Примерное время чтения: 8 минут
49

Банкротом можешь ты не быть… но деньгам меру знать обязан

В начале этого месяца вступил в силу закон с затейливым названием: «О восстановлении платежеспособности и банкротстве граждан Республики Казахстан». Казалось бы, как этот закон может восстановить платёжеспособность? А вот сделать банкротом – наверное, да… Может [газетная статья].

КРЕДИТ ТУДА, КРЕДИТ ОТСЮДА

Как недавно написал известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев, «в Казахстане в рамках сложившейся за два десятилетия модели «вывозной» экономики накопились не имеющие решений проблемы, неотвратимо требующие перемен. Например, такой не имеющей пока решения проблемой является катастрофически недостаточная платежеспособность казахстанцев – средний семейный бюджет более чем наполовину уходит лишь на еду».

А ведь кроме как поесть хочется ещё чего-нибудь, вот и идут казахстанцы в банки, микрокредитные конторы, ломбарды и берут там кредиты, займы, закладывают ценные вещи, чтобы не откладывать на далёкую перспективу покупку нужной бытовой техники, поездку в отпуск, проведение свадьбы или юбилея. Жить-то хочется сегодня, тем более что кое-кто ох как здорово живёт, почему и мне нельзя?

Но подкатывает времечко, и кредит или заём нужно выплачивать, не считая процентов, которые платятся регулярно. А денег-то как не было, так и нет. Что делать? Идти в другой банк, брать там кредит, выплачивать предыдущий, потом ещё… Это называется «перекредитовываться». Слово неуклюжее, а сам процесс прескверный, потому что далеко не каждый может его так «отрегулировать», чтобы не попасть и вовсе впросак. Хотя и есть в этом скользком деле настоящие виртуозы, которые закрывают свои финансовые дыры именно такими нехитрыми комбинациями. Игроки в кредитный пинг-понг, если можно так выразиться.

Ну а как же обычные, так сказать, банальные должники, которые, как они утверждают, вынуждены играть в подобные игры, но мастерства не достигли? Возьмём статистику. Кредиты физическим лицам увеличились за 2022 год на 31,8%, до 14,2 трлн тенге (только за декабрь 2022 года рост составил 1,9%). А потребительские кредиты выросли за 2022 год на 25,3%, до 7,7 трлн тенге (за декабрь 2022 года рост на 1,0%), замедлившись по сравнению с ростом на 39,9% в 2021 году.

Много это или мало? Надо сразу сказать, что сама эта тема – закредитованность населения Казахстана – очень популярна. Её всячески обыгрывают журналисты, депутаты, политики и многие иные любители поговорить о «социальных диспропорциях в стране». Мол, люди вынуждены брать кредиты, потому что им не хватает денег для приобретения, например, холодильника или стиральной машины.

И это, говорят любители данной темы, очень плохо, потому что люди попадают в зависимость к банкам, вынуждены брать и брать кредиты… В общем, мы об этом выше уже сказали. И чтобы помочь людям, надо что-то делать: например, принять закон и банкротстве физических лиц…

Это избавит, говорят и пишут журналисты, депутаты, политики и прочие, болеющие за людей, берущих кредиты, от кабалы. И вот закон вступил в силу. Но почему-то пока торжествующих восклицаний со стороны сторонников его принятия не слышно и не видно. С чего бы это?

НЕ ТАК СТРАШЕН ЗАЁМ, КАК ЕГО РИСУЮТ

Давайте разберём ещё одну любопытную статистику, которая явно идёт вразрез с теми  мрачными утверждениями предрекающих большую беду от закредитованности  казахстанцев. Данные эти мониторингового агентства Ranking.kz, которое на днях сделало прямо-таки сенсационное заявление: проблема закредитованности в Казахстане надуманна. И далее: для 9 из 10 заёмщиков сумма потребительского залога не превышает двух зарплат. Правда, не оговорено, о размерах каких зарплат идёт речь.

Но вот что интересно: Первое кредитное бюро (есть и такая у нас организация) уточнило, что в первую очередь паникёры на тему закредитованности говорят о потребительских беззалоговых кредитах, объём которых на начало этого года составил 7,4 трлн тенге, увеличившись за год на 28,3%, или на 1,6 трлн тенге. Это весь объём кредитов в данном сегменте. Причём его 45%, а это 3,3 трлн тенге, это кредиты лишь десяти процентов заёмщиков (примерно 700 тысяч человек).

У этой категории должников размер суммы оставшейся задолженности превышает 2,5 млн тенге. И вот именно эта задолженность и растёт быстрее остальных, за минувший год суммарно она увеличилась на 47%. А вот оставшиеся должники, а это 6,3 млн человек, должны около 4,1 трлн тенге (55%). И далее, на половину должников с наименьшей задолженностью (до 500 тыс. тенге), то есть на 3,5 млн человек, приходится только 10% от общего кредитного объёма – около 740 млрд тенге. И средняя задолженность в этом сегменте – 202 тыс. тенге.

Иными словами, только 10% должников с самыми большими кредитами «обеспечивают» почти половину всех кредитов в стране. Как отмечает агентство, «эти люди явно не относятся к бедным и тем более социально уязвимым слоям населения, учитывая минимальный объем задолженности в 2,5 млн тенге на заёмщика, средний – 4,6 млн тенге, максимальный в сегменте– 3,5 млрд тенге.

Тут явно фигурируют, мягко говоря, обеспеченные клиенты, у которых есть некое расположение со стороны банков и других кредитных организаций. Поэтому, утверждает Ranking.kz, постоянно беспокоиться об их якобы закредитованности вряд ли уместно. Более того, если соотнести суммы займов с зарплатами, то тут вообще нет никаких проблем.

Основная масса должников, 90%, берёт в среднем такие кредиты, что они могут быть погашены двумя зарплатами (видимо, речь идёт о средней зарплате по стране – 342 083 тенге). Ещё более удивительно: половина должников может погасить задолженность менее чем одной зарплатой. И вообще, как заявили в Первом кредитном бюро, в прошлом году они выдали кредитов в объёме 6,7 трлн тенге, а один как бы средний кредит стал меньше на 21%, т. е. 246 тыс. тенге, тогда как в 2021 году он был 314 тыс. тенге. Это, повторяем, в среднем, тогда как у 90% должников кредит (тоже в среднем) и вовсе составляет 171 тыс. тенге. Так что реальная картина совсем выходит не такая мрачная, какой её зачем-то пытаются нам нарисовать.

БУДЕТ НЕ БОЛЬНО, НО ПРОТИВНО

И вот теперь вернёмся к закону о банкротстве, с которого мы начали. Сразу скажем, что практики его применения ещё нет, он вступил в силу 3 марта этого года. Однако, как утверждают многие юристы, ждали его очень сильно, очень долго и очень многие. Мы не сможем здесь описать все детали этого закона, о них каждый может узнать из официальных источников, но сказать о главных, на наш взгляд, его параметрах необходимо.

Внесудебное банкротство можно применить исключительно по долгам перед банками, МФО и коллекторскими агентствами и если долг не превышает 5,5 млн тенге (1600 МРП), который не погашается в течение 12 последовательных месяцев на дату подачи заявления. Если у должника нет зарегистрированного имущества, в т. ч. имущество, находящееся в общей собственности. Если проведено урегулирование с банком просроченной задолженности и банкротство не применялось в течение 7 лет. Там есть ещё нюансы, но в целом сказано, что в иных случаях банкротство осуществляется в судебном порядке.

А это по долгам свыше 5,5 млн тенге. Максимальное удовлетворение требования кредиторов «за счёт имущественной массы банкрота» (так сказано в законе). Тоже есть нюансы, о них, быть может, мы напишем в другой раз. И наконец, третья процедура – восстановление платежеспособности, которая предусматривает возможность получения в суде рассрочки на оплату долгов (до 5 лет) при наличии стабильного дохода. Её преимуществом является то, что после него человек не обретает статус банкрота, следовательно, на него не распространяются последствия, предусмотренные для банкрота.

А какие это последствия? А такие: запрет на получение займов и кредитов в течение 5 лет (кроме получения микрокредитов ломбардов), повторное банкротство возможно только через 7 лет, будет проводиться мониторинг финансового состояния банкрота в течение 3 лет после банкротства. В общем-то, не смертельно, но чувствительно и неприятно.

Но вот что на первый взгляд очень любопытно: станет ли этот закон спасительным, скажем, именно для тех, кто остро нуждался в средствах, был вынужден искать их у банков, МФО и т.п., а потом, волею обстоятельств, попал в действительно затруднительное положение? Или документ очень ждали прежде всего те, кого мы выше назвали виртуозами кредитного пинг-понга?

К примеру, такой игрок на кредитном рынке предусмотрительно и заранее избавился от имущества (переписал его на доверенных лиц), набрал кредитов, не платил по ним свыше 12 месяцев и после всего этого обращается с просьбой признать его банкротом. Пока что неясно, какие полномочия будут у финансового управляющего, проводящего процедуру банкротства, которому придётся определять, добросовестный ли это заявитель или мошенник. Потому что пока нет судебной практики применения закона.

Однако процедура признания банкротом достаточно сложная, как говорят юристы, например, такой момент, как необоснованный отказ признания банкротства, это первое, что вызывает вопросы. И чтобы признали, нужно… Или, наоборот, не признают банкротом, хотя представлены все документы. Тут, как говорится, широкое поле для толкований.

И ещё для так называемого восстановления платёжеспособности субъекта ему может быть

предоставлена отсрочка оплаты долгов до 5 лет. Кому-то могут дать, а кому-то могут и не дать. Тем более что, например, в процедуре признания банкротства юридических лиц кассация не предусмотрена, последняя инстанция здесь городской суд. И есть очень большая вероятность, что тоже самое будет применяться и в отношении физических лиц.

Уже сейчас известно, что тысячи и тысячи обращений о признании банкротом поступили в соответствующие инстанции. Остаётся подождать, когда будут вынесены первые решения, только тогда можно будет судить, станет ли этот закон полезным для снижения так называемой закредитованности казахстанского населения и поможет ли он людям избежать более серьёзных последствий, чем те, что предусмотрены после признания банкротства.

Будем, как говорится, наблюдать.

Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых