Примерное время чтения: 8 минут
70

Конституция непрямого действия

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, КАКАЯ ЖЕ НАМ НУЖНА КОНСТИТУЦИЯ, ТА, КОТОРАЯ У НАС УЖЕ ЕСТЬ, ИЛИ ТА, КОТОРОЙ У НАС ЕЩЁ НЕТ? [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Страна отметила 27-ю годовщину Конституции. Праздник, наверное, удался, хотя он сегодня довольно интересный, если учесть, что Конституция наша, так сказать, фактически приказала долго жить – ещё три месяца тому назад после принятия нескольких десятков поправок. Правоведы говорят, что это уже не та Конституция, а другая. Но поправки ещё в текст не внесены, так как парламент на каникулах, так что празднование, как бы вполне уместное – именно этой Конституции, которая принималась 27 лет тому назад. Хотя нужно заметить, что и раньше в этот текст вносились многочисленные поправки, но каждый год, несмотря на такое, праздновали же? Я напомню, что это происходило пять раз: в 1998, 2007, 2011, 2017 и 2019 годах. И каждый раз, что называется, по возрастающей. Поясню позже, что имею в виду. К примеру, уже через три года после принятия, в 1998 году, в Основном законе было поправлено сразу 19 статей. Убрали президентское возрастное ограничение в 65 лет и наряду с этим увеличили срок его правления с пяти до семи лет, это был старт вот таких смысловых изменений, которые потом развивались, как я сказал, по возрастающей, чтобы постоянно было понятно, чья это Конституция, для чего принята и как должна меняться. В тот же год сняли возрастное ограничение для госслужащих в 60 лет, распределили законодательную функцию парламента между тремя институтами – президентом, правительством и депутатами, отменили Конституционный и Арбитражный суды. Но куда более радикальные изменения произошли в 2007 году. Тогда было внесено уже более 40 поправок. По сути, изменения и дополнения были настолько серьёзными, что можно было считать данный, дополненный и справленный текст уже новой Конституцией. Сократили срок президентских полномочий с семи до пяти лет (так и осталось непонятным почему). Но одновременно в тексте именно тогда появилось определение «первый президент», на которого не распространяется ограничение на избрание более двух раз подряд. Я же сказал, по возрастающей. Была установлена пропорционально-партийная система. В общем, если вкратце, эта наша Конституция – как пособие по изучению политического развития страны.

Виктор ВЕРК: Править по свеженаписанному – любимое занятие нашей власти.  А ведь что такое Конституция? Это легитимный договор общества и власти. А у нас всю дорогу действовал неписаный консенсус: правители обеспечивают управляемым приемлемый уровень жизни, а те не мешают «благодетелям» получать сумасшедшие дивиденды от деятельности АО «Республика Казахстан». Сейчас ново-старое руководство этого АО (в смысле, новый здесь только первый руководитель) уверяет нас, что «скоро, очень скоро» мы все будем жить в новом Казахстане, богатом и справедливом. При этом все почему-то уверены, что его можно построить по старому архитектурно-планировочному заданию – не создавая полноценного политического рынка, эффективной системы самоуправления. Вот я, например, не вижу (по крайней мере пока) даже попыток перехода от суперпрезидентской республики к президентской. Потому что последней инстанцией в принятии судьбоносных для страны решений остается администрация президента – орган, не имеющий конституционного статуса. По сути, этот рабочий, чисто бюрократический институт, призванный всего лишь обеспечивать текущую деятельность главы государства, превратился в некоего демиурга, который неформально расписывает правила игры для всех трех конституционных ветвей власти, сам оставаясь негласным верховным арбитром, для которого никаких писанных правил не существует вовсе. Поэтому я не очень понимаю тех, кто винит в откате к авторитаризму «назарбаевскую» Конституцию, принятую почти три десятилетия назад. По большому счету она лишь закрепила де-юре то, что уже существовало де-факто.

С. К.: А как всё начиналось… Я хорошо помню тот день, 30 августа 1995 года. Запомнил его ещё и потому, что после моего радиорепортажа с хода голосования меня довольно сильно «поколотили» сотрудники главной пресс-службы страны. И отлучили на время от журналистского президентского пула. И за что?! Всего лишь за правду! А репортаж начинался с безобидной констатации того, что гидрометцентр оповестил граждан – над всей республикой безоблачное небо... И вот кто-то из пресс-службистов-грамотеев что-то в этой фразе не то услышал. Ну да ладно, вскоре всё гармонизировать. А вот ощущение того, что некий этап независимости закончился, в тот день было весьма острым. И начинался совсем другой этап. Я даже не о юридических аспектах говорю. Уверен, что подавляющее большинство сограждан не читали Конституцию и даже не планируют. Напомню, что первая казахстанская Конституция была принята 28 января 1993 года, в совершенно других политических условиях. И разрабатывалась она совсем иначе, нежели та, что голосовалась 27 лет тому назад. Тогда, во времена Верховного совета 12 созыва, ещё сохранялись сильные опасения, что может произойти новая узурпация власти, после того как исчезла коммунистическая узурпация. И всем хотелось побольше пресловутых «сдержек и противовесов», чтобы никто и ничто теперь не могло или не мог претендовать на властную монополию. И вот, несмотря на положения первой Конституции о президенте как представителе республики внутри страны и в международных отношениях, Верховный совет оставил право выступать от имени всего народа Казахстана только за собой. Ты понимаешь? Это ж... В общем, это была подпись под приговором – и для это первой Конституции, и для Верховного совета. Что стало и с ней, и с ним, мы знаем с тобой слишком хорошо.

В. В.: Тот Верховный совет во многом напоминал футбольную команду средней руки, накупившую суперзвёзд и лишь на этом основании объявившую себя законодателем мод в местной политической лиге. Между ними не было сыгранности, каждый стремился взять игру на себя, что сводило на нет все попытки командных действий. А Нурсултану Назарбаеву надо отдать должное: он сумел в одиночку обыграть всех этих месси и рональду, заставив одних вообще уйти из политики, а других подыгрывать ему без мяча. При этом 30 августа 1995 года даже потенциальная попытка отобрать у него мяч стала считаться грубым нарушением правил, заслуживающим красной карточки. Теперь после скоропостижного референдума 5 июня, на который было вынесено 20 с лишним поправок, «забитых» в один вопрос, стало ясно: вместо единоличного футбола в одни ворота теперь приветствуется формально коллективный, но опять в одни ворота…

С. К.: Да ладно ёрничать. С такими вот скептиками построишь новый Казахстан, как же. Да, народ всё ещё ждёт и верит, что новые поправки заработают для него, для народа. Когда-то же надо начинать? Вот мой хороший знакомый, юрист Женя Сейпульник, например, написал: «Не знаю, как вы, а я прям жду, когда положение статьи 6: «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы принадлежат народу. От имени народа право собственности осуществляет государство» – заработают. Жду, когда иностранные компании передадут свои доли в АО и ТОО гражданам Казахстана и получателями народных благ станет сам народ. Считаю, что с 05 июня республиканским референдумом признано незаконным нахождение в распоряжении (прямо или косвенно) иностранцев наших запасов. Я также придерживаюсь мнения, что именно со дня изменения Конституции иностранцы не могут более ни голосовать на общих собрания акционеров или участников, ни получать дивиденды от деятельности компаний, находящихся у нас. Покупать недра у народа – никаких проблем, а вот быть собственником АО или ТОО с контрактами на недропользование – никак». Понимаешь квинтэссенцию? Нефтяных воротил и прочих забугорных алчных прихватителей наших природных богатств погоним! Они ведь даже нефть народную к рукам прибрали! А теперь вот читайте и добро казахстанское отдавайте обратно. И всё по закону! По основному.

В. В.: А как же «стабильный и благоприятный для внешнего инвестора инвестиционный климат», «международные обязательства», заложенные неизвестно кем и непонятно как в пресловутые «соглашения о разделе продукции»? Даже если поправка о «народных недрах» появится (в чем не приходится сомневаться), она не будет реально работать, по крайней мере до тех пор, пока в стране не будет создан конкурентный политический рынок, жесткие принципы которого сделают власть не только вменяемой, это, кажется, уже реальность. Пусть пока на уровне одного человека, но и неизбежно сменяемой в результате честного и открытого футбола на встречных курсах. Вот сейчас некоторые утверждают, что в стране нет персоналий, способных играть на равных со сборной власти. Это чистая правда… на первый взгляд. А на второй совершенно очевидно: достаточно вместе с обществом, а не вместо него, как было раньше и пока что есть сейчас, взяться за написание обоюдно приемлемых правил политического футбола, и ситуация на поле изменится радикально, пусть даже не сразу. Это я о том, что реально новому Казахстану нужна действительно новая Конституция, голосовать за которую – после долгого и по-настоящему разноголосого обсуждения – нужно не на формально всенародном референдуме, а в реально многопартийном, истинно представительном парламенте (его мы так и не получили, кстати).

С. К.: Вместе с обществом? Да кто ж против-то? Назвал бы и представителей этого общества, кто способен, помимо уже до оскомины известных персонажей, внести что-то новое, являясь при этом авторитетными в глазах этого общества? Ладно, ещё подождём, нам не привыкать. Ну а вообще хотелось бы, чтобы наступил наконец этот долгожданный новый этап нашей истории. Бог с ними, с юридическими аспектами и нестыковками в новом тексте Конституции, главное ведь – чтобы её придерживались, а дух в неё заложен весьма способствующий и демократизации, и развитию, и соблюдению прав, и уж тем более ограничению верховной власти. Это факт, с которым не поспоришь. Хотя вот ты пытаешься... Но совершенных конституций не бывает. Есть только своевременные и конъюнктурные. А наша – как раз из первых. И на данном этапе нашей жизни она нам вполне подходит.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых