32

Акимы здесь тихие

Большая радость пришла в наш аул и... осталась почти незамеченной

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О СОСТОЯВШИХСЯ В СТРАНЕ ВЫБОРАХ ГЛАВ СЕЛЬСКИХ ОКРУГОВ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Скажи честно, ты знал, что в Казахстане впервые в истории проводятся выборы сельских акимов? Ну да, скажешь, знал, конечно. Это ведь событие неординарное – первые прямые выборы после длительного перерыва. «Это событие знаменует собой новый этап политической модернизации». Так сказал президент. Но если честно, то эти выборы прошли незаметно. Во всяком случае для горожан. Кому из астанчан или алматинцев интересно, кто там будет акимом в Коктерекском или Жанжоловском сельских округах? Тем более что горожане и знать не знают, в каких областях страны эти округа находятся. Но мы не о нас, избалованных демократией городских снобах, а о жаждущих этой демократии жителях далеких от нас (в прямом и переносном смыслах) уголков нашей необъятной родины. Им впервые за много лет предоставлено право выбрать местного администратора, который наконец даст воду летом, проложит нормальную дорогу в райцентр, построит дом культуры, будет отчитываться за потраченные на народные нужды деньги… Только не надо грубо и высокомерно прерывать…

Сергей Козлов.
Сергей Козлов. 

Виктор ВЕРК: Кому и кого прерывать? Мне тебя или народу акимчика? Народу нашему эти столичные потуги повернуть власть лицом к деревне абсолютно «фиолетовы». Причем народ у нас удивительный: им хлеба не надо – стабильность давай! Власть для глубинного казахстанца – нечто сакральное. Ее можно не любить, но почитать обязательно. Поэтому я нисколько не удивился, когда на одном интернет-ресурсе обнаружил диалог журналиста с анонимным аульчанином. Собеседник недоволен тем, что в ауле нет водопровода и электричества, а школа только начальная. Но голосовать собирается за нынешнего акима, который рулит уже много лет. Аргументация такого выбора просто убойная. Пейзанин говорит буквально следующее: «Я за нашего акима Гульжан буду голосовать. Она хорошая. А лучше жить мы все равно не будем…». А в другом селе аксакал на полном серьезе ругает альтернативные выборы именно за их альтернативность. Его логика наводит на мысль о добросовестной агитационной работе властей. Аксакал говорит примерно следующее: «У нас два кандидата, одного из райцентра мы вообще не знаем, но его поддерживают в райакимате. А другой наш – его любят и уважают односельчане. Если проголосуем за него, районные бастыки будут недовольны. А если за чужака – местные, особенно молодежь, взбунтуются, могут начаться беспорядки. Зачем нужны выборы, если они ведут к расколу?». Как тебе такое? И попробуй после этого поспорить с утверждением, что нашей власти несказанно повезло с народом…

Виктор Верк
Виктор Верк

С. К.: А еще кое-кто утверждает, что многие из сельчан вообще не слышали о выборах, а те, кто слышал, отнеслись к ним безразлично, а тех, кто голосовал, и вовсе было гораздо меньше тех, кто отражен в официальной статистике. А она, судя по выкладкам нашего с тобой хорошего знакомого политолога Андрея Чеботарева, такова: «Официальные данные демонстрируют довольно большие показатели явки избирателей. Более всего это проявилось в Восточно-Казахстанской (90,9%) и Жамбылской (90,7%) областях, менее всего – в Алматинской области (66,5%)». Можно ли верить этим официальным данным? Пока что оснований им не верить нет. Вот как пишет казахстанский политолог Марат Шибутов: «Народ реально заинтересован в постах сельских акимов. Это показывает как интерес партий, так и интерес самовыдвиженцев, которых было почти в два раза больше. Сейчас на четвертом уровне госуправления есть и ресурсы, и бюджет». Конечно, это тоже столичный политолог (я имею в виду столицу южную), но все же. Причем, судя по сообщениям с мест, активность и интерес людей к этим выборам в разных областях и районах страны были очень даже разные. Кое-где «прокатили» кандидатов от партии «Нур Отан», причем демонстративно так. Но все же «Нур Отан» опять на высоте: ее кандидаты стали акимами в 627 селах и сельских округах (86%). Затем голоса распределились следующим образом: «Ауыл» – 33 акима (4,5%), «Адал» – 15 (2,1%), «Ак Жол» – 11 (1,5%), НПК – 10 (1,4%), ОСДП – 1 (0,1%). 33 избранных акима (4,5%) – самовыдвиженцы. Ну чем не демократия?

В. В.: Вот-вот, все как с туркестанским искусственным каналом для водных прогулок: ну чем не Венеция? Показуха это все, ты же понимаешь! Политологи из мегаполисов могут говорить и писать все, что угодно – в рамках дозволенного. А правда в том, что в реалиях нашей политической системы выбирать бесправных и полностью зависимых от вышестоящего акима сельских «старост» – хоть нуротановцев, хоть американских демократов или республиканцев – пустая трата драгоценного крестьянского времени и не менее нужных тому же селу денег из казны. Эти выборы, прошедшие внешне вполне пристойно, надо признать, нужны были исключительно для имитации демократического процесса. Без реально действующего местного общественного самоуправления они – фикция. В Конституции республиканский референдум хотя бы прописан, а про региональные или местные референдумы – ни слова. А без них местное общественное самоуправление превращается в самоуправление государственное. Это, согласись, две большие разницы. Вот и точечное присутствие среди избранных акимчиков представителей других партий и самовыдвиженцев из той же оперы, у нас ведь все легально существующие партии «придуманы» в высоких столичных кабинетах.

С. К.: Ну вот опять! Тебе все сразу подавай. А другой казахстанский политолог Данияр Ашимбаев написал вот что: «Феномен прямых выборов акимов, его взаимосвязь с реформой системы местного управления и самоуправления еще ждет своего изучения. Кампания была массовая, но экспериментальная, и каковы итоги эксперимента, покажет время». Эксперимент? Пусть эксперимент. Но ведь полезный во всех отношениях. Если вообще ничего не предпринимать, не экспериментировать хотя бы, то и никакого движения не будет. Понятно, что это только первый шаг. Да, сельский аким – это даже не городской или областной. Как пишет еще один политолог, анализирующий произошедшее, «как бы то ни было, выборы прошли. И теперь еще один вопрос: что вообще может аким сельского округа? В соответствии с законом он должен собирать налоги, давать разрешение на размещение рекламы и даже регулировать дорожное движение. Только вот решать реальные вопросы он не может. У него нет бюджета и полномочий. У нас бюджет собирается и распределяется сверху вниз. А сельского акима в этой пирамиде распределения ресурсов нет. Он должен все дела согласовывать с акимом района и выше». Пока это так. Но теперь от сельских акимов местные жители, его избравшие, будут требовать решать реальные вопросы. И акиму ответить им – это, мол, не мои полномочия – будет куда сложнее. И теперь эти сельские акимы сами будут требовать от вышестоящих властных структур и расширения своих полномочий, и права распоряжаться бюджетом, и других возможностей отправлять власть на местах. Требовать от имени своих избирателей. И от руководства своих партий – чтобы те хотя бы в парламенте поднимали эти вопросы. Разве не прогресс?

-

В. В.: Скоро у акимчиков появятся свои бюджеты. В Миннацэкономики не поленились подсчитать: в среднем по 107 миллионов тенге на каждый сельский округ. Но львиная доля этих денег уйдет на административные расходы, а за остальное избранному сельскому голове придется строжайшим образом отвечать, дрожа при одной мысли о «нецелевом использовании» хоть одной тенгушки. А вообрази себе неожиданные расходы – засуха, наводнение, пожар и прочий форс-мажор! Вот случилась засуха на юге, и что? Премьер Мамин дал команду помочь пострадавшим районам аж два месяца спустя. А теперь областные власти, даже получив такую команду из центра, скажут сельскому акимчику: мол, есть у тебя свой бюджет, сам и крутись! Это где-нибудь в Европе местные сообщества практически на полном самообеспечении. Потому у них жители провинции могут забыть фамилию президента или премьер-министра, но только не своего местного префекта…

С. К.: Ну, сравнивать наши местные выборы с такими же в других странах, наверное, не совсем верно. И страна наша очень уж своеобразная – как в смысле географии, так и по составу населения, и путь наш в будущее тоже уникален, чтобы не говорили. Как и путь каждой страны. Нет универсальных рецептов устроить гармоничную и правильную жизнь. Каждый видит этот путь со своего ракурса. Но я все же не соглашусь с тобой, со скептиками и некоторыми радикальными критиками в том, что «выборов не было» и никакой демократизации у нас не происходит.

В. В.: Я не скептик, поверь! Но и излучать дежурный оптимизм по поводу случившегося 25 июля плебисцита тоже не готов. Да, возможно прошедшие выборы поубавят на селе патерналистских настроений. Не исключено даже, что в отдельных наших весях появятся реально авторитетные у сельчан руководители, по-настоящему болеющие за свои малые родины. Но говорить о результате этой электоральной кампании как о некой «новой реальности» я бы поостерегся. Повторюсь, это были «потешные» выборы, которые центральная власть провела тихо и практически незаметно, в том числе для самих избирателей. К тому же не забывай: село во всем мире отличается врожденным консерватизмом, а в такой стране, как наша, оно консервативно вдвойне. «Пусть наша жизнь станет лучше, но при этом все останется на своих местах» – вот, по сути, великая пейзанская мечта. Там, где люди давно живут без канализации, никого «демократизацией» не прельстишь. И акимы здесь будут преимущественно под стать своим «подданным» – тихими благонадежными консерваторами. Что, возможно, для нас с тобой, горожан, даже к лучшему: радикалы красиво говорят, а консерваторы сытно кормят. В общем, пусть будет в наших аулах тихо, и акимы их пусть будут тихими.

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых