Примерное время чтения: 10 минут
88

Обновляй и властвуй!

Можно ли назвать нынешний год переломным в политической истории страны?

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО В РЕСПУБЛИКЕ В ПЕРВОЙ ЧАСТИ 2022 ГОДА И СТАНЕТ ЛИ 2022-Й ПЕРЕЛОМНЫМ В ПРОЦЕССЕ СОЗДАНИЯ НОВОГО КАЗАХСТАНА [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Можно ли считать это полугодие знаменательным политическим сезоном в Казахстане? Если учесть, что его старт пришёлся аккурат на январь, и каким был этот старт, даже вспоминать не хочется, но слов из песни и из истории не выкинешь, – стартовали... Потом был март с довольно неожиданным выступлением президента (оно ведь планировалось на сентябрь) и объявлением программы политических реформ. И наконец, как ныне модно говорить, вишенка на торте – референдум по поправкам в Конституцию. Тоже, кстати, подготовленным весьма и весьма оперативно. Если, к примеру, взять декабрь прошлого года и сравнить тогдашние ощущения казахстанских реалий и нынешние, очень большая разница, согласись. Вполне можно сказать, что сегодня мы живём во многом в другой стране. Во всяком случае прежнего мироощущения больше нет, также как нет прежних иллюзий, как, например, о незыблемости «кланово-олигархической системы», о всесильности «большой семьи», монументальности и непогрешимости некоторых персон, не будем называть их имена, и так они звучат повсеместно и повседневно. К тому же народ, так сказать, зашевелился. Это касается не только ожесточённых схваток по самым разным темам в виртуальной сфере, но и активизации политически неспокойной части публики, которая жаждет создания новых политических партий, дабы ринуться в бой за власть и счастье народное. Уже 21 партийная заявка сегодня прорабатывается в Минюсте. А ведь кто-то сомневался в том, что этот партийный бум возможен… И вот он наступил.

Сергей Козлов.
Сергей Козлов. 

Виктор ВЕРК: Да, все формальные признаки партийного бума вроде бы в наличии. Смущает лишь то, о чём мы с тобой уже не раз базарили: отсутствие новых, по-настоящему свежих лиц и, самое главное, свежих идей. А знаешь почему? Да потому, что все желающие поучаствовать в «тендерах» на партстроительство озабочены прежде всего материальной стороной вопроса. В частных разговорах только и слышишь: вот будут объявлены досрочные парламентские выборы, тогда и посмотрим, стоит ли овчинка выделки. Борьба за место под солнцем госфинансирования да за деньги гипотетических спонсоров уже закипает. Вот и война компроматов обещает развернуться нешуточная: в одном «Телеграм»-канале на днях появился наезд на известного тебе пламенного борца с утильсбором, который якобы баловался дурью на камерных вечеринках бывшей спикерши сената. А борец этот ещё в начале года анонсировал создание партии… Вот только реальной конкуренции идей, конкретных подходов к созданию «Второй республики» практически не наблюдается. Потому что и это строительство, и партстроительство инициируется сверху. Президент заявлял о создании общенационального курултая, и это теоретически здравая идея. Вот только «запускать» её должны были не идеологи из Акорды, а те самые партии, как уже зарегистрированные, так и жаждущие эту регистрацию получить. Только в таком бульоне может возникнуть реальная многопартийная конкурентная среда, а уже в ней должно вызревать видение будущих контуров «нового Казахстана». В противном случае мы получим парадный партийный павильон на выставке достижений отечественной демократии: местная публика вряд ли массово на это купится, зато заморским гостям не стыдно показать.

Виктор Верк
Виктор Верк.

С. К.: Да, созыв национального курултая – быть может, тоже веха в нынешней новейшей политической истории страны. Во всяком случае это видится именно так, если взять во внимание слова Касым-Жомарта Токаева, сказанные сразу после референдума: «Таким образом, у граждан появится больше возможностей принять самое непосредственное участие в работе государства. Действительно, судьба родины находится в руках каждого из нас». Давай попробуем отнестись к происходящему как можно спокойнее, без эпатажа и восхищения вторым президентом и без огульного отрицания его попыток что-то сделать. Так сказать, прагматично. Постоянно звучит вопрос: а можно ли построить новый Казахстан на старом фундаменте, с прежними строителями и прорабами? Можно ли что-то изменить, если эти изменения инициируются сверху? Ответ, казалось бы, очевиден: нет, нельзя. Нужно снести всё, в том числе и фундамент. А строителей его убрать с территории стройки, и прорабов – туда же, а может, и в места, не столь отдалённые. Но это, дорогие мои соотечественники, и ты, мой дорогой друг и коллега, означает, что нужны уже не реформы, а какой-то, не приведи господи, революционный катаклизм. Ну нельзя всех и скопом убрать и заменить, невозможно это, понимаешь? И фундамент вырыть и разбросать его камни и блоки по окрестностям – тоже. Обращаюсь и к тебе, и к другим сторонникам самых радикальных изменений: вы в самом деле этого хотите? Нам это надо, да? Это когда есть – а они есть! – силы, которые только и ждут своего часа, чтобы этим вот всеобщим сносом и люстрациями воспользоваться. Вы хотите демократии, свободы и новых возможностей? Жить в спокойной, развитой, демократической стране? Тогда позвольте спросить: а почему вы считаете, что только вы этого хотите?! Ну ладно… я что-то отвлёкся от нашей темы. А тема наша нынче – это начало нового периода в политической нашей истории. И начало это – в прошедшем полугодии.

В. В.: Новый период в нашей истории только объявлен, до его реального начала вроде как близко, но на самом деле далеко. Ошибка инициаторов «обновления» очевидна: нас призывают объединиться и сообща навалиться на строительство «светлого будущего», не дав толком разойтись в восприятии «тёмного прошлого», не дав понять, что именно мы построили и что конкретно собираемся строить. Даже недавний референдум трактовался не как конкретное обновление Конституции, а как «поддержка курса президента». В таком случае логично было выносить на голосование вопрос: поддерживаете ли вы реформаторский курс президента Токаева? И уже потом, получив эту поддержку, пропускать конституционные новеллы через парламент. А так всё это напоминает процесс сборки автомобиля, поставленный с ног на голову: сначала на старые шасси крепят новенький. Блестящий кузов, а потом принимаются впихивать в него двигатель, трансмиссию и прочие жизненно важные узлы. Далеко ли уедет такое авто? Как говорится, время покажет. Вот только и у страны, и у президента этого времени практически нет. Остаётся только штамповать новые курултаи, регистрировать партии. А ведь, по сути, это лишь антураж…

С. К.: Нет, я отнюдь не акцентирую внимание на появлении новых партий, хотя сам процесс этот чрезвычайно важен и показателен, и отрицать его важность просто глупо. Но, помимо этого, активизировался и ещё один процесс, который я неоднократно отмечал в наших с тобой дискуссиях, – идёт атака и на нынешнего президента, и на его реформы, и на процесс евразийской интеграции. Атака мощная, широким фронтом, с самых разных сторон. Уже повсеместно говорят и пишут о том, что атака эта хорошо оплачивается, и никто этого не отрицает, так что сие утверждение воспринимается как реальная данность. Это тоже специфика политического сезона, борьба обостряется. В неё включены не только группы и кланы, которые теряют власть и контроль над экономикой, не только члены и присные большой семьи, заправлявшей в прежние времена всем в нашей стране, в борьбе участвуют серьёзные структуры, действующие за пределами Казахстана. И в администрации президента об этом хорошо знают. Во всяком случае хочется надеяться на то, что о возможных «подарках» от тех, кто их готовит, там докладывают наши спецслужбы. И на сей раз они не проспят чего-то такого, что было в январе. Поэтому тезис о том, что референдум – это поддержка курса Токаева, выглядит вполне политически логичным. Президент предложил, его предложение обществом принято. И на этом фоне очень даже любопытно звучат другие предложения – уже звучащие, так сказать, снизу, – о досрочных парламентских выборах, которые были бы вполне логичными после изменения Конституции. И такое ощущение, что Акорда постепенно подводит общественное мнение к мысли, что парламент нужно менять, причём побыстрее. Также как и местных акимов всех уровней. Быть может, этот процесс запустят даже в этом году… Нет, это не мой прогноз, отнюдь. Лишь несмелое предположение. А ты как полагаешь?

В. В.: Cоглашусь с тобой в том, что угроза реванша по-прежнему актуальна. Хотя как по мне, поиски «пятой колонны» контрпродуктивны. Кто-то из знаковых исторических персонажей сказал: «Самый главный враг власти – сама власть». Президенту Токаеву надо бы не перетасовывать старую кадровую колоду, а собирать новую. Некоторые предлагают даже выписать «настоящих» реформаторов из-за рубежа. Если честно, не вижу в этом смысла. Как говорится, есть пророки и в своём отечестве. Плохо только, что их никто не видит и не слышит. А ведь если президенту удастся прорвать круговую оборону своего окружения и призвать этих доморощенных пророков на службу отечеству (необязательно государственную), то изменится само качество управления страной. А значит, появится доверие общества государству, без которого любые реформы сверху останутся пустым звуком. Если этого не будет, то можно бесконечно менять и парламент, и правительство, создавать Конституционный суд вместо совета, провозглашать умозрительную трансформацию «суперпрезидентской республики (кто бы объяснил, что это за зверь такой!) в просто президентскую – и не добиться ровным счётом ничего. Пойми, в действующей у нас системе депутаты, акимы, министры и даже так называемые лидеры политических партий – не более чем функции. А для полноценного политического рынка нужны личности, способные… нет, не сплотить общество вокруг носителя верховной власти, а создать в этом обществе конкуренцию идей, которая и выкристаллизует самую продуктивную, устраивающую красных и белых, левых и правых, бедных и богатых. Ты начал наш базар с того, что за прошедшие с прошлого декабря месяцы мы зажили «в другой стране». На мой взгляд, говорить об этом пока рано, мы не увидели от власти ничего, кроме патетичного протокола намерений. Но, с другой стороны, эти протокольные намерения сделали важное дело – избавили (почти) власть от культивируемого длительное время ореола сакральности. Именно в этом я вижу главный итог закрывающегося политического сезона.

С. К.: Конкуренция идей? Ты серьёзно? Общаясь с соотечественниками, порой задаёшься вопросом: на одной ли планете мы все живём? На одной ли земле, в одной ли стране? Ты посмотри, кто «вылез» сегодня из каких-то тёмных, дальних закоулков на свет божий, дабы вновь напомнить о себе, попытаться ухватиться за поручни уходящего политического поезда. Это они-то выдвинут какие-то новые идеи? Или будут конкурировать в честной политической борьбе? В одном ты прав: молодёжи что-то не видно. Хочется верить в то, что пока не видно. Во всяком случае этот политический сезон ничем и никем свежим и невиданным не отметился. Хорошо, подождём ещё, может, подводя итоги сезона грядущего, мы с тобой констатируем: ну, наконец-то, вот оно, племя младое! А пока будем довольствоваться тем, что есть…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых