Примерное время чтения: 8 минут
31

Без права на свободу

Девять лет назад Казахстана принял на своей территории пятерых узников секретной американской тюрьмы в Гуантанамо (Куба). В сообщении МИД РК говорилось, что наша страна пошла на этот шаг «на основании их личных обращений и соответствующего ходатайства управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, а также руководствуясь взятыми на себя международными обязательствами, в том числе с конвенцией о беженцах 1951 года, и исходя из гуманистических соображений» [газетная статья].

В одном из городов Восточного Казахстана 31 декабря 2014 года приземлился военный борт, который доставил троих йеменцев и двух тунисцев, подозревавшихся властями США в связях с террористической организацией «Аль-Каида». Все пятеро узников Гуантанамо провели в застенках американской тюрьмы более дюжины лет. В тот морозный новогодний вечер гостеприимные хозяева вручили бывшим сидельцам по теплому пальто и на несколько недель отправили в карантин. Только потом на спецтранспорте развели по местам дальнейшей дислокации: одних – в Семей, других – в Кызылорду. Кстати, все подробности их проживания в нашей стране засекречены согласно статье 4 пункту 3 закона РК «О беженцах» от 2009 года.

ПО СЕКРЕТУ И ПО ВСЕМУ СВЕТУ

 Попытку закрыть скандально известную тюрьму, расположенную на бессрочно арендуемой американцами военно-морской базе в заливе Гуантанамо (Куба), в январе 2009 года предпринял 44-й президент США Барак Обама. На тот момент в специальном лагере находилось 780 заключенных со всего мира, подозреваемых в терроризме. За несколько лет звездно-полосатый цугундер покинули 655 человек. Большую часть заключенных раскидали по всему свету: в Албанию, Грузию, Кувейт, Ирландию, Словакию, Бермуды, Бельгию, Казахстан и другие страны.

Фото: из газетных материалов

К нам под усиленным военным конвоем прибыли пять арестантов, захваченных коалиционными войсками в Афганистане: йеменцы Асим Табит Абдулла аль-Халаки (иденти-фикационный номер в тюрьме Гуантанамо ISN 152), Мухаммед Али Хусейн Ханайна (ISN 254), Сабри Мухаммад Ибрахим аль-Кураши (ISN 570), а также тунисцы Адел аль-Хакими (ISN 168) и Абдулла бин Али аль-Лютфи (ISN 894). Все они были арестованы после террористического акта, случившегося 11 сентября в 2001 года в Нью-Йорке. Американские власти подозревали их в связях с «Аль-Каидой», но за 13 лет нахождения за решеткой окончательных обвинений так и не выдвинули. В 2007 году эксперты объединенной оперативной группы Гуантанамо JTF-GTMO всех пятерых отнесли по степени потенциальной опасности к категории «средний риск». Незадолго до отправки в РК террористический статус переселенцев снизился до низкого уровня.

– В конце 2014 года в Гуантанамо меня посетила делегация из Казахстана, – рассказывал по Skype журналисту американского телеканала Fox News Сабри Мухаммад Ибрахим аль-Кураши. – Они сказали, что если поеду в эту страну, то буду свободным человеком. Я был так счастлив от мысли, что начну новую жизнь. Естественно, ответил согласием и с нетерпением ожидал начала новой главы в своей жизни. Но реальность оказалось полностью противо-положной.

ПОД КОЛПАКОМ

Судя по всему, наша страна так и не стала для узников Гуантанамо второй родиной. Согласно двустороннему соглашению между США и Казахстаном, бывшие заключенные до сих пор находятся под различными ограничениями. Например, они так и не получили документов, поэтому не могут официально устроиться на работу, получить образование, встречаться с членами семьи или покинуть населенные пункты, в которые их поселили. Также бывшим арестантам приходится жить при полном контроле сотрудников местных отделений Красного Полумесяца и силовых структур. Все финансовые расходы по содержанию гостей с Ближнего Востока и Северной Африки взяло на себя международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца.

Судя по сведениям, опубликованным в специальном меморандуме министерства обороны США, йеменец Асим Табит Абдулла аль-Халаки входил в состав элитной 55-й арабской бригады – интернациональной боевой единицы, воевавшей в Афганистане на стороне «Талибана» под личным руководством основателя исламской террористической организации «Аль-Каида» Усамы бен Ладена. В Гуантанамо он отсидел 13 лет. В Казахстан аль-Халаки прибыл, уже будучи тяжелобольным человеком. По словам земляков, все годы нахождения в застенках он страдал от почечной недостаточности и приступов подагры. После депортации в Казахстан 47-летнего араба поселили в Кызылорде, где ему стало хуже. Спустя 129 дней после приезда в нашу страну Асим Табит Абдулла аль-Халаки скончался.

– Однажды его состояние резко ухудшилось, он стал кричать от боли, – вспоминал Абдулла бин Али аль-Лютфи.

– Стонал так долго, что в конце концов потерял сознание. В 12 часов дня больного отвезли в местный госпиталь. Вечером мне сообщили, что он умер не приходя в сознание.

Родные попросили власти Казахстана выдать им останки бывшего узника Гуантанамо, чтобы похоронить в Йемене. Однако им отказали. Место упокоения Асима Табита Абдуллы аль-Халаки до сих пор засекречено.

На следующий день после смерти нас посетили представители силовых структур Казахстана, – рассказывал британскому журналисту-расследователю Энди Уортингтону бывший заключенный Абдулла бин Али аль-Лютфи. – Нас попросили подписать бумагу, подтверждающую, что он умер «по естественным причинам». Мы отказались. Наш товарищ три месяца ползал на руках по квартире и умолял о медицинской помощи. Я полагаю, что наши кураторы знали, что он умрет, и хотели от него избавиться. Похоронами занимались сотрудники секретной службы. Они скрыли от нас место захоронения. Просто отвезли на машине в безымянное место и сказали, что это кладбище.

В ТЮРЬМЕ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

 По информации американских спецслужб йеменец Сабри Мухаммад Ибрахим аль-Кураши проходил военную подготовку на главной тренировочной базе «Аль-Каиды» в Афганистане «Аль-Фарук». После завершения курса молодого бойца он вступил повстанческий отряд, которым руководил влиятельный иранский террорист известный под прозвищем Абу Мохаммад аль-Масри. Напомним, что именно этот полевой командир летом 1998 года стал одним из организаторов взрывов американских посольств в Кении и Танзании. После депортации в Казахстан аль-Кураши поселили в Семее. За девять лет проживания в нашей стране нелегал с Ближнего Востока так и не смог адаптироваться к новым условиям жизни. Он замкнулся, безвылазно сидит в съемной квартире, увлекся живописью, иногда рассказывает о своем житье-бытье в РК в социальных сетях, где создал специальный аккаунт под названием CAGE (в переводе с английского языка – «клетка»).

– У меня нет элементарной свободы передвижения даже по улицам вокруг моей квартиры, пишет он. – Наши кураторы преследует всех, с кем я контактирую, что делает невозможным общение. Им говорят, что мы террористы и опасны. Я не хочу никому причинять вред, поэтому прекратил попытки интегрироваться с местными жителями. Например, когда хочу покинуть свою квартиру, чтобы порыбачить поблизости, я должен позвонить в местный офис Красного Полумесяца и попросить сопровождающего. Иногда ожидание затягивается на несколько дней. Получается, что я оказался в тюрьме под открытым небом.

С ним не согласна глава регионального отделения Красного Полумесяца в Семее Альфия Мешина. По её словам, Сабри Мухаммад Ибрахим аль-Кураши живется в центре Абайской области гораздо лучше, чем тысячам других наших соотечественников.

– Нам приходится заботиться о бедных, больных и многодетных семьях, – объясняет она. – Большинство из них живут гораздо хуже, чем аль-Кураши. Разве он национальный герой Казахстана? Почему должен пользоваться льготами и привилегиями?

ДОЛГАЯ ДОРОГА В АФРИКУ

Спустя девять лет в Казахстане остались всего двое бывших заключенных тюрьмы Гуантанамо. Это йеменцы Мухаммед Али Хусейн Ханайна и Сабри Мухаммад Ибрахим аль-Кураши. Тунисцев Аделя аль-Хакими и Абдуллу бин Али аль-Лютфи несколько лет назад депортировали в Африку. Их отправили на ПМЖ в Мавританию. Один из них 9 мая 2021 года скончался. Как ранее сообщалось в документах, опубликованных на скандальном сайте WikiLeaks, покойный тунисец аль-Лютфи давно уже имел серьезные проблемы со здоровьем: в 1999 году ему был поставлен механический клапан сердца, имелись хронические проблемы с сердечным ритмом (мерцательная аритмия), камни в почках, латентный туберкулез, депрессия и высокое кровяное давление. Его соотечественник аль-Хакими продолжает «мотать срок» на чужбине.

– Адель был женат, у него растет дочь Хенд, – рассказывал журналистам его брат Имед аль-Хакими. – Он уехал в Афганистан, чтобы открыть мясной магазин, но в 2001 году его арестовали коалиционные войска Нидерландов. С тех пор жизнь моего брата пошла под откос. Жена с ним развелась и увезла дочь. Мы, его семья, не видели Аделя уже больше десяти лет.

Самое интересное, что в Гуантанамо содержалось всего 12 узников из Туниса. Из них семерых уже реабилитировали. Двое из этого числа вернулись на родину, а еще пятеро эмигрировали в Европу. Четверо продолжают жить в статусе нелегала на чужбине, а один нашел вечный покой в Мавритании.

Иван РЕЗВАНЦЕВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых