Примерное время чтения: 9 минут
269

Кто ждёт, всегда дождётся

Убежать от себя нельзя, а вот выйти из себя – вполне можно

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ В МИРЕ ПОЯВИЛОСЬ МНОЖЕСТВО «СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КАЗАХСТАНУ», КОТОРЫЕ ВЫСТУПАЮТ С РАЗЛИЧНЫМИ СУЖДЕНИЯМИ О НАШЕЙ СТРАНЕ. ОСОБЕННО АКТИВНЫ ЗДЕСЬ, КОНЕЧНО ЖЕ, РОССИЙСКИЕ АНАЛИТИКИ. НО ПОЛИТОЛОГ ДАРЬЯ ОСИНИНА, РАБОТАЮЩАЯ В ФИНАНСОВОМ УНИВЕРСИТЕТЕ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РФ В МОСКВЕ, ЯВНО НА ЭТОМ ФОНЕ ВЫДЕЛЯЕТСЯ КАК СПЕЦИАЛИСТ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОРОШО ЗНАЮЩАЯ КАЗАХСТАН И МНЕНИЕ КОТОРОЙ В МОСКВЕ ОЧЕНЬ ВЕСОМО. ЧТО ЖЕ ОНА ДУМАЕТ О ПРОИЗОШЕДШЕМ И ПРОИСХОДЯЩЕМ В НАШЕЙ СТРАНЕ? А ТАКЖЕ О ЕЁ БУДУЩЕМ. [газетная статья]

Дарья Осинина.
Дарья Осинина.

НЕ БЫЛО НИКОГДА ТАКОГО, И ВОТ…

– Какой, по вашему мнению, общий лейтмотив оценок московских экспертов, аналитиков и просто наблюдателей? Что здесь, по их мнению, случилось?

– Интерес россиян к ситуации в Казахстане вполне объясним. У нас с вами самая протяжённая непрерывная сухопутная граница в мире, тесные экономические отношения (благодаря членству в ЕАЭС обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы). У многих россиян родственники живут в Казахстане. А как сотрудник вуза могу только подтвердить данные официальной статистики: среди иностранных студентов, обучающихся в российских вузах, по численности лидируют ребята из вашей страны. Да и вообще за 30 лет существования независимого Казахстана отношения с Россией были союзническими, отличались стабильностью и последовательностью, поэтому судьба его россиянам небезразлична.

Что касается оценок московских аналитиков, то среди них доминировало два взгляда. Одни видят преимущественно действия внешних сил, применение технологий цветных революций, которые раньше использовались на Украине и в Киргизии (штурм административных зданий, блокировка интернета и т. д.). Другой блок аналитиков влияние внешнего фактора не отменяет, но считает, что наличие внутренних проблем сыграло доминирующую роль в этих событиях.

– А предшествующие нашей «туманной революции» события могли натолкнуть вас на мысль о том, что возможно нечто экстраординарное? Ведь никто, согласитесь, даже не подозревал о возможных катаклизмах. Или всё-таки подозревал?

– Даты конкретные, конечно, никто не называл, но то, что подобный сценарий возможен, аналитики отмечали. В марте 2019 года Н. Назарбаев сделал ставку на «управляемый транзит власти», сохранив за собой максимальное влияние в политической системе страны через пост главы Совета безопасности и председательство в правящей партии «Нур Отан». Более того, серьёзное влияние он оказывал и на кадровую политику страны, согласно указу президента от 21 октября 2019 года назначения на целый ряд должностей проходили согласование с Н. Назарбаевым. В итоге в стране в определённой степени было двоевластие. На первых порах это было уместно, обеспечивалась политическая преемственность, выстраивалась последовательность государственного курса. Но дальше требовались реформы, которые назрели объективно. Для их проведения нужна своя команда эффективных управленцев, менеджмента среднего звена, а главное, нужна вся полнота власти.

События января 2022 года показали, что были сложности с оперативным реагированием, проблемы с силовым блоком. Всё это результат раздвоения политических полномочий. Поэтому, отвечая на ваш вопрос положительно, я подразумеваю то, что аналитики предсказывали подобные сценарии, опираясь на неполноту совершенного транзита власти, подчёркивая, что в критический момент подобное распределение полномочий может помешать главе государства среагировать оперативно. Абсолютно все страны переживают кризисы, и протесты социально-экономического характера были сигналом для властей, что пора что-то менять, есть проблемы в конкретных секторах. Другое дело, что протесты часто используются внешними силами для продвижения своих интересов, для дестабилизации ситуации в стране. И тут всё зависит от руководства страны, насколько оперативными и последовательными будут его действия. Для этого очень важна не только политическая воля, но и концентрация максимально возможного спектра полномочий в руках президента страны (особенно председательство в Совете безопасности).

ОХ УЖ ЭТИ ЖУЗЫ

– У нас постоянно идёт полемика по поводу роли жузов в казахском обществе. Кто-то утверждает, что жузы по-прежнему важны, кто-то яростно это отрицает…

– Жузы отражают этнические особенности Казахстана, детально изучают их востоковеды. Когда мы говорим об экспертах, то чаще всего события комментируют политологи или экономисты, которые в этнические особенности страны вникают далеко не всегда ввиду специфики своей деятельности. Более того, этнический аспект, с одной стороны, требует серьёзных знаний (тут и знание истории, культуры, языка), а с другой – открывает очень широкое поле для анализа, провести который за один-два дня или неделю точно невозможно. А аналитика – продукт скоропортящийся, экспертное мнение нужно выдать здесь и сейчас. Поэтому многие политологи просто не затрагивают вопросы жузов в своих комментариях, в отличие от представителей академической среды.

– Вы в своих высказываниях тоже придаёте этому фактору немалое значение (за что вас яростно критикуют). И всё же жузы – это действительно важно?

– Что касается моего мнения, то исторически жузы выполняли функцию самоуправления у кочевых народов, содействовали решению возникающих проблем, обеспечивали координацию усилий для выживания людей. Сегодня, конечно, условия не те, и былых функций жузы не выполняют. А рассматривая данные традиционные институты, мы воспринимаем их как кланы, основанные на землячестве и родовых взаимоотношениях. Поэтому, анализируя политический истеблишмент и в целом элиту Казахстана, мы ориентируемся на ареал проживания актора и на род, который он представляет.

Исторически Старший жуз жил на юге страны, Средний жуз занимал центральную и северную часть, а Младший – Западный Казахстан. При этом длительное время управленцами считались представители Среднего жуза, «бизнесменами» и наиболее состоятельными казахами – Старший жуз, живший в богатом регионе, занимавшийся товарообменом с соседними территориями, с крупными экономическими центрами вроде Бухары и Хивы. Подобный статус Среднего жуза негласно поддерживался вплоть до середины 1950-х годов по двум причинам: во-первых, территориально Средний жуз располагается ближе к России, а во-вторых, его географическая близость к российской границе стала причиной высоких в сравнении с остальным Казахстаном темпов урбанизации.

В 1953 году после смерти И.В. Сталина в системе государственного управления происходят серьёзные перемены. В частности, реформируется система Советов – начинается процесс децентрализации в управлении республиками. В 1960 г. во главе Казахской ССР стал друг Л.И. Брежнева Д. Кунаев, представитель Старшего жуза. С этого момента началось продвижение в высшие коридоры власти представителей Старшего жуза, к которому относится и Н. Назарбаев, и К.-Ж. Токаев. Если проанализировать сегодня состав управленческой элиты республики, то он в большей степени состоит из представителей Старшего жуза (более чем на 50%), причём до недавнего времени четверть приходилась на род шапрашты, который считали доминантной группой в Казахстане. Всё это представители юга. Можем ли мы в таких условиях не учитывать фактор наличия жузов и их влияния на политику? Я считаю, что нет.

– То есть фактор жузов по-прежнему будет играть существенную роль в нашей внутриполитической жизни?

– Относительно восприятия населением жузов и родов, здесь история упирается в политику. В советское время публично о жузах нигде не говорили, был совершенно иной конструкт самоидентификации – советский гражданин. Подобная политика поддерживалась вплоть до второй половины 1980-х годов, когда особую роль в союзных республиках начал играть национально-демократический фактор, а главами центральноазиатских республик был взят тренд на национальное возрождение. В этот период впервые за долгое время публично заговорили о жузах.

После распада СССР в период построения суверенного Казахстана Н. Назарбаев эту тему активно поддерживал, проводя политику по консолидации титульных этносов и легитимации этнократии с целью сделать политический режим более стабильным и менее подверженным влиянию внешних центров силы. С середины 2000-х гг. тема жузов перестала быть популярной, что связано с несколькими факторами: во-первых, во власти начали доминировать представители Старшего жуза, или, говоря иначе, южане, а педалировать эту тему смысла нет. Политика во многом задает моду на те или иные темы. Во-вторых, влияние оказывает общий процесс вестернизации, продуктом которой является современное поколение. Все это влияет на восприятие людей и отношение к традиционным институтам.

На мой взгляд, каждое общество имеет свои особенности, которые игнорировать нельзя. Причём иногда особенности могут быть характерны для конкретных сегментов общества. Например, в России в Северо-Кавказском регионе активно действуют советы старейшин при главах республик, они играют огромную роль в поддержании ценностно-мировоззренческих взглядов населения, сохранения традиций и культуры, а также влияют на местную политику. Наличие подобных традиционных институтов власти отражает особенность этих республик, они гармонично вписаны в существующие политические системы регионов.

И КАК НАМ ДАЛЬШЕ ЖИТЬ?

– Ну и, наконец, о будущем. Как вы думаете, по какой траектории будет развиваться ситуация в нашей стране? Или, если точнее, так: по каким линиям она теоретически может развиваться?

– Во внутренней политике Казахстан ждут реформы, причём не только в экономической сфере, но и в политической. Начнутся они до окончания первого срока К.-Ж. Токаева и станут основой его предвыборной кампании. Скорее всего, президентские выборы впервые за последние 25 лет пройдут согласно графику в 2024 году. В пользу этого говорит озвученное К.-Ж. Токаевым решение не баллотироваться более чем на два срока. А реализовать анонсированные реформы в более короткий промежуток сложно.

Помимо реформ основной мотив ближайших пары лет – это стабилизация ситуации и выстраивание обновлённой «вертикали власти». Обеспечить сиюминутные масштабные кадровые перестановки в большинстве структур проблематично, как по причине отсутствия собственной команды, так и ввиду наличия внутриэлитного раскола и народного недовольства политикой руководства страны. Именно этим и объясняется политика «компромиссов», на которые идёт К.-Ж. Токаев, проводя кадровые перестановки.

Во внешней политике, на мой взгляд, будет обеспечена преемственность курса. Анонсированные за последние несколько недель решения демонстрируют приверженность всем озвученным ранее обязательствам. Приоритетными внешними направлениями для Казахстана останутся Россия, Китай, США, Великобритания и Турция.

Сергей КОЗЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)