Примерное время чтения: 7 минут
56

У бездны на краю

ПО ДАННЫМ ВСЕМИРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, В 2012 ГОДУ КАЗАХСТАН ПО КОЛИЧЕСТВУ СУИЦИДОВ СРЕДИ ПОДРОСТКОВ И МОЛОДЕЖИ В ВОЗРАСТЕ 15-29 ЛЕТ ЗАНИМАЛ 3-Е МЕСТО В МИРЕ. СЕГОДНЯ ВОЗ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ, ЧТО НАША РЕСПУБЛИКА ПО ЭТОМУ ТРАГИЧЕСКОМУ ПОКАЗАТЕЛЮ УЛУЧШИЛА ПОЗИЦИИ И ПЕРЕШЛА НА 13-Е МЕСТО [газетная статья].

Может ли успокаивать этот рывок к благополучию в бурлящей среде юных соотечественников и как максимально снизить их попытки ухода из жизни – об этом наша беседа с Ринатом Музафаровым, руководителем отдела международного сотрудничества и связей с общественностью Республиканского научно-практического центра психического здоровья Министерства здравоохранения РК.

БУДУЩЕГО МОЖЕТ НЕ БЫТЬ!

– Ринат Хусаинович, есть расхожее утверждение, что полностью психически здоровых людей не существует, что все мы подвержены неким отклонениям от нормы. А какова норма?

– Норма в состоянии психического благополучия, которое позволяет людям справляться со стрессовыми ситуациями, реализовать свой потенциал, успешно учиться и работать. Поскольку все мы разные, то и психическое здоровье индивидуально для каждого человека. Оно зависит от биопсихосоциальных факторов, включающих в себя генетическую предрасположенность, физическое здоровье, интеллектуальные способности, эмоциональные и коммуникативные навыки, социальные и другие факторы, которые делают нас более или менее уязвимыми и жизнеспособными.

– Знал бы, где упасть… Но согласитесь, далеко не каждый взрослый отправится к психологу, а тем более к психиатру, ощутив непорядок в мыслях и на душе. Не говоря уже про подростка. Между тем в прошлом году произошло 105 самоубийств среди несовершеннолетних. На кого следует возложить вину за эти трагедии?

– Вопрос не по адресу. Если имело место доведение до самоубийства, то это по части силовых органов. Для врачей главное – не выяснение того, кто виноват, а оказание помощи, эффективность которой зависит от межведомственного взаимодействия в первую очередь специалистов образования и здравоохранения, и, разумеется, заинтересованности и активности законных представителей подростка.

Относительно обращения к специалисту, к сожалению, вы правы. Родители, думая о будущем своего ребенка, не всегда серьезно оценивают ситуацию, забывая, что будущего может и не быть. Могу сказать, что в последние годы, в службе охраны психического здоровья произошли изменения, и посещение психиатра необязательно влечет за собой постановку на учет.

Безусловно, формирование самооценки, эмоциональных реакций, личностных особенностей, моделей поведения и многое другое закладывается под влиянием ближайшего окружения. И все, что происходит в семье, в зависимости от контекста, расценивается специалистами либо как факторы защиты, либо как факторы риска. Соответственно, чем более деструктивно окружение, тем выше риск.

СПАСИТЕЛЬНАЯ ТРОИЦА

– Однако нередки случаи, когда такое происходит с ребенком из вполне благополучной и любящей семьи?

– Давайте вспомним себя и своих друзей в этом возрасте, с множеством импульсивных поступков, которые характерны для подросткового возраста. Кроме того, очень важно понять сформировавшиеся семейные взаимосвязи. Бывает, что их пронизывают повышенные требования, синдром перфекциониста. И ребенок тоже считает, что он либо отличник, либо никто. Такой «гамбургский счёт» может обернуться самыми печальными последствиями…

У подростков противостояния кризисным ситуациям еще не сформировано, они не научились справляться со стрессом, обращаться за помощью, испытывают чувство одиночества, незащищённости.

Дети выбирают для себя гибельный путь не потому, что не хотят жить, а потому, что не хотят жить так, как это происходило у них до сих пор. Им нужна внятная и позитивная альтернатива.

Повторюсь, у всех по-разному. Все зависит от стрессоустойчивости, и что для одного подростка не является значимым, для другого может быть трагедией вселенского масштаба.

– Нынче в каждой школе есть психологи. Могут ли они помочь решить проблему?

Когда в республике внедрялась программа по превенции суицидов среди несовершеннолетних, то во главе угла стояло повышение грамотности педагогов, родителей, подростков в области психического здоровья, информация, где, как и какую поддержку ребенок может получить. А также раннее выявление и оказание помощи командой специалистов, куда входят школьный психолог, врач общей практики и при необходимости врач-психиатр.

Причём психологам отводится ведущая роль. Они проходят специальное обучение и далее делятся знаниями по раннему выявлению   неблагополучия с педагогами и руководством школы.

Для родителей проводятся собрания, на которых рассказывается о психическом здоровье, о первых признаках его нарушения, куда можно в этих случаях обращаться. Далее родителям предлагается дать письменное согласие на прохождение их ребенком обследования. В соответствии с законодательством, если семья возражает, то вопрос снимается.

–  Без возражающих не обходится?

– К сожалению, да. Иногда это приводит к печальным последствиям. Но гораздо серьезнее, если родители отказываются от оказания помощи уже после выявления у их ребенка риска суицидального поведения. В этом случае в сознании подростка закрепится убеждение в собственной незначительности и ненужности большому миру.

Есть выражение «Самоубийство – это мольба о помощи, которую никто не услышал». Именно поэтому эксперты призывают не оставлять без внимания все случаи самоповреждения или попытки суицида, даже если они выглядят как шантаж или осуществлены с его целью. Если подросток хочет получить желаемое, ставя под угрозу свою жизнь, то у него явно имеются как минимум серьезные психологические проблемы.

Пользу от просвещения детей в этой сфере трудно переоценить. Это целый комплекс полезной и незаменимой информации, когда ребенок осознает, что из любого положения можно найти выход, который вовсе не за последней чертой.

ТЫ МНЕ ДРУГ ИЛИ СТУКАЧ?

– Но ведь бывают нестандартные ситуации, когда и опытному специалисту трудно найти однозначное разъяснение, дать правильный совет?

– Не без того. Вот пример из разряда непростых. Тебе признался лучший друг, что жизнь потеряла для него всякий смысл и он решил с ней покончить. Твои действия? Пойти и рассказать его родителям или учителям, чтобы срочно принимали меры? Но не исключено, что это может лишь усугубить ситуацию, и не только не спасет человека, а напротив, ускорит роковую развязку. Промолчать? Но если произойдет непоправимое, как тебе жить с этим грузом дальше? Ничего же не сделал для спасения. Пытаемся вместе с ребятами найти правильное и максимально деликатное решение. Первое – это поддержать, убедить обратиться за помощью либо к специалисту, либо к взрослому, пользующемуся у подростка доверием. Второе – необходимо рассказать о возможной опасности школьному психологу. Варианты есть всегда, чтобы не только спасти человека, но и ощутить собственное значение, взрослость, готовность подставить своё плечо другому.

– В то же время в интернете ребят заманивают сайты-секты, предлагающие разнообразные способы самоубийства. Силовики отслеживают, вычищают, а они опять прорастают, как дурная трава. В чем их привлекательность для подростков?

– Причастность к какому-либо сообществу является естественной возрастной потребностью. Все начинается как игра, в которой ты достигаешь неких уровней. Скажем, выполнил поставленную задачу – встал в 4 утра, куда-то пошел, позвонил, сфотографировался, отправил фото. Ты прошел испытание, преодолел себя, у тебя повысились статус, самооценка.

Так, от задания к заданию они ведут ребенка к последнему шагу, который кем-то воспринимается как продолжение увлекательной истории в сообществе, с которым он сроднился. Особенно если нет вовлеченности в серьёзное дело, творчество, нет друзей, сердечного общения с родными, альтернативной поддержки. Вот почему так важно, чтобы все это у наших детей обязательно было.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых