Примерное время чтения: 6 минут
141

Идёт война гибридная  

Происходящие сегодня на планете события носят глобальный и многослойный характер. По мнению ряда экспертов, военные конфликты, что происходят в данный момент, говорят о формировании в мире нового баланса сил и завершении 500-летней эпохи доминирования Запада, нежелающего сдавать свои позиции. О том, как это может отразиться на Центральной Азии и, в частности, на Казахстане, мы поговорили со старшим преподавателем факультета мировой политики Казахстанско-Немецкого университета, политологом Игорем Ивановым [газетная статья].

АМЕРИКАНСКОЕ ВНИМАНИЕ – НЕ К ДОБРУ

– Центральная Азия – важный в стратегическом плане регион. В последнее время в свете происходящих в мире событий (украинский конфликт, напряжение в Тайваньском проливе, а теперь еще и палестино-израильский конфликт) существуют опасения, что он тоже может быть втянут в геополитическое противостояние со всеми вытекающими из этого последствиями. Насколько это реально?

– Мир живёт в условиях глобальной гибридной войны, которая наиболее ярко проявляется в информационном поле. Медийному воздействию подвергаются все страны без исключения. Рост цен на продукты тоже постепенно становится проблемой. Степень экономического и информационного воздействия может быть разной, но само воздействие является фактом. Существует очень высокая вероятность дестабилизации региона. Это может произойти в нескольких случаях. Первый – втягивание Ирана в прямой вооружённый конфликт с кем-нибудь из «конкурентов по глобусу». Например, с США, Израилем или ещё с кем-нибудь. Второй – вылазка боевиков из Афганистана с целью нападения на приграничные территории стран Центральной Азии. В обоих случаях регион может столкнуться с потоком беженцев и приходом из зоны боевых столкновений различных деструктивных элементов. Третий возможный случай – внутренняя дестабилизация стран Центральной Азии в соответствии со сценариями цветных революций.

Игорь Иванов.
Игорь Иванов. Фото: из газетных материалов

– В прошлом месяце регион посетил глава Центрального командования армии США (отвечает за планирование военных операций на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Центральной Азии) генерал Майкл Курилла. Он встретился с начальниками генеральных штабов министерств обороны всех пяти центрально-азиатских государств. Какова, на ваш взгляд, цель этого?

– На мой взгляд, США стремятся наладить военное взаимодействие со странами Центральной Азии под предлогом сотрудничества против террористов. После вывода американских войск из Афганистана Соединённые Штаты потеряли возможность полноценного военного влияния на регион. Однако на территории Афганистана действуют группировки, которые могут потенциально угрожать их политике на Ближнем Востоке. Американское командование нуждается не только в разведывательных данных, но и в гарантиях того, что страны региона не будут оказывать военно-техническую поддержку талибам и другим группировкам. Эти страхи актуализируются на фоне начала очередной палестино-израильской войны. Боевики из Афганистана могут чудесным образом оказаться где-нибудь в районе израильских границ или в районе одной из американских военных баз, расположенной на Ближнем Востоке. Для того чтобы минимизировать подобные риски, высокопоставленные американские военные и совершают дипломатические визиты в наш регион.

– Как мы знаем, недавно в Нью-Йорке по инициативе Белого дома прошёл саммит «США плюс Центральная Азия». В СМИ по этому поводу была лишь сухая информация. На ваш взгляд, о чём на нём говорили «не для прессы»?

– Важно не столько содержание этого саммита, сколько символизм факта его проведения. Президент Соединённых Штатов Америки выражает готовность поддержать сотрудничество со странами региона, граничащего с их главными конкурентами. Это сигнал для американских инвесторов и в целом для представителей западных компаний, благословляющий на активизацию сотрудничества. Необходимо также отметить и то, что этот саммит и возможный визит американского президента в одну из стран региона необходимо рассматривать в контексте глобальных противоречий и кризисов. До 2022 года Соединённые Штаты не проявляли такого интереса к региону, а заинтересованы они в ресурсах и средствах их доставки. Думаю, что сейчас ещё рано говорить о каком-то итоге. Первые результаты этой встречи можно будет оценить через год-два, когда будут цифры по вложенным в экономики стран региона американским инвестициям.

ПОЛИТИКА – ЭТО ПРО ДЕНЬГИ

– Заявив о своем нейтралитете в украинском конфликте, Казахстан, тем не менее, обязался перед Западом соблюдать антироссийские санкции. На фоне того что Кыргызстан отказался это делать, наша позиция выглядит, мягко говоря, странной. С чем это может быть связано?

– Необходимо обратить внимание на отсутствие какой-либо жёсткой реакции со стороны России на декларирование этих санкционных обязательств. Более того, Москва демонстрирует своё стремление развивать отношения с Казахстаном. Достаточно вспомнить недавнюю встречу президентов Казахстана, Узбекистана и России, давших старт запуску транзита российского природного газа через территорию Казахстана в Узбекистан по газопроводу «Средняя Азия – Центр». Сотрудничество с соседями в сфере транзита энергоресурсов по территории Казахстана способствует усилению международных позиций нашей страны. Это особенно важно в условиях роста международной напряжённости. Касым-Жомарту  Токаеву удаётся очень результативно посещать мероприятия в Нью-Йорке с участием Джо Байдена, в Берлине с участием Олафа Шольца и после этого встречаться в Москве с Владимиром Путиным. Поэтому, оценивая внешнюю политику Казахстана, необходимо исходить из того, что его географическое расположение является конкурентным преимуществом. Во многом поэтому партнёры Казахстана не заинтересованы портить отношения с Астаной.

– От прозападно и националистически ориентированных политологов постоянно звучат призывы к выходу Казахстана из ЕАЭС и ОДКБ.

– Казахстан стал частью интеграционных процессов, потому что альтернативного варианта просто не было. Казахстанским ресурсам нужен доступ на мировой рынок. Давайте посмотрим на карту и зададимся простым вопросом о том, какой маршрут транспортировки казахстанской нефти является наиболее безопасным. Территории России, Турции и Ирана в свете происходящих сейчас событий находятся в зоне риска дестабилизации. И если эта дестабилизация случится с Ираном, то под угрозой окажется транзитный потенциал всего каспийского региона. На этом фоне у Германии в частности и у Европы в целом растёт заинтересованность в увеличении закупок казахстанской нефти. Кроме того, европейские партнёры заинтересованы в закупке других полезных ископаемых. Касым-Жомарт Токаев даже предложил Олафу Шольцу создать консорциум для реализации совместных сырьевых проектов. Участие в интеграционных проектах, таких как ЕАЭС, ШОС, «Пояс и Путь», являлись для Казахстана надёжным вариантом. В условиях нарастания международной напряжённости необходимо идти по пути диверсификации торговых маршрутов. Казахстану нужно и дальше идти по пути получения экономической прибыли от реализации нашего транзитного потенциала, извлекая финансовую пользу из событий в глобальной геополитике. Рассматривать нужно разные варианты, но ни в коем случае нельзя ломать имеющиеся связи хотя бы потому, что главной угрозой для стабильности Казахстана в данный момент является инфляция. Слом интеграционных связей может ударить по кошельку среднестатистического гражданина.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)