192

Отдайте рынку рыночное

Сколько стоит искусственное сдерживание цен?

ВМЕШАТЕЛЬСТВО В РЫНОК СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВА БЕССМЫСЛЕННО: РЕШАЯ СИЮМИНУТНУЮ ПРОБЛЕМУ, ОНО ПОДМЫВАЕТ ДОЛГОСРОЧНУЮ УСТОЙЧИВОСТЬ. В ИСТОРИИ НАШЕЙ СТРАНЫ БЫЛО МНОЖЕСТВО ПРИМЕРОВ: РЕГУЛИРОВАНИЕ ЦЕН, ПОПЫТКА УДЕРЖАТЬ ИХ, ЧТО ПРИВОДИЛО К СОВЕРШЕННО ИНЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ. [газетная статья]

Денис Кривошеев.
Денис Кривошеев.

НИКТО НЕ ПОНИМАЕТ, ГДЕ ДЕНЬГИ БЕРУТСЯ?

Цены растут везде. Просто уровень роста в каждой стране разный. Изменения тем сильнее, чем слабее экономика, чем скудней внутреннее производство и, как ни странно, чем сильнее нерыночные настроения в самой стране.

Притом что причин инфляции много, есть основные, которые существенно ее стимулируют. Например, массовое кредитование. Это приводит к расширению денежной массы, особенно если деньги на рынок приходят через эмиссии необеспеченной валюты.

Стоит напомнить, что уже несколько лет Казахстан живет в совершенно нерыночной, искривленной системе так называемого инфляционного таргетирования, когда Национальный банк стимулирует экономику высокими процентными ставками по тенге. Никто не понимает, где деньги берутся, так как кредитование реального сектора банками второго уровня толком не производится.

Экономисты бьют тревогу, утверждая, что экономический рост – это последствия безудержного потребительского кредитования. Казахстан оказывается под угрозой трех ударов одновременно – все той же инфляции, потенциальных дефолтов домохозяйств и резкого падения экономики в случае прекращения или ужесточения правил потребкредитования.

Еще одна причина инфляции – рост государственных расходов, для финансирования которых правительство запускает «печатный станок». Это правило не работает с резервными валютами, такими как доллар и евро. Их с удовольствием покупают во всем мире, а доллар считается гарантией сохранения стоимости накоплений, что в целом подтверждается уже выработанной практикой.

Какой бы высокий процент ни предлагали банки в национальной валюте в сберегательной системе, он будет всегда ниже потерь от инфляции. Что касается роста государственных расходов, то во всех странах мира меры поддержки остановившейся экономики чрезвычайные. Не стоит утомлять читателя цифрами, просто сказать: расходы на разные программы, в том числе на обеспечение занятости, колеблются от 30 до 80% годового бюджета некоторых стран.

НАЛОГИ, ПОШЛИНЫ, АКЦИЗЫ…

Как уже говорилось выше, в основе устойчивости цен лежит способность перекрывать внутренние потребности собственным производством. Сокращение же реального объема производства приводит к росту цен. Мы это видели на примере яиц и куриного мяса. При этом речь идет о конкурентных отраслях, где производство существенно не зависит от вмешательства или поддержки государства.

Но когда производство активно субсидируется, причем любым способом, то здесь и возникают проблемы, особенно если производства созданы для импортозамещения – тоже любой ценой. Государство для их поддержания должно обеспечивать, в первую очередь, конкурентную стоимость национальной валюты – желательно перманентно заниженную, да еще и позволяющую обесценивать ее дальше, облегчая долговое бремя.

И здесь возникают серьезные противоречия. С одной стороны, все понимают, что снижение курса национальной валюты, особенно при большом объеме импорта (а в Казахстане это более 70% товаров потребления), инфляция неизбежна, с другой – если валюту не обесценивать, то можно забыть обо всем кроме экспорта сырья, так как импорт при дорогом тенге будет всегда дешевле, а это явный дисбаланс.

Ну и нельзя не отметить, что существенную роль в инфляционном «ралли» играет желание государства зарабатывать больше. Экономисты говорят, что рост налогов, пошлин, акцизов даже при более-менее стабильном уровне денежной массы всегда приводит к удорожанию по всем цепочкам.

Таким образом, последние новшества в системе акцизов и прочих налогов не могли не сказаться на инфляции в целом, когда удорожание одного продукта влияет на цену другого, даже если очевидной связи нет. Например, удорожание стоимости сигарет приводит к увеличению расходов некоторых домохозяйств, а значит, рано или поздно встанет вопрос о повышении доходов – и так по каждому продукту. Взаимосвязи в экономике не всегда очевидны, как в случае с сусликом на поле, которого вы не видите, но он есть.

При этом, удерживая цены от объективного роста, можно создать искусственный дефицит. Ни производить, ни торговать себе в убыток предприниматель не может. К примеру, в аптеках сейчас сложно купить некоторые виды лекарств – «Кардиомагнил», «Папазол», «Гепарин». Десятки других наименований исчезли с полок. Фармацевты говорят, что предупреждали о возможном дефиците еще в конце прошлого года, когда Минздрав своим приказом снизило предельные цены на ряд препаратов для оптовой и розничной реализации.

Это тот самый классический случай, когда государство, вмешиваясь, деформирует рынок. После вмешательства розничные цены оказались ниже закупочных, и аптеки просто отказались от продажи некоторых препаратов. А комитет медицинского и фармацевтического контроля Минздрава объясняет это вмешательство желанием исполнить поручения главы государства по снижению цен. Но глава государства не предлагал создавать условия, при которых предприниматели будут нести убытки, а потребители – сталкиваться с искусственным дефицитом.

ЛИБО ПЛАТИ, ЛИБО – ТЕРПИ

В СССР, как известно, государство регулировало цены, хотя они были не маленькими относительно доходов людей, не поощрялось предпринимательство, в результате был ограниченный выбор и дефицит. Поэтому приказ акимам стоять насмерть, но роста цен на продовольствие не допустить, вызывает скептическую улыбку. То единственное, что они могут, либо имитировать борьбу, либо распечатать резервы, создавая излишек предложений на базовые продовольственные товары. Какой-то эффект достигается. Индикативно инфляция держится на низком уровне, но недолго.

Еще один пример, когда государство, методично сдерживая рост цен при общем обесценении национальной валюты, приводит систему к дисбалансу, – коммунальные услуги, которые не компенсировали инфляцию чуть ли не с 2015 года. К чему это привело? К стремительному ухудшению качества предоставляемых услуг, сворачиванию инвестиционных программ и в конечном итоге к одномоментной компенсации предприятиям коммунальной сферы, которая не покрывает и трети от необходимого.

Или возьмем производителей топлива. При трехкратной девальвации, росте налогов и прочих изъятий, включая затраты на реконструкцию нефтеперерабатывающих заводов, цена на бензин остается одной из самых низких в мире за счет обескровливания нефтяной отрасли. Так или иначе субсидируются хлеб и часть продукции сельского хозяйства.

Этот перекос наблюдается во многих развивающихся странах. В России, например, пытаются остановить рост цен на сахар, подсолнечное масло и на множество других продуктов, при этом имея достаточно уравновешенную экономику, способную удовлетворить массовый потребительский спрос по основным параметрам.

Между тем каждый из нас понимает: чтобы пережить рост цен максимально безболезненно, нужно либо создать условия, при которых ваша валюта сильна, через ее высокую ликвидность, либо симметрично повышать доходы, при этом не провоцируя инфляцию. А еще умерить налоговые аппетиты, диверсифицировать экономику, сократить ее издержки, в том числе коррупционные.

Не фантастика ли?

Денис КРИВОШЕЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество