Примерное время чтения: 9 минут
3596

Кабмин замедленного действия

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О НЕДАВНИХ ИНИЦИАТИВАХ РУКОВОДСТВА КАЗАХСТАНА И О ТОМ, ПОЧЕМУ НАША СТРАНА ТАК ЗАВИСИМА ОТ ВНЕШНИХ ФАКТОРОВ, КАК ПОЛИТИЧЕСКИХ, ТАК И ЭКОНОМИЧЕСКИХ [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Президент Токаев на днях провёл расширенное заседание правительства, что стало, несомненно, информационным хитом. Любопытно, с чего глава государства начал своё выступление, – с того, что его поручение запустить национальную товаропроводящую систему с сетью оптово-распределительных центров, которое прозвучало более двух лет тому назад, не выполнено. Это очень нескромно, но не могу не констатировать, что это поручение просто не может быть выполнено нашей славной бюрократией, мы сказали сразу же, два года тому назад. И объяснили почему. Ну а в целом, если говорить о речи президента, то некото- рые фразы из неё впечатляют. На первый взгляд звучат они как бы привычно, однако в нынешней нашей ситуации – пугающе. «Регулярно выявляются факты бюджетных хищений», «Акимы утратили контроль за расходованием государственных средств», «Крайне важно навести порядок в торговой системе, имеющей один из самых высоких уровней теневой экономики – 40%. Факты спекуляции, манипулирования ценами, создания искусственного дефицита – это далеко не полный перечень нарушений». Но одно место всё-таки хотелось бы выделить особо: «В условиях сложной международной обстановки многократно возрастает актуальность продовольственной безопасности. Рост мировых цен на продукты питания уже достиг 34%. Цена пшеницы выросла на 47%, круп – на 18%». Вопрос: а нам-то что? Населения у нас около 20 миллионов, зерна, казалось бы, собираем с лихвой, да и других сельхозкультур тоже. Или не собираем? Или что-то в нашем агрохозяйстве всё-таки не так? Не могу остановиться, читаю президента: «На этом фоне в Казахстане наблюдается замедление темпов роста сельхозпроизводства. Производство сливочного масла сократилось на 12%, обработанного молока – на 7,5%, сахара – на 5,5%, сыров – на 3%. В то же время объемы импорта выросли на 22%. В частности, ввоз молока увеличился на 17%». Ого! Или я слишком эмоционален? Ответь мне, хладнокровный и рассудительный коллега и друг, что всё это значит?

Виктор ВЕРК: А то и значит, что есть у нас два центра информирования президента – его администрация (вместе со Счётным комитетом и прочими подчинёнными ему напрямую структурами) и его же (вроде бы!) правительство. И те и другие вливают ему в уши разную, зачастую прямо противоположную инфу. Кабмин уверяет, что всё у нас растёт и ширится, а потом президент, начитавшись сводок АП (то бишь своей администрации), рассказывает министрам «всю правду» про них и про их реальные дела, ставит новые, а чаще ново-старые задачи, которые, по кабминовским сводкам, оказываются как бы выполненными, а по апээшным – напрочь проваленными. Причём я почти уверен, что реальная картина даже провальнее той, что рисуют АП и прочие конторы «прямого подчинения». Да мы это и так видим хотя бы по ценникам в магазинах. Правительство, провалившее практически все ключевые поручения президента (по его же словам!), должно быть отправлено в отставку немедленно. Ты согласен? А вместо этого ему кабмину замедленного действия обещают осенью некие «кадровые решения». В итоге мы получим очередное ново-старое правительство, не озабоченное, по существу, ничем, кроме элементарного самосохранения. Ибо если раньше можно было просто уйти и рубить капусту в частных или квазигосударственных конторах, то сегодня отставка всё чаще приводит на нары. И судя по скандальным делишкам многих государственных мужей, становящихся достоянием гласности, этот «маршрут» и дальше будет популярным. Ведь «беспощадную борьбу с коррупцией», о которой президенту регулярно докладывают борцы, надо постоянно чем-то, а вернее, кем-то подпитывать. Поэтому в правительство приходит кто угодно, кроме «одаренных экономистов и предпринимателей», про которых Токаев сообщил в своём выступлении, что в стране их «много, но конкретных предложений у них мало, можно сказать, почти нет». Ты прекрасно знаешь почему. И Токаев тоже знает. В конце концов, мы с тобой прекрасно помним новейшую историю – приход во власть «молодых технократов» и их бесславную, а то и печальную судьбу. Марченко, Джандсов, Субханбердин, Каппаров, «иных уж нет, а те далече». Зато есть плоды многолетней   отрицательной селекции – во власть сегодня пришли люди, паталогически не способные проводить ответственную, самостоятельную политику, реализовывать собственную, а не спущенную из АП программу реформ. Долгая несменяемость власти сказалась на её вменяемости, поэтому таких постановочных разборов пролётов с выговорами, замечаниями, призывами «немедленно исправить и доложить» мы с тобой увидим ещё немало. А вот конкретных перемен к лучшему… Ты обратил внимание на поразительную быстроту реакции кабмина и отдельных министерств на критику президента? Это наводит на мысль, что они прекрасно научились за ночь писать работу над ошибками и утром бежать с докладом наверх. Но с таким подходом никакой новый Казахстан нам не светит…

С. К.: Вот из того, что ты сказал, следует, что всё у нас зависит от чиновников, от бюрократов. Вот они, мол, плохо руководят, вот у них есть свои шкурные интересы в различных отраслях экономики, вот они не заинтересованы в том, чтобы экономика у нас развивалась так, как надо, и пр. Всё так, согласен. Согласен также с тем, что всё это очковтирательство, фальшивая статистика и прочее, это норма в практике нашей исполнительной власти. Министры, безусловно, виноваты в том, что Казахстан, как сказал президент, зависим буквально от всего на свете, начиная от необходимого объёма посевных семян и до производства своих удобрений. Этому десятилетиями не уделялось должного внимания. Только слова, доклады, а на деле воровство средств, выделяемых на цели агрокомплекса. Я не случайно делаю упор на этой отрасли, хотя Касым-Жомарт Кемелевич говорил и о многом другом, где также у нас, извините, бардак и сплошная показуха. Но сегодня во всём мире звучит одна тема – надвигающийся голод. Я ведь не преувеличиваю? Не буду приводить здесь разные сообщения о каких-то странных явлениях вроде уничтожения посевов, пожаров на предприятиях по производству продуктов и т. д. Ну и о том, что кое-где ожидается неурожай. И вот на этом фоне Токаев далеко не случайно начал именно с агрокомплекса. И сделал на нём упор в своём выступлении. Что, ситуация действительно усугубляется? И как мы с тобой констатировали пару недель тому назад, надвигается какой-то шторм? Идеальный или нет, но шторм.

В. В.: Шторм надвигается, давление усиливается. Где-то прочитал версию, согласно которой скоропалительная отмена решения Новороссийского суда об остановке КТК стала возможной благодаря исчезновению с портала «Открытые НПА» проекта постановления Минфина, ставящего заслон прохождению через Казахстан в Россию подсанкционной продукции. Как говорится, вы нам – мы вам. Власть вынуждена садиться на шпагат между Россией и Западом, но, тем не менее, угодила в американский список потенциальных нарушителей конвенции. А попадание под танки вторичных санкций окончательно переведёт экономику и всю страну из режима развития (который объявлен, но толком не заработал) в режим выживания со всеми вытекающими, как говорится. А власть пока не может быть готовой к такой повестке дня, она занята исполнением президентских поручений двухгодичной давности. Хотя два года назад и мы, и весь мир находились в кардинально иной реальности.

С. К.: Что касается Каспийского трубопроводного консорциума и вообще нашей нефти, то напомню, что его акционерный состав представляет собой пёструю смесь из долей государств (России   и   Казахстана) и частных компаний (Chevron, Shell, «Роснефть» и «Лукойл»). А теперь позволю себе ещё раз напомнить о том, кому вообще принадлежит «казахская нефть». Есть, как известно, три крупнейших месторождения Казахстана – Тенгиз, Карачаганак и Кашаган, которые в совокупности дают 1 408 000 баррелей нефти в день, что составляет 72% всей добычи нефти страны. Так вот основными акционерами компаний, оперирующими этими месторождениями, являются известные гиганты (транснациональные, кстати) нефтяной промышленности. Приведу данные лишь по одной из них. ТОО «Тенгизшевройл» (Тенгиз) – это «Шеврон» (50%), «Эксон-Мобил» (25%), «КазМунайГаз» (20%) и «ЛукАрко» (5%). Надо дальше продолжать? А теперь вопрос, на который вот уже пару десятилетий мучительно пытаются ответить наши патриоты и прочие ревнители суверенности: а как так получилось, что и нефть нам, по сути, принадлежит лишь частично, и её транспортировка от нас не зависит, и вообще? И все эти годы ответ звучит один: так было надо. Не нам, конечно, а вот этим пресловутым транснациональным... Но сегодня куда острее встал вопрос: а можно ли с этим что-то делать? Как всё это изменить? И вот зазвучали бравурные речи, а как иначе. Президент сказал, что надо диверсифицировать маршруты экспорта нефти, значит, надо диверсифицировать! У нас, оказывается, есть порт Актау с возможностью транспортировки за рубеж, но нет танкеров. И как заявил на днях Касым Тлепов из Министерства индустрии и инфраструктурного развития: «В условиях дефицита паромного флота на Каспии планируется строительство собственного паромного флота в количестве 10 единиц». Ну и далее по списку, есть ещё трубопроводы Атасу – Алашанькоу, Кенкияк – Кумколь... Понеслись обещания их расширить, нарастить мощности, увеличить инвестиции. Всё, как и раньше, слова даже одни и те же. И ни одного имени министра, ответственного чиновника из нефтяной отрасли, кто был ответственен все эти предыдущие годы за то же самое, но всё дело провалил, увёл куда-то деньги, но отчитался об успешно проделанной работе и благополучно пересел в другое руководящее кресло...

В. В.: Президент прав, когда говорит: правительство должно занимать проактивную позицию, быть не просто штабом по исполнению, но центром по разработке. Но для этого нужно то, о чём мы с тобой не разбазарили. И это не просто абстрактная «политическая воля», а конкретные перемены: реальная многопартийность как необходимое условие существования политического рынка, реально свободные выборы, реально независимая пресса. Только это приведёт (не завтра, но в конечном счете) к превращению наших министров из мальчиков для ритуального битья в полноценных государственных мужей, отвечающих за свои решения и действия не только перед президентом, а, главное, перед электоратом той партии (или партий), которая это правительство сформирует. И уже оно предложит президенту свою программу развития страны. До тех пор, пока этого не будет, кабмины – предыдущие, нынешний и последующие – останутся безынициативной и безответственной ватагой вечных двоечников, которых (вместе с классным руководителем) директор оставляет на осень, вместо того чтобы без сожаления выгнать из школы. Вот только страна с ее внутренним и внешним актуалитетом не может бесконечно ждать осени. Она, как солнце, не уходит в отпуск.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых