315

Что мир грядущий нам готовит?

В большой политике начнется большая игра

Пандемия не успела толком пойти на убыль, а мы вновь слышим тревожные вести об ожидаемой повсеместно второй ее волне. На планете количество погибших уже близилось к полумиллиону…

[газетная статья]

Но жизнь продолжается, идет интенсивный поиск действенных и спасительных медицинских препаратов, ученые из разных научных сфер в лабораториях или в режиме онлайн ищут ответы на сегодняшние драматичные вызовы. Среди них – наша собеседница Мара Губайдуллина, доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений и мировой экономики Казахского национального университета имени аль-Фараби.

И вновь – «эпоха перемен»

– Мара Шаукатовна, может быть, время гуманитариев еще не пришло в части прогнозов на будущее, пока беда не спешит отступать?

– Оно никуда не уходило. Конечно, я не гуру, но исходя из опыта истории политической, экономической, социальной мы знаем, что человечество уже входило в круговороты разнообразных кризисов, бывали и повальные эпидемии, но все события, как катастрофические, так и рутинные, в итоге вписывались в логику развития цивилизаций и жизнь продолжалась… Иначе мы бы с вами сейчас не вели этот разговор. Минует и эта беда, мы из нее также выйдем. Вопрос только – какими? Не надо иметь научных степеней, чтобы понимать: грядут совершенно новые, неожиданные для нас явления. В человеческом обществе, точнее сообществе, в том виде, как оно привыкло ощущать себя в последние десятилетия в условиях глобализации, произойдет сдвиг в сторону от унификации.

Исторический опыт многих стран подсказывает: чтобы вернуться в состояние стабильности, баланса, придется ограничить себя национальными, а возможно, в большей мере государственными рамками. Затяжной кризис 1929-31 годов прошлого века, когда упала вся мировая экономика, привел ко Второй мировой войне. Зная подобные сценарии развития событий, правительства и умные головы должны задуматься над этим опытом, путями выхода из кризиса и недопустимости серьезных социальных конфликтов и тем более их выхода на внешнюю арену.

– Страны разные и у каждой есть свои интересы. Искать и находить баланс, видимо, будет нелегко?

– Скорее всего, на региональном уровне будет усиливаться напряженность между небольшими государствами, у которых малый опыт самостоятельности, с теми, кто уже обрел свою мощь. Они-то, по крайней мере теоретически, смогут давить на более слабых соседей и таким образом решать свои проблемы. Это большая политика, большая игра. В мире такое уже неоднократно происходило, вполне возможно, будет и теперь. Конечно, всем хотелось бы вернуться к прежнему образу жизни, как в социуме, так и в общемировом пространстве, свободном для передвижения и коммуникаций.

Думается, в первое десятилетие после кризиса такие процессы будут ограничены, что скажется на психологическом состоянии не только социумов, но и государств. Я считаю, что мировая политика вплотную подошла к объективно назревшей необходимости пересмотреть систему международных отношений, ее архитектуру, сложившуюся после Второй мировой войны, и даже порядок, установившийся в конце 80-х – начале 90-х годов. Мир в ожидании ответственных акторов, ведущих политических игроков. Именно к ним повышенные требования, за ними решающее слово, хотя этими вопросами им надо было заняться гораздо раньше, до наступления нынешних драматических событий. Причем не только их пересмотреть, но и внести необходимые коррективы, учитывая, что мир успел шагнуть в иное, цифровое, измерение, освоить новые технологии, добиться огромного прогресса в науке.

Транснациональные корпорации, составляющие основу глобализации, двигают этот прогресс, но, обладая достаточно агрессивными стратегиями, в значительной степени подавляют социальные и экологические потребности общества, подчиняют хозяйственную деятельность государства своим интересам. Это одно из серьезных противоречий глобализации.

Конец глобализации?

– Такое странно слышать. Всегда казалось, что они-то как раз локомотив прогресса.

– Я вспоминаю конференцию десятилетней давности в Индии, в Кашмире, на которую съехались представители экспертных сообществ многих стран. Точка зрения западных участников конференции, которую выражали европейцы и американцы, была единой. Она сводилась к тому, что необходимо как можно скорее перейти к либерализованной демократии, построенной в странах Запада, – через унификацию и сопряженность всех стран, что поможет преодолеть любые противоречия, возникающие на этом пути.

Принимали эти тезисы, казалось, все. Но хозяева конференции, индийцы, выступили категорически против глобализации и объясняли свою позицию тем, что им необходим последовательный, а вовсе не стремительный переход к той демократизации, которая представлялась Западу идеальной моделью мироустройства. Сейчас начинаешь особенно остро понимать ход тех размышлений. Это проблема, с которой сталкиваемся и мы, то есть Центральная Азия и Евразия в целом.

– И с кем же нам по дороге?

– Казахстан выстраивает взаимосвязи с разными странами на основе многовекторной политики, но в тоже время мы оказались втянутыми в поток глобальной турбулентности, охватившей сегодня планету. Можно ли из этого выкарабкаться и как? Эксперты выстраивают положительные сценарии развития ситуации, но этого недостаточно, надо учитывать возможность и негативного хода событий. При этом нельзя забывать об историческом опыте, наработанном веками, чтобы не дать втянуть себя в опасные ситуации. Что очень важно сегодня, в условиях пандемии, когда остаются неотработанными приемы, подходы и поведение государств во всем мире. Центральная Азия, ЕАЭС, Евросоюз, Северная и Южная Америки – каждый регион, большой или малый, каждая страна – пытаются действовать исходя из собственной ситуации. И это одна из опасностей сегодняшнего дня.

Потому что преодолеть пандемию, не щадящую никого, можно только совместными усилиями, и здесь необходимо трезво отнестись к противоречиям, взаимным претензиям, в том числе внутри своего социума. Социальные сети сейчас буйствуют различными некомпетентными высказываниями националистического характера, это влияет на настроения в обществе, а иной раз и на действия руководства. Закрыть на это глаза или все же подключить к сетям экспертов с убедительной и взвешенной точкой зрения? Думаю, надо выбрать второе. В поисках исключительно национальной идентичности с позиции, кто кого в прошлом обидел, можно очутиться в опасном тупике. Пример США тому подтверждение.

– С отрицательными сторонами глобализации все ясно. Но ведь и в одиночку трудно выживать в современном мире?

– Я в любой дискуссии придерживаюсь интеграционной линии. Это один из наиболее позитивных вариантов выживания национальных государств, объединенных региональной близостью и взаимопониманием. Есть ее опыт, и позитивный, и негативный, есть варианты, работающие механизмы и т. д. Нужны ответственные личности, современный менеджмент, воля к преодолению и созиданию. Как говорится, соседи могут подраться, но все равно лучше и быстрее поймут друг друга, потому что живут в идентичных условиях. Интеграционная парадигма должна опираться на экономическую и социальную составляющую. Использовать эту близость – самое оптимальное решение для спасения своей идентичности, к которой стремится любое общество.

Светлана Синицкая

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество