Кантаре» аптекарскими дозами и от случая к случаю? Имена вдохновителей тех трагических событий людям также не называют.

Вопросов таких много. Очень много. С людьми откровенно не говорят. Не говорят правду или говорят не всю. А ведь хитроватая полуправда гораздо хуже откровенной лжи. Власть по-прежнему не доверяет людям. А люди в ответ не доверяют власти. Жизнь говорит, что долгое недоверие переходит в неверие.

Недоверие и неверие. Эти слова разделяет всего одна нота. Когда она перестает звучать, первое слово становится вторым. Точнее, не слово, а состояние человека.

Михаил Чирков, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых