Примерное время чтения: 9 минут
313

Не копай глубоко – на себя выйдешь

Постоянные собеседники рубрики журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов попытались ответить на этот вынесенный в подзаголовок вопрос. Получилось или нет, судить уже не им... [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Тема эта, согласись, нездоровая. Сколько существует наша профессия, столько существует общественное ею недовольство. Очень много раз мы говорили о том, нужна ли вообще журналистика в современном казахстанском обществе или она ещё живёт, как какой-то пережиток прежних времён? И почему журналисты всегда беззащитны против тех, кто хочет заставить их замолчать? Почему в нашей стране такое странное отношение к слову, сказанному журналистами? И одновременно, именно к нам идут люди, когда идти им больше уже некуда, когда и суд отказал, и чиновник вовсю беспредельничает, и полиция бездействует. Идти-то идут, мы каждого готовы выслушать, однако можем ли действительно кому-то помочь, если к нам самим отношение такое, будто мы изгои какие. Я согласен, что некоторые наши коллеги дали для такого отношения очень плохой повод, когда организуют, скажем, информационные кампании против отдельных лиц или организаций, это ныне называется чёрным пиаром. Когда участвуют в каких-то нечистоплотных политических играх. Естественно, участие это отнюдь не бесплатное. Но это ведь очень малая часть наших коллег, позарившихся на сомнительные материальные дивиденды в ущерб своей репутации. И что ж теперь, всех журналистов дёгтем мазать? Начавшийся год вновь приносит дурные вести: то там напали на журналиста, то машину испортили, до дверь входную чем-то испоганили. А Михаила Козачкова, нашего коллегу из газеты «Время» и вовсе арестовали ещё в декабре, и этот год он встретил за решёткой. Может, это связано с обострением внутриполитической борьбы? Я даже не о грядущих выборах в мажилис говорю, а о том, что в стране всё же идёт процесс передела собственности, отстранения прежних хозяев, связанных с большой семьёй бывшего президента. И процесс такой всегда сопровождается и чёрным пиаром, и сливом компромата, и использованием СМИ и журналистов в интересах тех или иных кланов, группировок, отдельных олигархов. Как ты полагаешь?

Виктор ВЕРК: Все элементарно, по-моему: носитель власти сменился, а система власти – нет. Государство по-прежнему представляет собой закрытое акционерное общество. Все предпринятые на сегодня шаги только придают этому ЗАО вид открытой системы, зависящей от общества, от граждан. Если бы в стране существовал конкурентный политический рынок с реальной многопартийностью, то можно было бы говорить и о медийном рынке, где конкретные медиаресурсы выражают интересы тех или иных промышленно-финансовых групп, продвигающих свои политические интересы через подконтрольные партформирования. Давай о самых громких «наездах» последнего времени. Тот же Борейко, тот же Козачков, та же Егеубаева – про них все знали бы, за чей счет их «банкет». А в нашем случае первый, насколько я его себе представляю, действует по принципу «нет лайфа без хайпа», второй элементарно не знал, кому подороже продаться, и в итоге не нашёл общего языка ни с одной из потенциальных своих «крыш», а третья… она просто «оседлала» тему «Кантара» и стремится сделать на этом политическую карьеру – вон сейчас в мажилис рвётся по одномандатке. Её усилия, кстати, наиболее логичны и понятны. Так или иначе, а сегодня за всеми «наездами» на нашего брата журналиста стоит та же сила, которая когда-то направляла балбесов, вешавших на решетку окна редакции аблязовской «Республики» голову собаки. Поэтому прозвучавшее недавно президентское поручение силовикам найти «не только исполнителей, но и заказчиков» так и останется благим намерением, ибо не вчера сказано: не копай глубоко – на себя выйдешь.

С. К.: Тогда давай посмотрим подробнее. В прошлом году 32 раза нападали на казахстанских журналистов, то есть в четыре раза больше, чем в 2021 году. Утверждают некоторые, скажем так, эксперты в области СМИ (если честно, ни одного не знаю, но они, говорят, есть), число таких нападений стало расти после января этого окаянного. Только нет такой статистики, а находили или ловили виновных в этих безобразиях? Но наши доблестные правозащитники твердят, что, мол, никакой поддержки и особой активности со стороны государства в таких вопросах не чувствуется. Более того, органы дознания якобы затягивают и даже саботируют поиск виновных. Так это или нет, я не знаю. Хотя верится с трудом. Да, откровенно говоря, вообще не верится. Однако. Вот наступил 2023-й, и только в первый его месяц уже семь подобных случаев. Все они связываются с профессиональной журналистской деятельностью. В это число входят упомянутые тобой инциденты и с Динарой Егеубаевой, которой подожгли машину, и с Вадимом Борейко, которому пытались заблокировать входную дверь в квартиру. И конечно же, выдвигаются различные версии (куда без этого), что это некие сторонники Назарбаева, которые хотят таким образом насолить президенту Токаеву. Кто-то говорит, что это... чуть ли не выгодно самому Касым-Жомарту Кемелевичу. Почему? Ну как же! В стране порядка нет, даже журналистов прессуют, а тут и президент, мол, проявляет решимость и велит силовикам навести порядок. И тем самым укрепляет свою легитимность. Это не я говорю, это авторы некоторых версий. Я просто перечисляю. Когда подобное происходит, версий хоть отбавляй. Мели, так сказать, Емеля... Но что-то ведь происходит? Есть также версии, что сами жертвы этих нападений и поджогов их и организовали, чтобы привлечь к себе внимание и в очередной раз выставить в неприглядном виде правящий режим. Они же, жертвы, все как на подбор с этим режимом не нашли точек взаимопонимания... Ну и конечно, политологи с независимыми экспертами (это тоже так говорят, что они независимые) подтянулись. Все при деле...

В. В.: Я не готов утверждать, что так называемые «сторонники Назарбаева» здесь совсем не при делах. Мне приходилось слышать, причем от вполне себе информированных людей, что по тому же Мише Козачкову все якобы доказано, просто Агентство по финансовому мониторингу поторопилось все «вывалить», допустив дичайшие процессуальные нарушения. И его адвокат должен не почтальоном Печкиным работать, спеша к автору «Гипербореи» с очередным «сенсационным» откровением своего подзащитного, а собирать и обнародовать доказательства процессуальных ляпов следствия, которые способны сделать любые выводы этого самого следствия юридически ничтожными. И тогда завтра пинкертонам из АФМ останется лишь извиниться перед Мишей и отпустить его. Но это вряд ли, ибо… ибо вряд ли! Как говаривал один из моих старших товарищей по тому еще реально независимому «Каравану» (увы, давно покойный), «крокодил заднего хода не имеет»…

С. К.: Но я настаиваю, есть ли хоть один случай, когда наши правоохранительные органы вывили исполнителей и заказчиков нападений на журналистов? Я, например, таких не знаю. Речь тут не о том, какие журналисты, плохие или хорошие, это кому как. Они всякие бывают, как мы сказали. Но правонарушения, нарушения прав, даже преступления против журналистов – налицо. Нападают, избивают, угрожают. А уж по процессуальных нарушениях при задержаниях журналистов, о которых ты упомянул, тут и говорить нечего, они повсеместны. К власти вопрос: вы хоть раз кого-то наказали за это? Нет? Ну, тогда чего вы обижаетесь на то, что именно вас, представителей власти, и обвиняют в том, что потакаете такому безобразию? Или уж спланированы все эти гадости так, что и концов найти невозможно? Не верим! Когда вам, людям из власти, чего-нибудь надо, то вы из-под земли нужное вам найдёте. А тут в эпоху всеобщей наглядности перед видеокамерами вы вдруг никого, ничего, никак найти не можете. Причём ни разу. А ведь власти найти виновных ох как выгодно, представляешь, как её, власти, престиж подскочит? Как её зауважают, как все правозащитники, эксперты по СМИ, международные благодетели нашей журналистики изумятся и вынуждены будут признать, что власть-то наша – ого-го, вон какая! Но выходит, не хочет эта власть славы и почёта. Потому и продолжают метелить нашего брата не за понюшку табака...

В. В.: Вот ты постоянно удивляешься: чего это, мол, у нас журналистов не жалуют? А чего их жаловать-то? Они ж, как и партии наши, вышли все из рукава одной шинели. Только одни, понимая это, что называется, не рыпаются, а другие много о себе воображают. И с теми, и с другими можно не церемониться: они ж никакая не четвёртая власть, а обслуга – бойцы идеологического фронта, как выражались во времена нашей с тобой молодости. Только некоторые, что называется, берега попутали. Таких надо вразумить: кому дверь разрисовать, кому машинку спалить, а кого и в СИЗО закрыть. Ибо нефиг, таких не берут в новый Казахстан.

С. К.: Тогда что же это получается, полная безнадёга? Где идеалы, принципы, профессиональное достоинство? Всё продаётся, выходит? И как бы подтверждается обидная для журналистов формула, что профессия наша – вторая древнейшая? Вот не могу я со всем этим скепсисом согласиться. И не хочу в очередной раз излагать прописные, набившие оскомину истины, что журналистика призвана... Она призвана быть, причём во что бы то ни стало. И уже сегодня чувствуется особая пустота из-за того, что нашему обществу остро не хватает настоящей журналистики, не хайпа, а именно честного журналистского слова. И эта пустота, позволю себе смелость сказать, – свидетельство деградации некоторых областей нашего общественного «мозга». Когда не хочется трудиться над собой, над собственным нравственным развитием. И вообще, само это понятие, нравственное развитие общества, стало смешным и ненужным. И уже не видно границ, где правда, а где враньё и хайп. Где честная журналистика, а где уже давно дешёвая писанина, лишь бы выжить. Ну а самые ушлые коллеги, конечно же, считают, что они делают очень нужное дело, вскрывают общественные язвы, борются с коррупцией, с произволом властей. Всё так, борются, не спорю. Но слишком часто такая борьба переходит в другую форму, когда она начинает оплачиваться теми, кто направляет её в нужное для себя русло. И получается, борец-журналист вроде бы ещё борется с язвами общества, но уже не со всеми, а с теми, борьба с которыми хорошо оплачивается. И получается, что журналист продаёт и свою репутацию, и перо, и принципы. Кто дороже, кто дешевле. И для того чтобы теперь всегда жить в таком состоянии, тоже нужно нравственное здоровье. Но это их проблемы. Нам же нужно совсем другое: чтобы, несмотря на всё, журналистика жила, а не влачила отвратительное существование. В этом наш смысл, наша жизнь, наша сила. Благодарю за терпение наших читателей и прошу прощения за пафос. Так уж выходит...

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых