Примерное время чтения: 9 минут
74

Конторе спишут?

В новый Казахстан – со старым парламентом

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, КАК МЫ ПРОВЕДЁМ ЛЕТО БЕЗ НАШИХ «ИЗБРАННИКОВ» И ЧТО С НИМИ БУДЕТ ОСЕНЬЮ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Мы с тобой не так давно посвятили диалог завершению политсезона, но вот и парламент ушёл на каникулы. Отчитались, сколько законопроектов они приняли, сколько рассмотрели и т. п. Так что сезон сей и впрямь, похоже, завершён до осени. Несмотря на то, что раздавались голоса, будто бы парламент наш не на каникулы уйдёт, а заявит о своём самороспуске, что было бы совершенно логично, учитывая состоявшийся референдум по Конституции. Потому как поправки в Основной закон приняты, а оформить их законодательно – это вопрос чисто технический и депутатам нынешнего созыва должно быть, наверное, несколько обидно оттого, что оставили их ещё на какой-то срок лишь для отработки технической функции, то бишь просто проголосовать за то, что уже принято населением страны. Ну, сказано сидеть ещё, будут, значит, сидеть ещё. Скажут самораспуститься, то и сделают как надо. Вопрос не в этом, а в том, когда же сочтут в Акорде нужным проводить досрочные парламентские выборы. Ибо партии продолжают возникать, лидеры начинают проявлять себя и ждать ещё пару лет до следующих по графику выборов они просто не могут, здесь нет никакой логики. Хотя то тут, то там слышатся голоса, что наш Минюст неохотно что-то регистрирует новые партии, инициаторы которых, по их же утверждениям, создают эти партии, так сказать, снизу. И по-прежнему бытует мнение, что все партии в стране создаются только сверху, по инициативе администрации главы государства. И что такая практика сохраняется и сегодня. Но тем не менее партии появляются, все ли они от администрации, сказать сложно. Почему я акцентирую внимание на парламенте и партиях? Да потому, что это два самых явных индикатора политического процесса и того, что называли нам появлением нового Казахстана, если учесть, что парламент в нём должен теперь играть определяющую роль в политических и общественных процессах. Но пока что эти индикаторы проявляют себя довольно вяло…

Сергей Козлов.
Сергей Козлов. 

Виктор ВЕРК: Знаменитая формула Касым-Жомарта Токаева «сильный президент – влиятельный парламент – подотчетное правительство» пока хромает, по меньшей мере на две из трех ног. И двухэтажный депутатский корпус, и вроде бы сформированное с его участием «правительство президентского доверия» за три года, минувших с провозглашения Касым-Жомартом Кемелевичем этой вполне себе рабочей с виду формулы, так и остались фигурой речи. Да, возможно, нынешний парламент персонально интереснее предыдущего, но он институционально недееспособен. В конце концов, этим и объясняется существование многочисленных «консультативно-совещательных органов» при президенте, которые по большому счету едят парламентский хлеб. Для того чтобы проголосовать за спущенные из правительства и администрации президента законопроекты, совсем не обязательно содержать за счет бюджета полторы сотни псевдополитиков. Ты ведь не станешь отрицать, что парламент должен определять стратегический курс страны, как внутренний, так и внешний, с учетом позиций политических элит, выраженных через парламентские партии? А у нас спроси любого депутата: в чем он видит сверхзадачу парламента? И он, независимо от своей формальной партийной принадлежности, ответит что-нибудь вроде: в законодательной поддержке президентского курса. Кто-то скажет: в президентской республике так и должно быть. Но тогда сейчас, учитывая непростую геополитическую ситуацию, серьезные проблемы в экономике, стремительное падение уровня жизни большинства населения, стоило бы вспомнить ноу-хау прежнего президента, взявшего на себя законодательную функцию парламента с помощью указов, имеющих силу закона. А уже потом, заложив основы нового Казахстана, в том числе многопартийный политический рынок, дать возможность появиться действительно влиятельному парламенту. Которому не нужны «подпорки» в виде НСОД, курултая или, прости, господи, ассамблеи народа. К слову, последнюю, или тот же курултай, вполне можно преобразовать в верхнюю палату парламента без содержания государства – пускай себе собираются четыре раза в год, чтобы выразить отношение региональных и/или национальных элит к практическим шагам сильного президента и подотчетного (ему) правительства. Это, конечно, будет выглядеть не слишком демократично, зато честно по отношению к тем, кто три года назад голосовал за сильного президента. Посмотри на последние социологические замеры: большинство не доверяет ни одному государственному институту, кроме президента, да и его рейтинг демонстрирует, как принято выражаться в нашем подотчетном правительстве, «отрицательный рост». А почему? Да потому, что люди хотят увидеть конкретные очертания обещанного нового дома, а не бесконечные перестановки мебели в старом.

Виктор Верк.
Виктор Верк.

С. К.: Кстати, на днях состоялось и заседание Высшего совета по реформам при президенте… Ты помнишь, как мы с тобой ждали появления этого, скажу прямо, прогрессивного органа? Как ждали, а может, хоть сэр Сума Чакрабарти вдохнёт магическую энергию в процесс наших реформ, и скоро, очень скоро мыуслышим о совершенно новых передовых идеях по преобразованию нашей экономики, что… В общем, ты помнишь, нет? И? «…Началось с обсуждения концепции развития финансового сектора». Акцентировано внимание на «перспективах внедрения и использования блокчейн-технологий и цифровых валют центральных банков». Было также констатировано, что неважно у нас обстоят дела с финансовыми пирамидами: за первые пять месяцев года такие организации завладели имуществом более 17 тысяч вкладчиков на сумму свыше 27 млрд тенге… Может, это, конечно, очень важно, но хочу спросить: а при чём тут реформы? Может, данные вопросы, также, впрочем, как и меры по развитию безопасной атомной и водородной энергетики, уместнее было бы обсуждать на заседаниях кабмина? Или в соответствующих ведомствах? Создаётся впечатление, что повестка дня Высшего совета по реформам какая-то вымученная, что ли. Надо хоть что-то обсуждать, вот и обсуждаем. И одновременно тем, кого представляет сэр Сум, сигналы подаём – всё, что нужно, делать будем, как и обещали. И цифровые дела, и зелёную энергетику, и в сфере миграционной политики. Один только пункт пока остаётся вне этого совета, но, уверен, пока – область гендерных отношений…

В. В.: Судьба ВСР аналогична судьбе его предшественников вроде Высшего экономического совета, в который когда-то Назарбаев кооптировал действительно серьезных людей и даже приглашал Григория Явлинского. Но без политической воли даже архиреформаторы бессильны, а все созданные под них «потешные» структуры обречены на постепенное забвение. Уже сегодня ВСР не интересует даже аналитиков, не говоря о медийщиках. А что до сэра Сумы… Он, возможно, и сам уже понимает, что превратился в свадебного генерала. К слову, он ведь по совместительству консультирует (если еще консультирует) узбекского президента. У того сейчас серьезные внутриполитические проблемы, и ему совсем скоро могут не понадобиться реформы экономики – сохранить бы власть…

С. К.: Впрочем, помимо нашей внутриполитической повестки наблюдаем мы и повестку внешнеполитическую. Состоялся саммит прикаспийских государств. Интересное, скажу я, мероприятие. Каждый в Ашхабаде говорил о своём. Кому-то важен транспортный коридор «Север – Юг», кому-то «Восток – Запад», но лейтмотивом звучала одна тема – безопасность. Фактически всё итоговое коммюнике саммита посвящено именно этому. Чтобы ни-ни, никто и никак, кроме стран прикаспийской пятёрки, не появился на этом море с точки зрения военного присутствия. Любопытен пункт и об «обеспечении стабильного баланса вооружений прибрежных стран». Уж очень сильны опасения того, что кто-то захочет всё-таки использовать это море как военный плацдарм. Помнится, как в 1993 году на Каспии проводились впервые международные военно-морские учения. На первый взгляд, забавно: в них участвовали военные катера и один тральщик (образца 1952 года) от Азербайджана, на борту которых были смешанные азербайджано-турецкие экипажи. Но всем остальным прикаспийским странам стало не смешно, и они приступили к разработке специального правового документа, который бы исключил подобные моменты. Работа продлилась четверть века. Кстати, этот документ, пресловутая Конвенция о правовом статусе Каспия, принятая в Астрахани в 2018 году, до сих пор не вступила в силу. Почему? Да потому, что Иран до сих пор её не ратифицировал. Об этом заявил наш президент Токаев, призвав иранцев сделать это как можно быстрее. Ну вот, собственно, и все политические события, относящиеся к нашей стране на данном временном отрезке. Я про Каракалпакию не говорю, это другое…

В. В.: На внешнем фронте Казахстан выглядел скорее эффектно, нежели эффективно. Нацбанк показал неспособность защитить тенге под натиском рубля, мутную историю с сухогрузом «Жибек жолы» многие восприняли как предвестие вторичных санкций, несмотря на «выигранную» нашим президентом у соседского вербальную дуэль в Санкт-Петербурге. Как по мне, участие нашего судна, пусть и арендованного Россией, в непонятных перевозках зерна из региона боевых действий должно быть по достоинству оценено высшим руководством нашей страны. Это будет полезно как для нейтрализации внешних «второсанкционных» угроз, так и для внутреннего имиджа власти. Что касается главного героя нашего с тобой базара – парламента, то он должен был бы, не дожидаясь указаний сверху, отозвать сам себя с каникул и инициировать депутатское расследование этого и возможных других инцидентов (глухими намеками на них сегодня полны соцсети). Вызвать на ковер правительство, собственника злосчастного судна и представителей всех заинтересованных ведомств и учинить дотошный публичный разбор полетов. Практического смысла в этом, возможно, не очень много, зато пользы для имиджа предостаточно. По крайней мере в стране и за ее пределами все увидели бы действительно влиятельный государственный институт, а не просто обременительную для бюджета «нотариальную контору». Увы, пока влиятельность нашего «двухпалубного» депутатского корабля существует лишь в предвыборной триединой формуле президента. Которого, судя по всему, такой расклад вполне устраивает.

Так что все идет к переезду в «новый» Казахстан со старым парламентом. Этой конторе наверху все спишут…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых