aif.ru counter
405

Слово и дело. «Глухонемые» чиновники против «слышащего» государства

Во время празднования дня независимости в декабре прошлого года президент Токаев в своем выступлении, в частности, сказал: «Каждый чиновник должен помнить, что мы – часть народа, работаем для народа и среди народа. «Слышащее государство» – это отсутствие бюрократии в ее худших проявлениях. Это прозрачность всех процедур на основе цифровизации. В «слышащем государстве» каждый гражданин должен чувствовать себя в безопасности и быть защищенным от любых проявлений самодурства и некомпетентности со стороны чиновников. От таких чиновников мы будем решительно отказываться, избавляться». [газетная статья]

ВЕСТИ С ПЕРЕДОВОЙ

Как нам видится, время такого избавления если не наступило, то приближается быстро и неумолимо. Быть может, «первой ласточкой» этого стала смена главного санитарного врача Алматы Айзат Молдагасимовой после нескольких скандалов и жалоб на нее со стороны медицинских работников города.

Напомним, что госпожа Молдагасимова, помимо прочего, отличилась довольно своеобразным отношением к своим коллегам, фактически обвинив их в непрофессионализме в ходе борьбы с эпидемией коронавируса. Между тем эти врачи и медсестры находятся на переднем крае нашего невидимого, но повсеместного фронта, они рискуют своими здоровьем и жизнью, и от их работы зависит, выиграем ли мы эту схватку с невидимым врагом или уйдём с поля боя с невиданными потерями, то есть фактически потерпим поражение.

И вот как бы командир этих передовых частей, пытаясь объяснить потери в ходе борьбы, говорит: «Одной из причин является несоблюдение самими медработниками мер предосторожности. Нет такой настороженности, которая должна была быть. Ответственность главврача, руководителя – обеспечить сотрудников таким количеством масок и защитных костюмов, сколько надо».

Даже не удосужившись досконально выяснить, а были ли у медиков в достатке универсальные средства защиты? Врачи Центральной городской клинической больницы, где и произошло заражение 147 медиков, потребовали ее отставки.

Как вы полагаете, можно ли добиться успеха на передовой, когда боевые подразделения воюют с собственным непосредственным командованием?

Неожиданным диссонансом в этой во всех отношениях болезненной ситуации прозвучало письмо министра здравоохранения республики Елжана Биртанова, опубликованное на его странице в одной из соцсетей. Считаем своим долгом привести его полностью: «Дорогие друзья, я хочу обратиться ко всем своим коллегам: к медикам всех уровней, врачам, медсестрам, санитаркам, к руководителям медицинских организаций, сотрудникам санитарной службы, сотрудникам университетов и научных центров – тем, кто сейчас работает круглосуточно, без выходных практически с января месяца. Я знаю, многие из вас нереально устали, эмоционально истощены и выгорают. Многие не могут просто пойти домой и обнять своих детей. Многим страшно, некоторым обидно. Есть немало и заразившихся. Несмотря на это, вы каждый день встаете и идете работать, идёте лечить, спасать жизни людей. Вы спасаете людей не за деньги, не за славу, вы спасаете их потому, что работа такая, потому что никак по-другому. Я горжусь вами! Я горжусь нашими соотечественниками, которые поддерживают вас не словами, а делами: разносят еду и лекарства пожилым, шьют маски, оплачивают самолеты с необходимыми грузами, дают домашние концерты да и просто сидят дома на карантине. К сожалению, сейчас появилось и много псевдоэкспертов, скучающих на карантине «специалистов» и диванных критиков. Они заливают эфир соцсетей и новостные ленты мусорной информацией, непонятными оценками, нелепыми прогнозами и глупыми рекомендациями. Прошу вас набраться терпения, относиться ко всему этому снисходительно, профессионально. Не берите близко к сердцу… Сейчас наступили самые сложные дни. Сейчас от нас требуется выдержка и четкие профессиональные действия. Сейчас нам важно сконцентрироваться на работе. Сейчас не время для старых обид и разборок. Все это мы решим потом, когда эпидемия отступит, мы сделаем все возможное для этого. Пройдет время, пройдет эпидемия. Об этом напишут книги, снимут фильмы, многое забудется. Но вы сами будете знать, что именно вы были там, в больницах, днем и ночью, дни и недели. Вы – настоящие герои. Я верю, мы победим этот вирус. Его победит наш с вами профессионализм, наши наука и дисциплина! Берегите себя!». Очень верные, своевременные и поистине «целительные» слова.

КАК СЛОВО МОЖЕТ ОТОЗВАТЬСЯ?

Журналисты, непосредственно работающие со словом, хорошо понимают его весомость, его значение, когда оно произносится публично. Словом можно низвергнуть с пьедестала и даже с трона, словом можно возвысить и облагородить. Словом можно даже убить.

Государственные деятели, политики международного уровня понимают это не в меньшей, даже в большей степени, осознают свою ответственность за сказанные ими слова. Ибо произнесенное, брошенное в массы, в широкое пространство слово может обрушить рынки, вызвать панику на биржах, как это демонстрировал, например, президент США Трамп. Слово может стать casus belli (поводом к войне). Может поднять народ на подвиг и – вызвать бунт, беспорядки, социальный протест.

И в нынешней экстремальной для общества и государства ситуации верховная власть вроде бы изначально нашла точные, веские, нужные слова для обращения и общения с растревоженным обществом. И начала подкреплять их реальными действиями, что особенно важно.

В своем выступлении 10 апреля президент Токаев подчеркнул: «В условиях ограничений нужно, чтобы граждане не чувствовали изоляции от государства». И перечислил длинный список мер, которые государство предпринимает с целью облегчить переносимые сегодня нами трудности. Фактически они касаются каждого из нас.

Вынуждены вновь привести его высказывание, которое мы уже публиковали в связи с неразберихой в ходе выполнения его поручений: «…поэтому правительству в срочном порядке следует разработать пошаговый механизм и тиражировать его во всех СМИ и социальных сетях, чтобы каждый гражданин не выходя из дома мог получить помощь от государства».

Елбасы Нурсултан Назарбаев: «Ни один человек, ни один гражданин нашей страны не останется без поддержки». Народ услышал эти сигналы, воспринял их, поверил – пусть не без издержек восприятия, искажения их передачи. Но дальше начались «эксцессы исполнения» со стороны местных властей.

В крупнейшем городе страны Алматы, как известно, вначале были введены бумажные попуска, но с 7 апреля их отменил оперативный штаб по обеспечению режима чрезвычайного положения при акимате. Как там сообщили, «сформирована электронная база данных предприятий, продолжающих работу во время карантина».

То есть зачем-то решили сломать действующую систему пропусков, которую еле-еле наладили, и сделать новую, на ближайшие две недели. И в городе наступил с этим делом, мягко говоря, непорядок. Это создало множество проблем для самых разных предприятий, которые в прежней городской базе были, а теперь пропали из новой базы и должны заново там регистрироваться.

Люди давно запутались, куда и какие заявки подавать. В какой именно базе искать себя и свой автомобиль. На новом сайте infoalmaty.kz многие из списка разрешённых и ранее видов деятельности не могли себя найти, в том числе журналисты, строители и даже медики.

ПОЛУЧИТЕ, РАСПИШИТЕСЬ…

И наконец, о денежной помощи. Тут уж словесный «пинг-понг» был разыгран, что называется, в классическом стиле отечественной бюрократии.

На период действия ЧС президент Токаев распорядился: «Поручаю начать осуществлять ежемесячные выплаты лицам, лишившимся доходов в связи с введением чрезвычайного положения, в размере 1 МЗП (42 500 тенге)». Но вот в Минтруда не смогли с первого раза сформулировать правила осуществления этой выплаты: в версию от 3 апреля 2020 года внесли поправку уже 15 апреля.

И как было позже заявлено, «неустановленное число лиц получило средства на счета изза ошибок работы государственных систем. Гражданам, чьи доходы в январе-феврале 2020 года превышали 500 тысяч тенге в месяц, в выплате было отказано».

По словам министра труда Биржана Нурымбетова, из 400 тысяч обратившихся на 6 апреля 2020 года за соцвыплатой около 2 тысяч человек в первые два месяца года получали ежемесячные фактические доходы от 500 тысяч тенге и выше. «Но 16 марта они посчитали, что денег нет и они имеют право на 42 500, но я считаю, что с моральной точки зрения это неправильно», – сказал министр. То есть министр посчитал, что деньги у них есть и больше им не надо… Так и напрашивался вопрос: может, и имена этих «зарвавшихся» соотечественников будут названы? И это будет правильно?

И все, похоже, к тому и шло. На минувшей неделе Минтруда предупредило, что «будут привлечены к уголовной ответственности те, кто необоснованно получил 42 500». Но уже в этот понедельник тот же министр заявил: «Никто за то, что получил 42 500 тенге, будь то по ошибке или как, к уголовной ответственности привлечен не будет».

И тут не мог не созреть уже другой вопрос: вы там, в министерствах и акиматах, думаете, прежде чем что-то говорить? Про то, чтобы обдумать, прежде чем делать, – это мы уже поняли, здесь здравый смысл присутствует явно эпизодически. Но вот слова-то вы можете подбирать тщательнее?

На этом фоне неразберихи и словесной безответственности слово верховной власти, а значит, и государства девальвируется, теряет вес. Главное – теряет доверие. И провозглашенный еще в «мирное время» президентом курс на доверие общества к государству (пример – Совет национального доверия) важен как никогда – в этот критический для обеих субстанций момент общенациональной беды и национальной истории. Всё, что нагромождается сегодня, умышленно или по недомыслию и неумению нормально работать, на этом пути особенно деструктивно и даже разрушительно для «поствирусного» состояния страны.

Неумелая и некомпетентная «малая» власть на местах «до основания» дискредитирует всё, что пытается говорить и делать власть «большая», разумная и максимально конструктивная в наших нынешних предлагаемых обстоятельствах.

Виктор КИЯНИЦА, Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество