Примерное время чтения: 7 минут
21

Бдить, как БДИПЧ

НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ КАЗАХСТАНА СОСТОЯЛАСЬ ВСТРЕЧА С ПРИБЫВШЕЙ В АСТАНУ ДЕЛЕГАЦИЕЙ БЮРО ПО ДЕМОКРАТИЧЕСКИМ ИНСТИТУТАМ И ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА (БДИПЧ). СТОРОНЫ, КАК ПОЛАГАЕТСЯ, ПРЕДСТАВИЛИ ДРУГ ДРУГУ ЧЛЕНОВ СВОИХ КОМАНД, РАССКАЗАЛИ, КТО И КАКИМИ ВОПРОСАМИ ВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ БУДЕТ ЗАНИМАТЬСЯ, ДОГОВОРИЛИСЬ О ДАЛЬНЕЙШИХ КОНТАКТАХ [газетная статья].

ВЫРАЗИЛИ ОДОБРЕНИЕ

В этом рядовом протокольном мероприятии обратил на себя внимание такой нюанс. В голосе председателя ЦИК Нурлана Абдирова, сдержанного и по всем статьям уравновешенного человека, говорившего обычные в таких случаях слова, заметно звучали эмоционально окрашенные нотки. Позитивные. А в нескольких моментах он даже не по-дежурному пошутил.

Такое настроение главы казахстанского Центризбиркома было легко объяснимо. Буквально за несколько дней до этой встречи из Варшавы, где базируется вышеназванное бюро, одно из подразделений ОБСЕ, пришел отчет предыдущей миссии БДИПЧ о состоявшемся нынешним летом в нашей стране референдуме. Этот отчет разительно отличался от всех ранее написанных о казахстанских выборах и референдумах. Чем? В нем не просто присутствовали положительные оценки, главное в том, что этих оценок было много!

Заранее прошу извинить за обильное цитирование, но без него никак не обойтись. Итак, в резюме отчета сказано: «Избирательные комиссии провели референдум эффективно и в установленные сроки».

Далее: «Центральная комиссия референдума (ЦКР), а также территориальные и участковые комиссии референдума … работали эффективно, своевременно и в значительной степени прозрачно. Приняты долгожданные меры по обеспечению доступности референдума для избирателей с ограниченными возможностями».

Меня в последнем пассаже впечатлило слово «долгожданные» – читалось, будто предпринятых ЦКР мер ждали не столько указанная категория казахстанцев, сколько миллионы борцов за права человека. Под эгидой БДИПЧ, разумеется.

Также европейские посланники констатировали, что накануне плебисцита была проделана серьезная подготовительная работа: «ЦКР разработала общенациональную каскадную программу обучения для примерно 70 000 сотрудников избирательных участков».

Позитив пронзал лучом и другие разделы отчета, где говорилось, например, что ЦКР провела общенациональную информационную кампанию для избирателей по процедурам голосования, использовав для этого различные виды коммуникаций: текстовые мобильные сообщения, телевидение, социальные сети, а также подомовые обходы.

Но больше всего, как я увидел из отчета, посланникам ОБСЕ легли на душу гендерные достижения Казахстана в проведенном плебисците: «Двое из семи членов ЦКР – женщины. Женщины хорошо представлены на более низких уровнях избирательной администрации. По данным, женщины составляют 68 процентов членов комиссий по всей стране».

…И ОПАСЕНИЕ

Известно, в настоящем, объективном отчете, как и в настоящей, не придуманной жизни, одного только позитива быть не может. Так и здесь. В том же резюме жирным мазком: «Референдум проходил в условиях отсутствия подлинного политического плюрализма. Отсутствовала активная кампания «против» и содержательные политические дебаты».

Вектор мнения понятен. Однако было бы не лишним уточнить, что есть подлинный плюрализм и есть содержательные дебаты. Возникает и такой вопрос: заслуживает ли доверия оценки, в основе которых лежат такие размытые критерии? А к последним в отчете тесно примыкали разного рода недоговоренности и предположения. Ну, вот, например, такое: «Что касается ЦКР, то три члена, включая председателя, назначаются президентом, а мажилис и сенат – по два других члена. Учитывая отсутствие реальной политической дифференциации между парламентскими партиями, есть опасения относительно беспристрастности».

Идем дальше. Раздел VIII – «Средства массовой информации». Читаем: «Некоторые собеседники МОР (миссия по оценке референдума, – прим. авт.) БДИПЧ ставили под сомнение их (СМИ, – прим. авт.) редакционную независимость». Не буду адвокатировать отечественным СМИ, возьму явление, как говорится, в глобальном виде. Может быть, я ошибаюсь, но если вы скажете любому взрослому человеку, что где-то существует редакционная независимость, то он просто улыбнется вам уголком рта.

Заканчивается этот раздел такой фразой: «Серьезные опасения по поводу способности общественности сделать действительно осознанный выбор высказывали многие собеседники МОР БДИПЧ из-за нехватки журналистского анализа и ограниченного разнообразия представленных точек зрения». А ведь и в самом деле это опасно, когда у общественности отсутствует действительная способность!

…А ТАКЖЕ ПОЖЕЛАНИЯ

Интересную вещь обнаружил в этом документе, который официально называется так: «Отчет миссии БДИПЧ по оценке референдума». Однако буквально по всему тексту присутствовали мнения и суждения миссионеров совсем не о референдуме.

Возьмем тех же женщин.В другом разделе этого же отчета читаем: «Женщины по-прежнему недостаточно представлены в политической и общественной жизни … они занимают 28 из 107 мест в мажилисе (26 процентов) – 1 из 17 должностей акимов и 2 из 22 министерских должностей». Спрашивается: каким боком это касается референдума?

Тот же вопрос вызывает и другие «отчетные» суждения: «Конституция гарантирует свободу выражения, но на практике это право ограничивается необоснованными запретами на диффамацию и публикацию ложной информации, что противоречит международным стандартам». И еще: «Уголовные положения, ограничивающие свободу выражения мнений офлайн и онлайн, в том числе связанные с оскорблением и распространением ложной информации, должны быть отменены».

Кроме заданного вопроса сразу напрашивается и другой, касающийся не совсем корректно упомянутой в отчете независимости: имеет ли право суверенный Казахстан сам определять стандарты запрета на распространение порочащих или заведомо ложных сведений, а также самому вносить поправки в свой же Уголовный кодекс?

ФОРМУЛА ДЕМОКРАТИИ

Чуть выше упоминалось, что некоторые наши правовые нормы противоречат международным стандартам. Надо сказать, что в отчете об этом говорится не единожды. По всему объемному тексту, буквально в каждом разделе, встречаются указания на несоответствие отечественных избирательных положений и действий не только международным, но также и «передовым стандартам», «передовой избирательной практики».

Давайте обратимся к логике и предположим, что передовые стандарты и практика должны, наверное, в первую очередь отличать передовые страны. Возьмем самую лидирующую из них – США. Каким именно передовым стандартам и передовой избирательной практике соответствует косвенное избирательное право в этой стране? Когда президента избирают не напрямую граждане, а специальная коллегия выборщиков?

Интересный факт. Этот орган был учрежден Филадельфийским конвентом в 1787 году. Ровно 235 лет назад. Знаете, какой был главный довод в пользу формирования коллегии выборщиков? Тогдашние отцы – основатели молодого государства поставили под сомнение способность граждан Соединенных Штатов сделать осознанный выбор. То есть два с лишним века назад в Америке у общественности отсутствовала та самая способность, о которой мы говорили в конце главки про опасения! Впрочем, если продолжить логическую прямую, отсутствует она и сейчас, раз упомянутая коллегия продолжает существовать.

Тем не менее ни косвенное право, ни голосование по почте, ни многочисленные скандалы, в том числе факт, когда представителей БДИПЧ не пустили на избирательные участки 18 штатов (35 процентов от общего числа, – прим. авт.), не помешали европейской миссии признать состоявшиеся в 2020 году президентские выборы в США вполне демократичными и успешными.

Думается вот о чем. Сейчас наступает – или уже наступила? – новая эпоха. Когда восторженный поход за окончательную и бесповоротную глобализацию сменился сначала осторожными, а потом все более уверенными шагами к отстаиванию собственных национальных интересов, когда все больше стран утверждают приоритет внутригосударственного права над международным, поскольку последнее стремительно заменяется правилами, говорить о каких-то передовых стандартах и практике представляется не очень правильным занятием.

Как можно примерять эти стандарты на очень разные государства, где живут очень разные народы, – каждый со своей историей, верой, культурой, традициями, менталитетом? Стандартом государство, как и человека, не измеришь. Даже демократическим.

Михаил ЧИРКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама

Топ 5 читаемых