Примерное время чтения: 9 минут
72

Браво выбору

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ПОСЛАНИИ КАСЫМ-ЖОМАРТА ТОКАЕВА НАРОДУ КАЗАХСТАНА И О ГЛАВНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СЕНСАЦИИ СЕЗОНА [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Как говорится, вот и дождались. В своём выступлении Касым-Жомарт Кемелевич опять выдал сенсацию – нас ждут очередные президентские выборы, какие уж по счёту, даже вспомнить сложно. Говорят, седьмые. Вопрос – а зачем на этот раз? – имеет тот же ответ, что и раньше: так надо. Власть удержать? Ведь до следующих, по действующей Конституции, выборов оставалось два года. Что за это время может произойти, никто сегодня даже отдалённо предположить не рискнет, если учесть, что происходит в мире и стране. Поэтому логично «застолбить» себе ещё семь лет, тем более что конкурентов вокруг как не было, так и нет. Логично? Логично. Пожалуй, это даже единственное объяснение сенсации. Тогда и последовательность обновления парламента выглядит встроенной в этот план, так как выборы депутатов теперь должны пройти в первой половине следующего года. Означает ли всё это кардинальную перезагрузку всей нашей политической системы, как об этом говорят некоторые политологи? Пока что особенно не видно. Да, парламент наверняка радикально в своём составе изменится, появятся новые партии, новые имена лидеров. Хочется в это верить. Сменится правительство. Но означает ли всё это, что появится реальная политическая конкуренция? Хотя бы потому, что все рычаги регулирования политическим процессом по-прежнему находятся в Акорде. В общем, всё как бы интересно и в то же время банально.

Виктор ВЕРК: Здесь можно отметить по крайней мере два любопытных нюанса. Во-первых, президент ни слова не сказал о, так сказать, международном положении. Хотя ему, кадровому дипломату, сам бог велел. Почему? Потому, что непонятно, чем закончится та самая геополитическая турбулентность, о которой Касым-Жомарт Кемелевич до 1 сентября вспоминал при каждом удобном случае. А теперь любое неосторожное слово может стать детонатором. Каких-то серьезных внешнеполитических успехов Казахстан за минувший год не добился, зато всерьез увеличил риски попасть под вторичные санкции. А тут еще вдобавок пошли разговоры о поставках через третью страну казахстанского (в смысле, советского) оружия на Туманный Альбион для последующей передачи Украине. Инфу поспешили опровергнуть, но, судя по заморозке казахстанского оружейного экспорта и созданию спецкомиссии при правительстве, дыма без огня не было. А это прямой риск поссориться с северным соседом, с которым вроде бы только что «сверили часы». Во-вторых, второй президент впервые в практике своих программных выступлений ни разу не упомянул своего предшественника. А внезапно возникшая депутатская «инициатива» вернуть столице прежнее имя? Ничего бы особенного, кабы не комментарий первого вице-премьера Романа Скляра: мол, идея «давно обсуждается» и теперь, после обкатки на общественном мнении, слово будет за парламентом. Знаешь, о чем я подумал? О том, что выборы нового депкорпуса, которые Токаев предложил провести в начале следующего года, затеяны исключительно для внешней «деелбасизации» политической системы. Именно руками новых депутатов президент осуществит денейминг столицы, отмену закона о первом президенте, возможно, даже вернет названным в честь Назарбаева улицам и объектам по всей стране прежние имена. Делать это с помощью депутатов, избранных в мажилис и маслихаты еще при прежнем руководстве «Нур-Отана» (в политсовет которого, кстати, входил и сам Касым-Жомарт Кемелевич, выступивший с инициативой ренейминга в первый же день своего президентства), согласитесь, несколько странно. А вот после досрочных парламентских-маслихатовских выборов очень удобно перевести стрелки: это, мол, новые молодые ребята, они жаждут перемен… Других причин парламентской досрочки я не вижу: нынешний состав Токаеву вполне лоялен, и можно было его не трогать, сэкономив время и деньги. Но, видимо, это именно тот случай, когда ради скорейшего перелистывания страницы не жаль потратиться на переиздание всей книги…

С. К.: Я согласен, хотелось бы больше предсказуемости в соблюдении правил и в их установлении. Вот в июне прошёл референдум по поправкам в Конституцию, и, казалось бы, правила обговорены, теперь нужно им следовать. Но оказалось, что их опять нужно менять. Зачем? О том, что нас ждут испытания, если не сказать потрясения, говорят буквально все. И нас, и окружающие нас страны. Как выражаются политологи, мы вступаем в период турбулентности. Нет чтобы прямо сказать: трясти нас будет, и ещё неизвестно, с какой силой. Ну а уж власть это понимает куда больше, чем мы и политологи, у власти информации побольше, нежели у кого-либо ещё. Вот и получается, что в период этой пресловутой турбулентности нужно крепко удерживать руль корабля, чтобы не выбило и не понесло нас по волнам на рифы. Поэтому в послании Токаева помимо политических моментов определены пять ключевых экономических направлений: новая экономическая политика, развитие реального сектора, стратегические инвестиции в будущее страны, перезагрузка государственного управления, а также закон и порядок. При этом президент сделал упор на проблемах выхода из уже довольно кризисного состояния страны – сырьевая зависимость, низкая производительность труда, недостаточный уровень инноваций, неравномерное распределение доходов. Далее он сказал о конкретных путях их решения: сохранить макроэкономическую стабильность, продолжать усилия по диверсификации экономики, по её цифровизации, развивать малый и средний бизнес, человеческий капитал, обеспечить верховенства закона. Это почти предвыборная программа.

В. В.: В экономической части послания я не нашел ничего нового, кроме разных предвыборных «плюшек». Все перечисленные тобой направления в различных редакциях повторялись и прежде. Та же идея «детского» Нацфонда предлагалась едва ли не с момента учреждения этого фонда – с отсылками к опыту арабских стран или Норвегии. К слову, министр нацэкономики Алибек Куантыров уже назвал астрономическую сумму максимальных накоплений на таком счету 3000 долларов. Этого, по его словам, хватит, чтобы купить дом в сельской глубинке. То есть сами авторы послания (а его текст писался с участием правительства и АП, как ты понимаешь) фактически признают политическую подоплеку всех содержащихся в нем «экономических» инициатив. Публике же нравится сам процесс получения каких-либо подарков сверху. К примеру, про снижение пенсионного возраста для женщин еще до сентября в Министерстве труда и соцзащиты предупреждали: это обернется уменьшением пенсионных накоплений, а значит, снижением пенсионных выплат в старости. Но кого интересуют скучные расчёты? Главное – приблизить заслуженный отдых. Притом что, по статистике, женщины живут дольше мужчин…

С. К.: Есть, правда, мнение, что горячее и активное обсуждение послания связано в первую очередь отнюдь не с политическими его аспектами, а с экономическими, то бишь с новыми социальными инициативами. Вот это в первую очередь народ и привлекло. Открытие детских валютных счетов, как ты сказал, снижение пенсионного возраста для женщин до 61 года, продление выплат по уходу за ребёнком. А уже дальше, что называется, согласно рейтингу популярности, идут президентские выборы этой осенью, парламентские выборы 2023 года, повышение минимальной заработной платы, ужесточение наказаний за бытовое насилие, единый утильсбор на ввезённые авто. И в конце этого социального рейтинга оказались такие, казалось бы, значимые темы, как выборность судей, градостроительный кодекс, налоговые поправки, системные провалы правительства. Теперь вопрос: что, согласно президенту, необходимо сделать в самое ближайшее будущее? Стимулировать частную предпринимательскую инициативу, отходить от госкапитализма и чрезмерного вмешательства государства в экономику, развивать конкуренцию, обеспечить всех граждан равными возможностями, добиться справедливого распределения национального дохода. Всё замечательно. Да, ты прав, об этом и раньше говорилось неоднократно. Также как и о том, что и кто мешает реализовать всё это. Кадры, понимаешь, всё те же кадры. Госаппарат, безынициативный, коррумпированный, связанный бесчисленными нитями с кланами и местными «элитами». А теперь ещё вопрос: удастся ли его если не заменить, то хотя бы обновить настолько, чтобы он мог реализовывать поставленные президентом задачи?

В. В.: Это называется «реформы объявлены». Присылайте реформаторов. Госаппарат пассивен потому, что наша политическая вертикаль устроена исключительно для движения сверху вниз, встречной полосы не предусмотрено в принципе. То же самое везде – от парламента до ОСИ в наших домах. Поэтому все перечисленные тобой красивые начинания таковыми и останутся. Чтобы президент мог повторить их в следующем послании, а благодарная публика воскликнуть: «Браво! Наконец-то дождались».

С. К.: Да ладно. Шла ведь речь и о столь желаемой тобой политической конкуренции. Так вот, сколько прошло после провозглашения политической реформы? Полгода. Сколько новых партий за это время мы увидели? Правильно, ни одной. Вот только не надо сетовать на то, что, мол, партии туго регистрируют и придираются к спискам, документам и т. п. Это не так. Регистрируют так, как положено. Это я знаю из высказываний самих новых партийных инициаторов. Просто работать как надо наши новоиспечённые партийцы так и не научились – не могут как следует оформить документы. Это факт, никуда от него не денешься. Или просто количество сторонников для первоначальной регистрации не могут набрать по всей стране. Это ж пахать надо, а не горлопанить или в сетях критиковать власть. Как написал на днях в своём телеграм-канале политолог Данияр Ашимбаев, «на текущий момент только две партии могут оперативно приступить к предвыборной кампании – «Аманат» и «Ак Жол», которые эффективно работают в режиме нон-стоп. Остальные либо в анабиозе, либо заняты внутренними склоками. Новых партий на данный момент не возникло, хотя есть более двух десятков анонсированных проектов. Особого впечатления они, честно говоря, не производят». К чему это я? Да всё к тому же: прежде чем требовать политической конкуренции, научитесь политической работе. А вот условия для конкуренции, на мой взгляд, вполне сегодня приемлемые. Так что, сказал президент, теперь дело за вами, политические активисты, оппозиционеры, патриоты и прочие активные сограждане.

В. В.: Когда-то после войны фронтовиков принимали в вузы без экзаменов, проведя лишь собеседование. А после первого года обучения отчисляли совсем уж неспособных. Вот и с партиями по-хорошему следовало бы поступить так же: зарегистрировать и допустить до выборов всех желающих, кроме явных экстремистов, конечно. А по результатам выборов отбирать регистрационные свидетельства. Но не у всех, кто не перепрыгнул пятипроцентный барьер, а у набравших, к примеру, менее двух процентов. У остальных появился бы стимул подтянуться к следующей электоральной кампании. На такой почве и в таком климате можно было бы ждать реальной многопартийности, а значит, перемен к лучшему. Только для этого стоит окончательно отказаться от пресловутого сталинского «наказа»: важно не как голосуют, а кто считает. Слабо?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых