15

Инонародное дело

Мы выбираем, за нас выбирают?

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ О ТОМ, ЧТО И КАК ПРОИЗОШЛО В МИНУВШЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ В КАЗАХСТАНЕ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Над всей республикой безоблачное небо… Во всяком случае так было в это избирательный день. В Алматы в центре было полно милицейских патрулей, людей в штатском, тоскливо и как бы праздно прогуливающихся, микроавтобусов с решетками на окнах – в общем, обстановка привычная. Я пришел на свой избирательный участок, где были порядок и молчание, сидящих в зале сотрудников участка и избирателей раз в десять больше, чем самих избирателей, которые в этот момент – а было около трех часов пополудни – пришли выполнить (как и я!) свой долг гражданина и человека, чувствующего ответственность за будущее своей страны.

Виктор ВЕРК: С ума сойти! Ты голосовать ходил? Похоже, среди всех моих друзей, знакомых и родственников нашелся-таки самый сознательный…

С. К.: Да ты что?! А я-то думал, что сейчас услышу: я, мол, с утра пораньше справил гражданскую нужду… Сам-то голосовал?

В. В.: Каюсь, не сподобился. Моей гражданской активности хватило только на позапрошлогодние президентские выборы. Тогда мне показалось, что нам впервые за много лет предлагают реальный выбор. Но от этой иллюзии меня очень скоро избавили… А ты, батенька, до седин сохранил гражданскую позицию. Большая редкость для ветерана «второй древнейшей»!

ВИКТОР ВЕРК: «МЫ С ТОБОЙ И МИЛЛИОНЫ ТАКИХ, КАК МЫ, ПОЛУЧАТ ОЧЕРЕДНУЮ НАДЕЖДУ НА ЛУЧШЕЕ. НА СЛЫШАЩЕЕ И ДЕЛАЮЩЕЕ ГОСУДАРСТВО, НА ЭФФЕКТИВНОЕ МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ, НА НОВЫЕ РАБОЧИЕ МЕСТА И ЗАРАБОТНЫЕ ПЛАТЫ…».

С. К.: Спасибо, коллега. Так вот подумалось мне: если так мало сограждан пришло сейчас, таких же ответственных, как я, значит, остальные уже проголосовали? Стало немного совестно. Мне дали листок со списком, где я должен был расписаться за то, что получил два избирательных бюллетеня – в мажилис и маслихат, – а там… В общем, моя подпись на этом листе, где мелким шрифтом занесено больше тридцати фамилий, моя подпись была… угадай, какая по счету?

В. В: Первая?

С. К.: Вот из-за таких скептиков-критиков-пессимистов нам так и живется сегодня. Третья! Пусть нас мало, но мы есть, несмотря на ерничество некоторых несознательных сограждан. Я взял два листочка, они были очень красивые, мне понравились, и внутри меня даже что-то приподнялось... Вот сейчас поставлю галочку напротив названия партии, которой я верю и с которой связываю свои сегодняшние надежды, но прежде войду в кабинку для голосования и сделаю все как надо, и тайна моего выбора останется при мне. Но кабинка почему-то оказалась без занавески на входе. Я вдруг почувствовал, что на глазах у женщины, которая только что выдала мне два бюллетеня (а она довольно внимательно на меня все время смотрела), я совершаю некий гражданский акт, не скрывая ничего и не стыдясь того, что делаю. Кстати, почему она так загадочно за мной наблюдала, я так и не успел осознать, решил позже спросить у тебя, что ты думаешь обо всем этом…

В. В.: Изволь! Начну с отсутствия шторки на входе. За это стоит сказать спасибо его величеству коронавирусу. Санитарные власти заранее предупредили: все, мол, делается для того, чтобы какой-нибудь несознательный элемент не начихал в святилище демократии, подвергнув других риску заражения. Но это, на мой декадентский взгляд, не главное. Главное – чтобы ты не оказался адептом так называемого «умного» голосования и не зачеркнул все партии, испортив драгоценный бюллетень. Вот почему та женщина так зорко тебя «пасла». Хотя, если уж начистоту, отсутствие графы «против всех» дискредитирует само понятие «выборы». Ведь нам с тобой оставляют очень сомнительную альтернативу: либо большой «Нур Отан», либо один из четырех маленьких «нуротанчиков». К слову, именно поэтому я не захотел отдавать никому свой голос… Даже в советские времена все выглядело пристойнее: по крайней мере не было всей этой трескотни про многопартийность и демократический выбор…

С. К.: Вот ты говоришь о дискредитации самого понятия «выборы». Я далек от того, чтобы аргументировать сравнениями. Любые сравнения не только, как говорится, хромают, они вообще неуместны. С кем или с чем сравнивать? С тем, что произошло в Америке, например? Вот уж выборы так выборы! Закончилось все срамным «штурмом Капитолия». Так вот я и не сравниваю. Я просто хочу сказать, что сегодня уместно говорить о дискредитации всего того, что связано с понятием демократии (и штурм здесь тоже уместно упомянуть). Мы с тобой из поколения, которое в эту демократию просто верило. Вот в СССР ее не было, а мы знали, что где-то она есть (Это я опять про Капитолий…). И когда уходил СССР, мы верили в то, что теперь она, родимая, далекая и добрая, придет и к нам. Тем более что ее нам обещали, что все мы были за нее, что альтернативы советскому тоталитаризму, как мы считали, никакой больше не может быть. А как же иначе? Был тоталитаризм, а теперь будет обязательно демократия. А что же еще может быть-то? Оказалось, очень даже может быть (Трампа и его сподвижников заблокировали в интернете). Может одновременно существовать и не то чтобы тоталитаризм, но и отнюдь не демократия…

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «КАЖДАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА В ЛЮБОЙ СТРАНЕ – ЭТО СЛОЖИВШАЯСЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА. У НАС НЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, НЕОТКУДА ЕЙ ВЗЯТЬСЯ. ЭТО НЕ САМОБИЧЕВАНИЕ И НЕ УПРЕК НИКОМУ, ПРОСТО КОНСТАТАЦИЯ». 

В. В.: Как в культовом фильме: по «повадкам вроде фраер, но не фраер точно»? Да, слава Аллаху, мы ушли от тоталитаризма. Но и сегодня лагерь тех, кто призывает «думать в ногу», силен. Посмотри, ну, скажем, не на Америку, а на соседей. Про Россию я уже не говорю, но даже на кыргызском «островке свободы» параллельно с выборами президента голосовали за возврат к президентской форме правления. А в наших палестинах от нее до тоталитаризма гораздо ближе, чем многим кажется.

С. К.: Я просто хотел сказать, что со временем – а времени потребовалось много – мы поняли, что все совсем не так, как было в то прекрасное романтическое время обрушения тоталитаризма. Когда я в 1993 году в ходе своей первой поездки в США узнал, что на местных выборах в штате Вашингтон каждый год фиксируется по несколько тысяч нарушения самого разного порядка, я не поверил. Такого для меня быть просто не могло. Всю мою веру в самое демократическое нельзя было так подвергать испытанию. Но об этих нарушениях мне поведали сами американцы, я ведь ездил именно изучать избирательную систему США. Ну да шут с ними. Я к тому, что каждая избирательная практика в любой стране – это сложившаяся политическая культура. У нас нет политической культуры, неоткуда ей взяться. Это не самобичевание и не упрек никому, просто констатация. Сформируется она или нет, не знаю. А выборы, которые мы сегодня имеем, пока безальтернативны. Смею утверждать, что если бы избирательные комиссии, как и весь выборный процесс, организовывали те, кто называет себя оппозицией, то все было почти так, как происходит сегодня.

В. В.: А кто сегодня у нас «оппозиция»? Судя по тому, как быстро сдулась ОСДП и как охотно народные коммунисты стали неким «инонародным» телом, их курируют в тех же кабинетах, что и «Нур Отан». После десятилетий, прожитых под лозунгом «Сначала экономика, потом политика», власть пытается контролировать и направлять любое мало-мальски самостоятельное проявление «инициативы снизу». А большинство из присутствующих на нашемпартийно-политическом поле давно привыкли к этому. Настоящая оппозиция возможна только там, где есть из кого выбирать. А сегодня весь выбор сводится либо к «Нур Отану» и «нуротанчикам» (как у нас), либо к бандитам вчерашним и бандитам сегодняшним (как у кыргызов). И знаешь, я предпочитаю наш выбор: он хоть и бутафорский, но зато куда более «вегетарианский». И еще спасибо «партии и правительству» за то, что я имею один главный для меня выбор – выбирать или не выбирать. Это главное, по крайней мере лично для меня, достоинство нашей «предсказуемой» демократии и основное ее отличие от советского тоталитаризма. Пусть вершат свое «инонародное» дело, но без меня! В выборное воскресенье президент Токаев пообещал две вещи: во-первых, реформы будут продолжены, и во-вторых – об этом он объявит уже в ближайшую пятницу, 15 января.

С. К.: Что он скажет, как думаешь?

В. В.: Полагаю, ничего захватывающего. Но главное не это. Просто мы с тобой и миллионы таких, как мы, получат очередную надежду на лучшее. На слышащее и делающее государство, на эффективное местное самоуправление, на новые рабочие места и заработные платы… В общем, курс прежний – на стабильность и развитие. Хотя, если честно, это взаимоисключающие понятия. Но народу большего и не нужно – он ведь думкой богатеет. Во всяком случае, судя по прошедшим выборам, наши рулевые думают о нас именно так…

С. К.: Кстати, президент Токаев накануне опубликовал свою статью «Независимость превыше всего», в которой, в частности, подчеркнул: «Недопустимо, чтобы форсирование политической модернизации, популистские лозунги привели к кризису государственной системы. По опыту некоторых стран мы видим, к чему приводит резкая смена парадигмы». Вписываются ли нынешние выборы в сохранение нашей парадигмы? Тот мажилис и те маслихаты, которые выбрали, не выбрали, – формировать все же надо. Или нет? А мы с тобой и иже с нами влиять на это либо не хотим либо не можем. Но ведь кто-то должен?..

В. В.: Слушай, ты же сам рассказывал, как пришел на избирательный участок в трех часов пополудни и обнаружил, что до тебя проголосовали только двое. А примерно в то же время ЦИК сообщил: явка избирателей по стране 47 процентов. Так что не волнуйся, дружище, за нас выбрали, за нас и сформируют. Чай оно не в первый раз…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество