Примерное время чтения: 9 минут
156

В ожидании расцвета

Мы живем в эпоху неограниченных возможностей. Никогда раньше не было столько людей, готовых рисковать, чтобы воплотить желания в реальность поставить карьерные амбиции на службу личному успеху и процветанию. Работать на себя, а значит, и на благополучие общества в целом. О том, как это происходит в нашей стране, беседа с Рустамом Журсуновым, уполномоченным по защите прав предпринимателей Казахстана [газетная статья].

В БИЗНЕС – ОТ НУЖДЫ

– Рустам Манарбекович, согласитесь, что несмотря на рыночные отношения, предпринимательская активность в Казахстане не очевидна?

– Напротив, количество активных субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) за последние 15 лет выросло почти в 20 раз. Если в 2007 году их в стране, согласно официальной статистике, насчитывалось 643 тысячи, то в 2021 году стало 1,4 миллиона. Другое дело, с 2016 года наблюдалось замедление темпа роста активных предприятий МСП. С 2011 по 2016 год он составил 30%, а с 16-го по 20-й – только 5,3%. Но в 2021 году прирост по отношению к 2020 уже стал 5%.

– С чем он связан?

– Общая предпринимательская активность увеличивается из-за отсутствия других возможностей заработка. По данным глобального мониторинга предпринимательства, показатель вырос с 17,8% в 2017-м до 40% в 2020 году.

– Это радует?

– Напротив. Тенденция, означающая, что казахстанские предприниматели все больше мотивируются жизненной необходимостью, свидетельствует об ухудшении экономической ситуации в стране.

Идём дальше. В 2021 году 40% от общей численности занятых в экономике находились в секторе МСП, обеспечивая 3,8 миллиона рабочих мест.

Стабильно растет показатель выпуска их продукции – пропорционально общему количеству действующих субъектов. Аналогичная ситуация с объемом валовой добавленной стоимости. Опять сошлюсь на цифры: в 2021 году он составил 28,1 триллионов тенге, в 35 раз превысив уровень 2005 года. Есть рост, по предварительным данным, и в прошлом году. Но…

ГДЕ ТОНКО, ТАМ И РВЁТСЯ

– Опять ложка дёгтя в бочке мёда?

– Дело в том, что количественный рост показателей малого и среднего бизнеса не сопровождается качественными изменениями в отношении диверсификации экономики. Сегодня в стране действует 1783 тысяч субъектов бизнеса, где средние предприятия составляют лишь 0,2%, крупные –0,1%. Недостаточно у нас быстрорастущих компаний. Динамичных, отличающихся своей непропорционально высокой способностью генерировать продукцию и создавать рабочие места. С учетом мирового экономического опыта это сформулировано правилом «80/20»: до 80% рабочих мест и валового выпуска создается менее чем 20% компаний.

– В чём ещё мы отстаём?

– Из-за ориентации на внутренний рынок низка интенсивность экспортной деятельности. В малом и среднем бизнесе РК только около 6% прямых экспортеров и 4% косвенных. Большинство занимают пассивные фирмы, не ведущие инвестиционную или инновационную деятельность.

Фото: из газетных материалов

И конечно, «хрупкость» МСП, его низкая выживаемость. Средний возраст малых фирм 11,2 года, средних – 15,3 года. Это в полтора раза ниже, чем в других постсоветских странах.

ЛИЦОМ К КЛИЕНТУ

– Вмешательство властей в ценообразование имеет социальную подоплеку, но разве не противоречит интересам бизнеса?

– Контроль цен тормозит развитие любого предприятия. Регулирование их считаю пустой тратой времени и усилий акиматов. Единственное, чего мы добьемся, это дефицита на прилавках. Мы в 90-х такое уже проходили.

С нового года государство выделяет адресную помощь малоимущим. Социальный кошелек уже запущен с 1 января. Считаю, что нужно расширять его применение на все виды кросс субсидирования – на социально значимые продовольственные товары, ГСМ, проезд и другое. Иного пути, по нашему мнению, просто нет.

– Считается, что слишком высок уровень фискальной нагрузки на бизнес. Налоговое законодательство идёт вразрез с государственной политикой по развитию предпринимательства?

– Глава государства дал конкретные поручения по её перезагрузке. Бизнесу необходимо знать, что будет происходить с налогами через пять лет. Инвестиции же делаются не на год-два.

Эффективное налоговое администрирование поможет понять, где и почему государство теряет налоговые сборы. Его оптимизация будет способствовать увеличению частных инвестиций. Иными словами, налоговая политика обязана создать стабильность и прозрачность условий налогообложения, простоту исполнения налоговых обязательств. Она должна обеспечить клиентоориентированность органов налоговой службы. Роль государства – мотивировать налогоплательщиков к переходу на новые налоговые режимы с раскрытием информации о ведении учета доходов и расходов финансово-хозяйственной деятельности и операциях путем дальнейшего снижения налоговой нагрузки. Это стимулирует развитие национальной экономики.

ПОМОЩЬ ИЛИ ПОМЕХА?

– Как выглядит налоговая политика Казахстана в сравнении с другими странами?

– Мы заняли 64-е место в исследовании Paying Taxes 2020 по аналитике налогового законодательства и применительной практики по 190 странам мира, проводимом PwC, международной компанией по консалтинговым и аудиторским услугам, в сотрудничестве со Всемирным банком.

Фото: из газетных материалов

По его результатам общая налоговая ставка Казахстана составила 28,4%, представляя собой удельный вес налогов и взносов в прибыли компании.

Этот показатель ниже среднего значения по странам Центральной Азии и Восточной Европы, где он равен 33,0%, и значительно меньше, чем в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), где составляет 40,4%.

– Достаточна ли господдержка МСП и в чём ощущается эффективность предпринимаемых мер?

– Нынешняя политика не способствует появлению быстрорастущих компаний, переходу малого бизнеса в категорию среднего.

Системные меры государственной поддержки сфокусированы на микро- и малом бизнесе. Мораторий на проверки и освобождение от налогов на доходы действовали только по отношению к ним.

Размеры административных штрафов устанавливаются в зависимости от размерности бизнеса. Микро- и малые предприятия боятся переходить на налог на добавленную стоимость (НДС) из-за сложности его администрирования, снижают обороты и дробятся. В 2022 году количество ИП выросло на 298 тысяч, или на 33%. В определенной степени это результат снижения порога по НДС.

Но финансовая помощь в большей степени выполняет антикризисные функции, нежели способствует эффективности. Господдержка и механизмы стимулирования непропорционально смещены в сторону малого бизнеса и в итоге стали антистимулами для развития среднего.

ПРОКУРОР В РОЛИ ЗАЩИТНИКА

– Стало ли меньше «закошмаривания» предпринимательства?

– И поездки в регионы, и поступающие к нам обращения показывают, что сохраняется репрессивный характер контролирующих органов.

Анализ вовлечения бизнеса в уголовный процесс традиционно проводится по 34 составам УК. Но есть там еще 84 статьи, которые не в меньшей степени касаются предпринимателей. В итоге «бизнесовых» статей 118! По ним идет ежегодный рост уголовных дел и осужденных лиц. В 2020 году зафиксировано 51,3 тысяч преступлений и 3,9 тысячи осужденных лиц, в 2021-м их стало 58,5 тысячи с 5,1 тысячи осужденных.

Эти цифры не могут не вызывать беспокойства, свидетельствуя об усилении давления на бизнес со стороны органов уголовного преследования.

– Что делается для минимизации таких мер?

– Совместно с генеральной прокуратурой удалось гуманизировать 32 экономических состава и смягчить уголовные наказания по 28 статьям УК введением альтернативных видов. Запрещено применение ареста к бизнесу по 29 составам экономических правонарушений, прекращено уголовное преследование при полном возмещении ущерба по десяти. Количество проверок в отношении бизнеса сократили в девять раз, а требования к бизнесу в проверочных листах более чем наполовину.

На VI форуме по защите бизнеса обсудили реализацию поручений главы государства по решению проблемных вопросов предпринимателей и наметили план совместных действий с генеральной прокуратурой по их решению. Глава ведомства заверяет, что будет выстроена комплексная прокурорская защита бизнеса, начиная от пресечения незаконного вовлечения в уголовную орбиту и до сокращения административных барьеров. Генеральная прокуратура взяла под пристальный контроль досудебное расследование, выпустив соответствующее указание. Это очень хорошее начало, которое не может не порадовать бизнес-сообщество.

СРЕДНИЙ НЕ ПОДВЕДЁТ!

– Насколько сможет в целом исправить положение концепция развития МСП до 2030 года?

– Она разрабатывалась при нашем непосредственном и активном участии, и её задачами являются создание условий для повышения роста добровольного предпринимательства, дальнейшее совершенствование государственного регулирования предпринимательской деятельности. Обозначен приоритет на новое качество и структуру бизнеса со ставкой на среднее предпринимательство.

– В чем его главная ценность для экономики страны?

– Такие компании настроены не только на рост и поддержание прибыльности, но и на создание спроса на рабочие места для квалифицированных и высококвалифицированных сотрудников. Практика развитых стран показывает, что средний бизнес в зависимости от конфигурации экономики и налогового режима может достигать девятипроцентной доли в общем количестве предприятий и генерировать от 10 до 27% ВВП. По опыту стран ОЭСР обнаруживается положительная зависимость между весом среднего бизнеса в ВВП и уровнем дохода на душу населения. Переход микро- и малого бизнеса в разряд среднего сможет вывести на экспорт, на внедрение инноваций и цифровых технологий.

Качественная и своевременная реализация концепции, разработанной по поручению президента, обеспечит решение проблем развития предпринимательства в нашей стране.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых