39

За чей счет банкет?

Как в Казахстане пытаются сдержать инфляцию и цены в ущерб торговле и развитию экономики

КАЗАХСТАНЦЫ ВОЗМУЩЕНЫ РОСТОМ ЦЕН НА ПРОДУКТЫ. ЯЙЦА ПОДОРОЖАЛИ ЧУТЬ ЛИ Н Е ВДВОЕ , Н Е НАМНОГО МЕНЬШЕ – МЯСО, МОЛОКО, МАСЛО РАСТИТЕЛЬНОЕ И ЖИВОТНОЕ, СЫРЫ, ОВОЩИ И ФРУКТЫ. ГОСУДАРСТВО ДЕКЛАРИРУЕТ МЕРЫ ПО СДЕРЖИВАНИЮ ЦЕН, НО БОИ С НИМИ ПРОИГРАНЫ ПРАКТИЧЕСКИ ПО ВСЕМ ФРОНТАМ. [газетная статья]

Денис Кривошеев.
Денис Кривошеев.

ФАКТОР ВЫЖИВАНИЯ

Все, что мы наблюдаем, это «эффект отложенной инфляции». Цены держались на достаточно низком уровне лишь по счастливому стечению обстоятельств после практически трехкратной девальвации – если некоторые из этих самых обстоятельств можно считать таковыми.

Почему цены не идут вслед за девальвацией, несмотря на то что до 70% продовольственных и практически 90% промышленных товаров завозятся из-за границы и за валюту? Есть несколько причин, и главная из них – спрос. После обрушения национальной валюты доходы населения так и остались на прежнем уровне. Продавцы вынуждены были максимально долго держать свою маржу чуть ли с отрицательными значениями, чтобы окончательно не потерять спрос. Огромную роль в некоторых сегментах торговли играют складские запасы, которые поддерживают баланс.

Объективно, скачок ожидался в 2020 году, когда поддерживающие низкий уровень цен факторы стали сходить на нет. Но тут случилась пандемия, которая вообще все перевернула с ног на голову. Спрос на товары и услуги еще больше сократился, а значит, для торговцев речь шла просто уже о выживании. Сильно помогло государство, предпринявшее немало для этого усилий, которые позволили бизнесу снизить затраты, в частности – на налоги.

Следует также добавить, что власти и сейчас продолжают удерживать рост цен на энергоносители на запредельно низких уровнях, что декларируется как борьба с инфляцией. Но банкет всегда проходит за чей-то счет. Можно сколь угодно долго сопротивляться рыночным факторам, но, повинуясь законам «невидимой руки», все встанет на свои места. И вот уже, несмотря на все усилия, цифры в чеках меняются почти ежедневно.

ЕСЛИ РЫНОК, ЗНАЧИТ – ПРИБЫЛЬ

К сожалению, любые протекционистские механизмы, запретительные меры не в состоянии преодолеть желание человека получать прибыль от своей деятельности. Предприниматель нацелен на определенный ее уровень, и любые отступления от цели – вынужденный компромисс, временные меры, чтобы потом взять свое. Все, о чем должно думать государство, так это поддерживать платежеспособный спрос. А с этим, как мы знаем, в Казахстане беда.

Зарплаты в номинальном выражении, проще говоря – в долларах, скатились на уровень 2004 года. Сегодня среднестатистическая зарплата – 143 тысячи тенге, это около 350 долларов. Примерно столько же получали пятнадцать лет назад, но ведь инфляции свойственно расти в любой валюте.

-

Что же лежит в основе перекоса, сложившемся в экономике Казахстана? С одной стороны, государство активно в ней присутствует, контролируя так или иначе больше ее половины, с другой – оно регулирует цены. Хлеб, коммунальные услуги, топливо – этого уже достаточно, чтобы повлиять на рыночную экономику. В качестве примера возьмем самую важную отрасль, нефтяную.

ЛЮБЫЕ ПРОТЕКЦИОНИСТСКИЕ МЕХАНИЗМЫ, ЗАПРЕТИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ НЕ В СОСТОЯНИИ ПРЕОДОЛЕТЬ ЖЕЛАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ПОЛУЧАТЬ ПРИБЫЛЬ ОТ СВОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Доходная составляющая любого нефтедобывающего предприятия – стоимость нефти на внешнем и внутреннем рынках. Расходная – это фонд заработной платы работников, налоги и пошлины, капитальные и текущие расходы по содержанию эксплуатируемого оборудования. После катастрофического падения спроса на нефть и ее производные компании режут «косты», сокращая расходы на содержание и эксплуатацию скважин и оборудования, останавливают инвестиционные программы, разведку и пытаются оптимизировать налоги.

При этом практически все недропользователи имеют контрактные обязательства по поставкам нефти внутри страны, и только ее остатки можно реализовать на открытом рынке. После завершения модернизации казахстанской нефтепереработки потребность внутреннего рынка выросла, мы стали перекрывать собственным бензином почти 100% потребности. И все бы ничего, если б не ограничения, которые диктуют власти при реализации сырья и даже готовой продукции. При той стоимости топлива, что сегодня мы видим на штандартах АЗС и при налоговых требованиях государства, сырье на внутреннем рынке закупается ниже себестоимости.

Топливный рынок Казахстана жестко регулируется, хотя реальных инструментов у властей нет, иначе как объяснить, что цена с 2016 года поднялась со 130 до 150 и все? Трехкратная девальвация, инфляция рост налогов и акцизов? В России ситуация похожая: производителей бензина тоже «душат», но там цена, если перевести на наши деньги, 280 тенге за литр. Что тоже не совсем комфортно, но российские нефтяники работают, развиваются, тогда как казахстанские готовы консервировать скважины до лучших времен. Сжигать себя «во благо родины» можно до поры. И ладно бы речь шла только о приоритетных отраслях, но ведь основную массу топлива потребляет население.

КВАДРАТУРА ЗАМКНУТОГО КРУГА

То есть на примере одной отрасли можно увидеть, как функционирует система в целом. Низкие цены создают условия для сдерживания инфляции, это объяснимо. Но такая политика убивает отрасли, а за счет мультипликативного эффекта деградируют зависимые секторы. Нефтяники не могут повысить зарплаты рабочим на всех уровнях, те не создают платежеспособный спрос, и взаимообразный эффект расходится кругами по пространству всей экономики.

Процессы сначала затухают, потом стагнируют и наконец приводят к кризису. Денег в обороте становится все меньше. Они стремительно вымываются. Государство теряет доходы и вынуждено поднимать налоги. И так по кругу, пока все не съест само себя. Если бы еще собранные налоги расходовались эффективно, так и здесь множество вопросов. Однажды мы это уже проживали. Кстати, нужно готовиться к изменениям в рамках гармонизации налогового законодательства в рамках ЕАЭС, что все равно приведет к росту цен. А также к появлению открытого рынка нефтепродуктов, в рамках которого продукция потечет туда, где за нее больше заплатят.

Таким образом, политика удержания цен приводит в конечном итоге к трем возможным последствиям в разных комбинациях и соотношениях: их рост, дефицит продукции, снижение качества и в конечном итоге кризис отраслей. При этом справедливые цены возможны только при конкуренции и справедливом налогообложении. Семь шапок из одной овцы делать так и не научились...

Доступность же товаров определяется не столько ценой, сколько возможностями ее заплатить. Тут мы и возвращаемся к справедливым доходам и росту зарплат, которые в такой экономической ситуации невозможны. Нужно остановиться, пока не поздно, иначе последствия могут быть катастрофическими. Напомним историю все с той же девальвацией 2015-2016 годов. Нежелание властей следовать экономическим законам приводят к эффекту сильно сжатой пружины, которая всегда бьет, возвращаясь в свое естественное положение. И бьет больно.

Денис КРИВОШЕЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество