Примерное время чтения: 8 минут
211

Деньги всегда есть, только карманы меняются  

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов – о новом правительстве Казахстана, о первых шагах премьер-министра и об ожиданиях, которые породили его назначение [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Ну что, свершилось? То, о чём говорили очень, очень многие, произошло: правительство отправилось в отставку. Причём, заметь, само отправилось, а не так, как предсказывали бесчисленные наши «эксперты»: мол, на расширенном заседании кабинета, которое было назначено на 7 февраля, президент возьмёт да и отправит его, правительство, туда, куда предсказывали. И вообще, замечу, ни один прогноз не сбылся. Ни один, повторяю. Никто не смог назвать имя нового премьера, хотя списки предполагаемых кандидатов на этот пост были довольно длинными. А вот Олжаса Бектенова никто не назвал. Ну, мы-то с тобой такими глупостям, как гадание на новых именах, никогда не занимались, потому и можем с высоты нашей предусмотрительности немного потроллить, так сказать, наших коллег. Ну да ладно, не об этом речь. Само же назначение главы правительства было и неожиданным, и одновременно предсказуемым. Нет, не персонально. Что я имею в виду? А вот то и имею: мы неоднократно отмечали, что порядка у нас маловато в государственном управлении, а в некоторых сферах и вообще его нет. Нет порядка в финансах. Президент страны бесчисленное множество раз требовал от правительства и представить ему реальный план реформ, и отчитаться о реальной ситуации в экономике, и вообще навести реальный, а не отчётный, порядок в финансах и прочих сферах. И вот оно, судя по всему, началось. Первое заседание правительства под управлением нового его главы – это старт, начало того, о чём мы – ну хорошо, пусть буду один я – долго говорили, а именно: ситуация требует экстренных мер, и они будут предприняты. Бюджет будет пересмотрен в сторону сокращения и перераспределения расходов на самое необходимое. В течение десяти дней! Теперь никакие лоббисты выгодных для некоторых наших групп и кланов статей расходов не смогут повлиять не этот пересмотр. И апеллировать этим лоббистам не к кому – у Олжаса Абаевича, судя по всему, полномочия ныне такие, что возражать ему этим пресловутым олигархам смысла теперь не имеет. Далее, премьер-министр также заявил, что необходимо фактически заново переписать проект Налогового кодекса, изменив его концепцию. При этом, как он сказал, нужно учесть позиции экспертного и бизнес-сообщества. Поставлены задачи первому вице-премьеру Роману Скляру, также, в течение десяти дней, провести переговоры с собственниками всех крупных промышленных предприятий, в первую очередь в добывающих отраслях. О чём? «Они должны предоставить конкретные планы по созданию в ближайшее время новых производств высокого передела» – так сказал Олжас Бектенов. Были ещё интересные моменты в ходе этого, без преувеличения, знаменательного заседания кабинета, все не перечислишь. Лишь обобщу: стране нужны деньги, и деньги эти есть, но страна не могла до сего времени этими деньгами распорядиться так, как нужно было, и вот теперь эти деньги должны пойти на то, что стране нужно. Но вначале нужно отсечь от этих денег тех, кто всегда протягивал к ним свои цепкие руки и мог отгребать их себе, а не стране. Это я грубо, согласен, но постарался предельно яснее…

Виктор ВЕРК: Ну, во-первых, у нас еще ни одно из одиннадцати прежних правительств не исполнило того, что докт… извини, президент прописал. Вот после смены Смаилова на Бектенова все, начиная с президента, дежурно хвалили прежнего премьера. А за что, собственно? Удержал инфляцию? Ну, отчасти. Победил бедность? Отнюдь! Обеспечил приток внутренних и внешних инвестиций в экономику? Если бы… Единственное искусство, которым давно (еще руководя статагентством) в совершенстве освоил Алихан Асханович – искусство выдавать желаемое за действительное. При нем Министерство нацэкономики превратилось в неиссякаемый источник чиновничьего оптимизма: послушать министра Куантырова, так у нас растет все и везде. Вот только зарплаты и пенсии почему-то растут исключительно по номиналу, стабильно слабея по покупательной способности. По логике вещей, рост доходов населения должен напрямую отражаться на росте налоговых поступлений в казну. А значит, источником столь желанных правительству внутренних инвестиций должны быть в первую очередь мы с тобой – рядовые казахстанцы, добросовестные налогоплательщики. Ну, и, конечно же, большие и малые производства, на которых с ударной производительностью трудятся эти самые налогоплательщики. Вот тут и возникает «во-вторых». У нас откуда идут основные поступления в бюджет? Правильно, из Нацфонда (в этом году запланирован рекордный транш). Понятно, что дальше так жить нельзя, потому и приказывает генерал-лейтенант Бектенов в авральном порядке урезать все «непервостепенные» расходы. Для кого именно «непервостепенные»? Для бюджетников, живущих от зарплаты до зарплаты, или для операторов многомиллиардных бюджетных программ? Любое обрезание, и бюджетное в том числе, имеет смысл, если делать его с нужной стороны, иначе недолго выхолостить всю экономику. А теперь представь, какие толпы ходоков к Олжасу Абаевичу и к его замам потянутся со слезными просьбами «не резать под корень», «оставить чуть больше, чем другим»! И ведь каждый такой проситель найдет железные аргументы… Так что новому главе практически старого правительства не позавидуешь: у него нет никаких рыночных рычагов спасения экономики, а с нерыночными надо обращаться очень аккуратно, иначе до бунта на корабле недалеко. Но главное, у него катастрофически нет времени: власть слишком много, долго и затратно занималась шапкозакидательскими прожектами вроде пресловутых национальных проектов «великого и ужасного реформатора» г-на Келимбетова, поставленных на утрату спустя какой-нибудь год после их высочайшего одобрения. А нынче в еще не утвержденном президентом Нацплане развития до 2029 года нет ни слова о многом из того, с чем носились еще вчера: например, о строительстве АЭС. Упор делается на другие энергоисточники – в частности, на ветер и прочую зеленую энергетику. Видишь ли, кто-то умный где-то в АСПиР подсчитал, что по себестоимости атомный киловатт сравняется с ветровым, стало быть, овчинка АЭС не стоит выделки. При этом анонсированного президентом всенародного референдума вроде бы никто не отменял. Или я что-то пропустил?

С. К.: Пропустил, не пропустил, время, понимаешь, время поджимает. Касым-Жомарт Кемелевич не просто отправил правительство в отставку, – а он-таки его отправил, несмотря на то что оно якобы само ушло, – он отправил в отставку… переходный период. Во всяком случае создаётся такое ощущение происходящего. Согласен, в новом составе кабинета немало прежних министров, но скажу так: всем им даны поручения, и если они по-прежнему будут эти поручения выполнять, то есть так, как раньше, то сменить министра не представляется сложным или необычным. Другое дело – контроль за выполнением поручений и заданий. Ничего не хочу резкого сказать о работе прежнего премьер-министра, он работал как мог в силу своего понимания решения задач и в соответствии с кругом своих обязанностей и возможностей. Если кто-то считает, что возможностей у него было гораздо больше, а он, мол, ими недостаточно воспользовался, чтобы выполнять поручения главы государства, то тут можно возразить: чиновников высшего разряда, способных подняться над условностями, единицы. Что я имею в виду под условностями? А всё, что чиновника окружает, сопровождает в его карьере, препятствует его устремлениям, всё. Пусть это каждый понимает по-своему, но когда во главе правительства становится молодой, фактически неизвестный широкой публике бывший сотрудник администрации президента и тут же демонстрирует то, что никак не мог продемонстрировать его предшественник, это говорит о том, что наличие в правительстве прежних министров – явление сугубо временное. И если даже эти прежние и останутся на своих постах, то работать будут совершенно по-другому, ибо иначе их отстранят от работы, вот и всё.

В. В.: Не вчера и не мною сказано: в любой реорганизации-оптимизации всегда побеждает его величество аппарат. И система будет двигаться так и туда, как и куда величество пожелает. Если Олжас Абаевич сможет изменить вектор этого движения, то… перед нами третий президент Казахстана. Об этом вроде бы рано говорить, но на самом деле окончание президентской каденции Касым-Жомарта Кемелевича не за горами. К тому же что-то подобное в свое время случилось в одной соседней державе. Так что будем посмотреть, как говорится.

С. К.: И очень, очень многое случится в ближайшие недели. Следите за повесткой, за новостями, хотел бы я посоветовать всем, кого интересует наша политическая, экономическая и вообще всякая казахстанская жизнь. Я имею в виду следующее: Олжас Бектенов дал конкретные поручения и обозначил сроки их исполнения, и от того, как он будет реагировать на это исполнение или на неисполнение, зависит, оправдался ли выбор Токаева. Ну и, конечно, очень многое будет зависеть оттого, как докладывать новому премьеру будут о проделанной работе. Это ведь, по сути, ключевой момент в деятельности любого административного органа – коммуникация между звеньями. Министр доложил, что всё идёт как надо, поручения исполняются, бумаги пишутся, люди работают над решением поставленных задач. А на самом деле всё идет так, как всегда, исполнители имитируют деятельность, в бумагах одна халтура, все цифры «не бьются», и так из года в год. И поправить-то ничего нельзя, потому что везде и всюду именно так. Ты тут абсолютно прав, аппарат всё решает. И чтобы всё это изменить, нужно… В общем, посмотрим, как дело пойдёт, потому как все знают, как нужно, а вот на деле всё очень даже иначе…

В. В.: По большому счету я о том же самом, дорогой коллега.

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых