69

Теория больших взрывов

Почему в Казахстане снаряды и мины в мирное время убивают людей и разрушают дома?

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ В КАЗАХСТАНЕ С ИНТРИГУЮЩЕЙ ЧАСТОТОЙ СТАЛИ ВЗРЫВАТЬСЯ ВОЕННЫЕ СКЛАДЫ. СОГЛАСИТЕСЬ, ДВА СЛУЧАЯ ЗА ДВА ГОДА – ЭТО НЕМАЛО. ТЕМ БОЛЕЕ В ТОТ МОМЕНТ, КОГДА В СВЯЗИ С ТРЕВОЖНЫМИ СОБЫТИЯМИ НА ТЕРРИТОРИИ К ЮГУ ОТ НАШЕЙ СТРАНЫ НУЖНО БЫТЬ ОСОБЕННО ВНИМАТЕЛЬНЫМИ К ВОПРОСАМ ОБОРОНЫ. КАК ПРЕДОСТЕРЁГ ПРЕЗИДЕНТ В СВОЕМ ПОСЛАНИИ К НАРОДУ, ГОТОВИТЬСЯ НУЖНО К НАИХУДШЕМУ РАЗВИТИЮ СОБЫТИЙ. [газетная статья]

И вот по символично-трагическому совпадению 26 августа, в тот день, когда в районе аэропорта Кабула взорвал себя террорист-смертник, в мирно и стабильно развивающемся Казахстане тоже прогремели взрывы. Гораздо более мощные.

Взлетел на воздух крупный военный склад. Погибли 16 человек. В том, была ли это чья-то банальная халатность или что-то более опасное и серьёзное, надеемся, разберётся следствие. Однако то, что боеприпасы казахстанской армии взрываются именно тогда, когда нужно быть особенно внимательными к вопросам безопасности, наталкивает на очень тревожные мысли.

О том, что могло послужить подоплёкой столь печального события, мы поговорили с ветераном инженерных войск, опытнейшим специалистом по взрывотехнике. По понятным причинам разговор с высокопоставленным отставным военным состоялся на условиях анонимности.

ЧЕГО НЕ СКАЗАЛ ПРОКУРОР?

– В Казахстане много военных складов, – рассказывает наш собеседник. – Но крупных было три: первый – в поселке Токрау Карагандинской области, второй – в Арыси и третий – в Байзакском районе Жамбылской области. Именно было. Потому что все три взлетели на воздух.

Первый взорвался 1 августа 2001 года. В год, когда американцы вошли в Афганистан. Это был самый большой по мощности взрыв. Вторыми по мощности стали взрывы в Арыси. И третьими – в Жамбылской области. Там по интересному совпадению склады взорвались в те дни, когда американцы уходили из Афганистана.

Географически склад в Жамбылской области расположен так, что через стык киргизско-узбекско-таджикской границ, где находится Угамский хребет, отделяющий Ферганскую долину от центрального Узбекистана, по перевалу Камчик можно попасть прямо в Афганистан. Для пограничников всех трёх стран, чьи границы сходятся в Ферганской долине, эта местность считается очень сложной в плане охраны. Поэтому по ней пролегает маршрут наркотрафика из Афганистана. И поэтому штаб регионального командования «Юг» вооружённых сил Казахстана находится не в Алматы, не в Шымкенте, не в Кызылорде, а именно в Таразе.

– То есть вы хотите сказать…

– Единственное, что я могу пока сказать: на складе, о котором идёт речь, хранился практически весь запас противотанковых мин. Теперь у нас их нет.

Интересно, что ЧП случилось в то время, когда министр обороны Казахстана вместе со своим заместителем по вооружению находился на выставке в Москве. Думаю, на это следствию стоит обратить внимание.

А еще интересно то, что военный прокурор южного региона Арман Капезов одним из первых оказался на месте происшествия и буквально полез в самое пекло. Почему? Какая у него была информация? Что он искал? Ему ведь необязательно было это делать самому.

По уставу караульной службы часовой обходит охраняемый объект перед сдачей. Буквально все углы. Если пожар случился в 19.00, значит, в 18.30 где-то уже должно было дымить. Запах должен быть. Не могло ведь все моментально вспыхнуть.

Министр обороны, теперь уже бывший, сказал, что загорелся тротил. Но тротил сам по себе никогда не загорится. Это наталкивает на мысль, что прокурор наверняка знал что-то такое, что заставило его пренебречь опасностью и буквально броситься в горящий склад. Это характеризует его как человека чести. Он поступил мужественно. И погиб.

– После взрывов в Арыси должны были быть приняты соответствующие меры. Выходит, в Минобороны никаких выводов не сделали?

– После ЧП в Арыси Министерству обороны из госбюджета дали очень большие деньги на переоборудование всех имеющихся складов. Тем не менее склад в Жамбылской области загорелся и взорвался. Почему это случилось, если деньги выделялись целенаправленно на усовершенствование противопожарной и противодиверсионной безопасности? Может быть, потому что переоборудовали только на бумаге?

– Как вы думаете, найдут истинных виновных?

– Они до сих пор по Арыси разобраться не могут. И кстати, вопрос: почему? Те, кто оказался на скамье подсудимых, активно оспаривают решение суда. Наверняка они знают больше, чем об этом пишут в газетах. А министр обороны отделался лишь выговором.

Вот недавно опять выделили из госбюджета деньги на строительство двух новых складов. По военной тактике склады должны находиться недалеко от воинских частей, чтобы своевременно обеспечивать их боеприпасами. А они собираются строить их где-то в безлюдной степи и прокладывать к ним железную дорогу. Опять потратят бюджетные миллиарды. Но какая необходимость? У нас нет столько боеприпасов, чтобы иметь столько складов.

Ермекбаев говорил, что эти склады будут оборудованы системой автоматического пожаротушения. Где он в степи возьмёт столько воды? И потом склады вооружений умные люди тушат не водой, а пеной.

УЧИТЕ МАТЧАСТЬ!

– Получается, возле населённых пунктов строить склады опасно. Вдалеке от них – дорого. Какой же выход из положения?

– Когда-то мне приходилось служить в Калининграде. Там сохранились военные склады, построенные ещё немцами. Все они находятся под землёй. Потому что немцы прекрасно знали, что, если склад загорится, пожарной машиной его не потушишь. К нему невозможно будет подобраться, поскольку всё взрывается.

А если загоревшийся склад находится под землёй, к нему просто подгоняется танк с лопатой и засыпает его сверху земляными валами. Из-за отсутствия доступа кислорода горение прекращается само по себе. Таким образом немецкие военные обеспечивали безопасность и себе, и окружающей среде.

А наши вызывают гражданских пожарных, отправляют их в пекло, а сами, заверив их в том, что взрываться там нечему, убегают. В надежде, что пожарные быстро потушат огонь и всё будет нормально. Разве они не знали, что от высокой температуры не то что мина, банка тушенки взорвётся? Это во-первых.

Во-вторых, у военных есть свои пожарные. По уставу караульной службы, если загорается склад, часовой, кроме них, никого туда не должен допускать. А эти гражданских туда загнали. И даже бронежилеты на них не надели. Их категорически нельзя было там использовать, поскольку у них нет для этого специальной подготовки. Их работа – тушить гражданские объекты, а не военные. Так у них ведь ещё и воды не хватило. Пока водовозка ездила за водой, там и бабахнуло.

Вопрос: почему гражданских пожарных, коли их уже туда бросили, не обеспечили хотя бы водой? Там для этого должно быть всё предусмотрено огнетушители, резервуар с водой, водяная помпа. Это ведь не базар, а военный склад. Почему пожарный поезд не подогнали? Там ведь железная дорога прямо в часть заходит. А в нём воды столько, что можно город залить.

Это одно. Второе: не вода в таких случаях нужна, а, как я уже сказал, пена. Водой тут мало что сделаешь. Мины содержат в себе тротил, гексоген и так называемую морскую смесь, которая многократно увеличивает силу взрыва и температуру горения. И если тушить их водой, то она, не достигая очага, испаряется от высокой температуры. Пена же перекрывает доступ кислорода, и горение прекращается само по себе. Это из школьного курса химии.

Не зря ведь в СССР не то что военные, даже гражданские объекты были в обязательном порядке оборудованы противопожарным инвентарём, который непременно содержал в себе пенные огнетушители. А у них даже воды не оказалось. Не то что пены.

ЧЕМ ДАЛЬШЕ В ЛЕС…

– Значит, можно сделать вывод, что ЧП в Арыси для Министерства обороны уроком не послужило?

– Выходит, так. Приказы издали, и всё. Никаких реальных действий. Они ведь те мины, что подвергались внешнему воздействию во время пожара в Арыси, соответственно, подлежали уничтожению, вместо того чтобы вывезти на полигон и утилизировать, привезли в Жамбылскую область и сложили их вместе с минами, которые находятся в хорошем состоянии. Извините за банальность, но если вы положите мясо с душком рядом со свежим, то свежее очень быстро протухнет.

20 августа прошлого года президент Токаев был в Арыси и сказал, чтобы скорее вывезли повреждённые боеприпасы из гарнизона на полигоны. Никто ничего не вывез. Кто-нибудь за это ответил? И вообще, кто это контролировал?

– Почему всё-таки этого не сделали?

– Вот в этом и должно разобраться следствие. А ещё проверить склады в других гарнизонах. Где ещё могут находиться боеприпасы из Арыси. По некоторым данным, их осталось очень много. Значит, такое может повториться ещё где-нибудь.

Инженерная мина, какой бы она ни была, от нагревания обязательно сработает. Чем больше она хранится, тем быстрее это произойдёт. Особенно та мина, которая подвергалась внешнему воздействию. А ведь из Арыси на другие склады перевезли не только мины, но и снаряды. А у них разлёт при взрыве гораздо больше.

– Иными словами, при таком отношении к делу чем дальше, тем больше стоит ожидать подобных ЧП?

– Пока в стране не будет закона об утилизации боеприпасов, как, например, в России, порядка тут ждать не стоит. Наше Министерство обороны здесь поступает на своё усмотрение. И деньгами распоряжается на своё усмотрение. Нет должной ответственности. Внутренние приказы на министра не распространяются. Он их сам издаёт. А если бы был закон, он нёс бы полную ответственность за весь бардак. Иначе существующее положение вещей не назовешь.

За все 10 лет пребывания Советской армии в Афганистане в условиях войны не взорвался ни один склад. А тут в абсолютном мире при великой массе контролирующих органов они взлетают на воздух и гибнут люди. И министров за это просто освобождают от должностей.

 Айдар ЕРМЕКОВ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых