Примерное время чтения: 9 минут
254

Совесть со скидкой

Как, исцеляя других, излечиться самому?

«Никогда не отзывайся дурно о других врачах, ибо каждый имеет свой счастливый и несчастный час. Пусть проявляют тебя дела твои, а не твой язык». Это высказывание принадлежит Исааку бен Соломону Исроэле, философу и одному из ведущих врачей Средневековья. Бремя страстей человеческих и профессиональных уходят корнями в глубокую древность. Уже тогда светлые умы понимали порочность зависти, злословия и стяжательства... Увы, и новые времена оказались им подвержены.

В медицине, где на кону здоровье и жизнь человека, они, пожалуй, наиболее нетерпимы. Сделать это обстоятельство темой для беседы предложил Вячеслав Локшин, доктор медицинских наук, академик НАН РК, президент Национальной ассоциации репродуктивной медицины, президент Международной академии репродуктологии.

Трудно быть полубогом

– Вячеслав Нотанович, не боитесь, что коллеги обвинят в намерении «вынести сор из избы»?

Сфера профессиональной деятельности, тем более такой, как наша, обязана содержаться в чистоте. Разумеется, этика, нравственность должны соблюдаться обществом в целом, только на этой основе надлежит строиться отношениям между людьми. Вспомним заповеди Ветхого Завета, разве позволительно считать их сегодня обветшалыми? Во главе нашей профессии также всегда содержались безусловные морально-нравственные нормы, о которых говорил Гиппократ. Его знаменитая клятва оказала влияние на развитие принципов поведения медработников не только в античные века. Представьте, что единственное дополнение к ней – «Клянусь обучаться всю жизнь» – за всю историю медицины было сделано в 1967 году на II Всемирном деонтологическом конгрессе в Париже.

Деонтология – это направление биомедицинской этики, которое занимается исследованием и регламентацией взаимоотношений врача с обществом (государством), с больными и их родственниками, с другими врачами и медработниками.

– И на каком направлении, по вашему мнению, наблюдается у нас неблагополучие?

– Это деление чисто условное. К примеру, сегодня усложнились взаимоотношения врача и пациента. Это раньше доктор воспринимался как полубог и всё, что он говорил, считалось истиной в последней инстанции, императивным указанием. Нынче при наличии интернета, социальных сетей врач и пациент становятся, по сути, как бы партнёрами в принятии решений. Но теперь перед пациентом возникает вопрос, насколько доктору можно доверять. Потому что нет единого стандарта профессиональных навыков в подготовке врачей.

Этикет в противовес конфликту

– Это правда. Мы нередко сверяем написанное в рецепте с информацией в «Гугле».

– Это бы ладно. Но зайдя в «Инстаграм», «Фейсбук» или «Одноклассники», вы вдруг обнаруживаете, что специалист, у которого только что были, назван горе-доктором, бездарным хирургом с кривыми руками. Причём негативная информация исходит от его коллеги. И что вам остаётся? Менять врача, устраивать очную ставку между двумя сторонами производственного конфликта? И самое главное, позволивший себе столь некорректно и бездоказательно высказаться о специалисте в таком же белом халате, завтра и сам может оказаться в том же положении.

Извините за сравнение, но приходит на ум сантехник, ковыряющийся в сливном бачке и костерящий за косорукость того, кто перед ним чинил устройство.

Нынче при наличии интернета, социальных сетей врач и пациент становятся, по сути, как бы партнёрами в принятии решений. Но теперь перед пациентом возникает вопрос: насколько доктору можно доверять?


Одной из мер, чтобы подобных аналогий не возникало, является принятие в декабре 2020 года Кодекса чести медицинских и фармацевтических работников Республики Казахстан. В нём, в частности, говорится, что «в отношениях с коллегами медицинские и фармацевтические работники соблюдают деловой этикет и правила официального поведения, не допускают конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб репутации или авторитету коллег и организации». На XV Конгрессе Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины (КАРМ) в ноябре 2023 года все руководители клиник ЭКО Казахстана подписали принятый ими Этический кодекс. На сегодня он принят практически всеми организациями здравоохранения страны. Действует центральная комиссия по биоэтике, состоящая из наиболее авторитетных медиков с незапятнанной профессиональной репутацией. В ряде медорганизаций созданы такие локальные комиссии.

Разводка на фолликулы

– Если бы жизнь и документ, даже самый совершенный, всегда совпадали… Как быть пациенту, если закралась мысль о некомпетентности своего врача?

Так ведь никто не запрещает пойти к другому специалисту, третьему. В конце концов, можно попросить, чтобы они совместно приняли оптимальную схему обследований и лечения, и всё это на разумной основе, без разоблачений и взаимных обвинений.

Согласен, кодекс – не панацея. Но он опора на конкретные действия, в зависимости от ситуации. Он предусматривает, что при возникновении конфликта медицинский или фармацевтический работник обсуждает проблему с непосредственным руководителем для принятия соответствующих мер. А они могут и должны находиться в рамках правового поля.

К сведению. Этический код объединяет, например, американских врачей. Если кто-либо из них позволит себе неэтичное поведение по отношению к коллеге, то пойдёт под суд. В случае подтверждения противоправности его поступка наказание будет исчисляться суммой с множеством нулей. Но как минимум он станет в своей профессиональной среде нерукопожатным.

Не могу себе даже представить, чтобы Антон Павлович Чехов, он же практикующий врач, мог сказать коллеге: «Что это вы, батенька, наворотили черт знает что!». Я как-то на очередной лекции спросил студентов медвуза, известно ли им о деонтологии. Оказалось, что-то слышали о ней лишь однократно на первом курсе…

Нет ли в происходящем вины нашего неустоявшегося и во многом пока дикого рынка, в котором хватает вседозволенности?

Процессы на рынке врачебных и фармацевтических услуг в любом случае должны быть безукоризненными. Пока у нас здесь немало сомнительного. Популизма, который в вопросах лечения нетерпим. Нередко, особенно накануне праздничных дат, натыкаемся на призывные объявления от медцентров, обещающих за полцены провести дорогостоящие обследования, предоставить лечебные процедуры. Возникает резонный вопрос: следовательно, в остальное время вы элементарно наживаетесь на пациентах?

Особая статья, когда по определению невыполнимые и попросту ложные обещания даются некоторыми медиками-репродуктологами. К нам ведь приходят люди, зачастую уже потерявшие всяческую надежду на возможность стать родителями. И вдруг им на полном серьёзе предлагают повысить уровень гормона или количество фолликулов в яйцеклетках. Пациенты платят большие деньги, а результат не получают по причине его объективной недостижимости. Недостоверная реклама – одно из худших препятствий на пути оказания реальных и качественных медицинских услуг.

Уравниловка не по уму

– Недавно знакомая поделилась счастливой новостью, что в результате нескольких ЭКО всё же удалось забеременеть и родить здорового младенца. Сожалела, правда, что врачи отговорили от переноса в матку двух эмбрионов.

Могу только похвалить коллег за абсолютно разумный подход к своим обязанностям. Да, в Казахстане нет запрета на многоплодную беременность при проведении экстракорпорального оплодотворения. Но нельзя не учитывать возможные осложнения, когда у женщины либо не хватит биологических ресурсов её выносить, либо родятся дети с серьёзными внутриутробными заболеваниями.

– Если всё же пациентка настаивает и берёт на себя ответственность за все возможные риски?

– Я в таких случаях привожу сравнение с самолётом. Допустим, вас известили про 10% риска, что он упадёт. Вы решитесь на нём лететь? Как правило, аналогия срабатывает. Но, к сожалению, есть репродуктологи, которые в погоне за показателями рождаемости игнорируют очевидную, в 50 процентах, опасность, в то время когда существует система сохранения эмбрионов методом криоконсервации, или заморозки, и есть возможность пойти на новую беременность.

– Но, согласитесь, при огромном количестве клиник, медицинских центров, предлагающих разнообразные медицинские услуги, конкуренция неизбежна?

Больше того, необходима. Другой вопрос – как организована, на каких принципах создаётся. Если на тех, которые обсуждаем, то она никуда не годится. Мы ожидали нормальную конкуренцию, основанную на нравственных принципах, когда внедрялась система обязательного социального медицинского страхования. По сути, пациенты и врачи практически никаких перемен не заметили, потому что госзаказ распределяется, чтобы никого не обидеть. А не по реальным показателям: у кого лучше качество работы, современнее сервис, кто больше вложил средств в технологическое оборудование, чьи врачи постоянно повышают своё профессиональное умение. Наконец, какому медицинскому учреждению пациенты больше доверяют.

К сожалению, все эти моменты остаются «за кадром». Надо ли уточнять, что при таком раскладе медучреждение не мотивировано на улучшение результатов своей работы, и уравниловка ничуть не поднимает уровень здравоохранения в стране! Кстати, отсюда и приписки, при невысоких к тому же тарифах.

Словом, врачи при всей нашей встроенности в социум это особая каста. Ей нужно обеспечивать наилучшие возможности для развития. Но и спрос с неё должен вестись по высшему разряду, где этика и нравственность занимают ведущее место.

Кстати

Доступная нам в памятниках письменности история врачебной этики насчитывает более трёх тысячелетий. В Древней Индии врачи давали клятву еще в 1500 году до н. э.

Врачебная этика этой страны требовала, чтобы врач был здоров, опрятен, скромен, терпелив, избегал лишних слов, «имел надушенную благовониями одежду». Врач не должен пьянствовать, творить зло, а должен постоянно совершенствовать свои знания. Ему запрещалось требовать вознаграждения за лечение от обездоленных, друзей и брахманов. За неправильное лечение врачеватель выплачивал штраф.

В Древнем Вавилоне «Законы Хаммураппи» гласили: если врач произведет какую-либо серьёзную операцию и причинит больному смерть, то он наказывается отсечением руки.

Согласно священному преданию, один из учеников Христа Апостол Лука был врачом. Врачевание – профессия мучеников Космы и Дамиана Римских, великомученика Пантелеймона-целителя. В истории церкви немало примеров, когда священники и даже епископы занимались врачеванием не только духовных, но и телесных недугов.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)