Примерное время чтения: 9 минут
229

Университет, которого нет  

Пока только макет...
Пока только макет... / Сандугаш ДУЙСЕНОВА / из газетных материалов

Президент Казахстана считает развитие науки и технологий своим личным приоритетом. Осенью прошлого года, выступая на 10-м саммите Организации тюркских государств, Касым-Жомарт Токаев призвал «открывать на своих территориях филиалы лучших университетов мира». Добавив, что «крайне важно укреплять сотрудничество в области образования и науки на основе научного партнерства». Судя по всему, в планы наших чиновников такая деятельность пока не входит [газетная статья].

СЕМЬ ПРОРОКОВ И ПРИНЦ

Эта история началась в 2000 году подписанием договора между Таджикистаном, Кыргызской Республикой, Республикой Казахстан и Имаматом исмаилитов по созданию Университета Центральной Азии (УЦА). Парламенты высоких договаривающихся сторон его ратифицировали с последующей регистрацией в ООН. Учебными центрами для университета были выбраны кыргызский Нарын, таджикский Хорог и казахстанский Текели. Так возник прецедент – строительство университета не в столице, не в миллионнике, а в депрессивных городах. Но это мировая практика, когда зоной роста становится академическое учреждение, а не цементный или чугунный завод.

Обеспечивается доступность региональных абитуриентов к передовым знаниям, формируется другое качество всего населения, несклонного к негативным социальным явлениям. Не сомневаюсь, что многие наши читатели споткнулись об упоминание «Имамат исмаилитов», посему коротко поясняю. С точки зрения теологов исмаилиты относятся к мусульманскому меньшинству, считающему, что реальным воплощением мирового разума являются семь пророков, среди которых числятся Иисус Христос (Иса) и Исмаил, давший имя религиозному течению. В террористических злодеяниях исмаилиты не замечены, а в историческом аспекте их судьба незавидная и чем-то напоминает злоключения древних иудеев.

Но в нашей истории главный акцент надо сделать на лидера исмаилитов, филантропа и мультимиллиардера, принца Карима Агахана четвертого, проживающего во Франции. Именно он подписывает договоры, на сегодня более чем в трёх десятках стран, и исключительно с главами государств.

ВСЁ ДЛЯ БЛАГА БАКАЛАВРА

В 2008 году его высочество лично посетил Текели, получив госакт на землепользование территории строительства, и встретился с местными властями, ознакомив их с проектом университетского городка. Вскоре из Бишкека, где расположился центральный офис университета, в Текели начал регулярно курсировать вертолёт, доставляя представителей фонда Ага-хана, консультантов по строительству, архитекторов и руководство. Тогдашний министр образования Жансеит Туймебаев с гордостью докладывал депутатам, что скоро в предгорьях Джунгарского Алатау вырастет современный городок для 1200 студентов, будут построены десятки коттеджей для профессорско-преподавательского состава и что комплекс по завершению стройки станет достойной частью вуза международного образца.

Оптимизм министра был не беспочвенным, по линии фонда на университет в Текели отводилось полмиллиарда у. е. Предполагалось, что уровень обучения в УЦА будет ни чуть не ниже знаний, получаемых молодыми казахстанцами в высококлассных университетах мира.

Надежды сбылись, новый университет действительно надежно встал на крыло. Сегодня программа бакалавриата, рассчитанная на пять лет, начинается с интенсивной подготовки, разработанной совместно с канадским Сенека Колледжем, и состоит из курсов английского, математики и естествознания, предназначенных развить базовые навыки и знания у студентов. Программа компьютерных наук построена совместно с Университетом Торонто, помогает студенту стать отличным и востребованным программистом в области информационных технологий. УЦА и Университет Торонто подписали меморандум о налаживании связей между преподавателями и студентами для проведения совместных исследований.

Среди тринадцати партнеров УЦА Кембриджский и Оксфордский университеты Великобритании, Стокгольмская школа экономики, Сиднейский технологический университет Австралии, университет Гумбольдта Германии. Такие контакты носят исключительно светский и научный характер и полностью снимают подозрения в навязывании учащейся молодёжи агрессивно-религиозных настроений. Университет выплачивает студентам стипендии, предоставляет гранты, беспроцентные ссуды, готовит к поступлению в лучшие магистратуры по всему миру. Юноши и девушки приезжают на учёбу из разных уголков Центральной Азии, из других стран, действует квота по приёму – 85% для абитуриентов из Таджикистана, Кыргызстана и Казахстана и 15% для иностранцев.

Фото: из газетных материалов

СКАЗ НЕ ПРО НАС

Хорошо бы посвятить ещё десяток восторженных абзацев рассказу об условиях в кампусах. О летней работе студентов в своих странах и за рубежом. О медицинской страховке каждому обучающемуся и поддержке консультантов-психологов. О превосходных тренажерных залах и спортивных площадках.

Но пора остановиться и констатировать, что всё перечисленное происходит в университетских центрах Хорога и Нарына и не имеет практически никакого отношения к нашему Текели. За четверть века здесь сооружено здание университетского офиса, в котором размещается также Школа профессионального непрерывного образования. И пробиты шурфы, куда предполагается ставить сваи, на которых когда-нибудь разместятся университетские корпуса. На это ушло 34 млн долларов из потенциальных 500.

Школа – одна из структур УЦА, её выпускники имеют возможность продолжать обучение в университете. Многие так и делают, но поскольку в Текели академической структуры нет, то уезжают в Хорог или Бишкек, о чём Райхан Сисекенова, представитель центральной администрации УЦА в Казахстане по связям с правительством и общественностью, говорит с большим сожалением. По какой причине и на каком основании комплекс УЦА, спроектированный одним из ведущих японских архитекторов Аратой Исозаки и рассчитанный на девятибальное землетрясение, много лет находится в стадии глубокой заморозки? Более того, недавно министр науки и высшего образования Саясат Нурбек рубанул с плеча, заявив, что Казахстану этот университет вообще не нужен. Есть ли в мире другая такая страна, которой говорят: «Мы вам построим университет мирового класса», а страна отвечает: «Не надо»? Как-то не вяжется позиция главы профильного ведомства ни с поручением президента обеспечивать доступ к качественному образованию, в том числе и путём сотрудничества с частным сектором, ни с договорными обязательствами, возложенными на Казахстан подписанием международных документов по УЦА.

Райхан Сисекенова.
Райхан Сисекенова. Фото: из газетных материалов

Год за годом руководство университета обращается в инстанции, рассылает письма, которые зачастую остаются вообще без ответа. Не раз рассматривался вопрос по УЦА в парламенте. С одной стороны, ни у кого возражений нет, с другой – нет и движения. Ситуация доведена до крайности «табелью о налогах». Когда заключался договор, то все стороны пришли к соглашению, что университет, учитывая высокую гуманитарную миссию, не будет облагаться налоговыми сборами.

В КРУГОВОРОТЕ  АБСУРДА

Но казахстанские таможенные мытари выделились в самостоятельную структуру, и встал вопрос о миллионных пошлинах в связи с доставкой из-за рубежа оборудования и строительных материалов, необходимых для строительства в сейсмоопасной зоне. То, что соседи решили одним росчерком пера, у нас затормозилось на годы. Наконец соответствующий документ был подготовлен, согласован с разными инстанциями вплоть до Генеральной прокуратуры и даже одобрен мажилисом. Можно было бы выдохнуть, да сенат вдруг обнаруживает несоответствие казахского и русского текстов после перевода с английского. Это означает новый бумажный круговорот между всеми участниками проекта.

От себя смею предположить, что дело не столько в лингвистических тонкостях или налоговых нестыковках. Известно, когда не хотят находить возможности, ищут оправдания. Похоже, сиятельная персона в своём благотворительном запале чего-то недопонимает в особенностях нашего подхода к решению деловых вопросов…

Между тем ситуация с частными инвестициями в образовательную сферу и так постоянно ухудшается, и почти вся финансовая нагрузка на его развитие ложится на госбюджет. Расходы на образование значительно не дотягивают до уровня 5-7 процентов, рекомендуемых ЮНЕСКО.

В глобальном рейтинге образованности Казахстан сегодня уступает Кыргызстану. Ситуация с Университетом Центральной Азии это со всей очевидностью демонстрирует. В марте были опубликованы результаты Индекса человеческого развития, одним из показателей которого является образование, за 2023/2024 годы, подготовленного Программой развития ООН. По итогам рейтинга Казахстан занял 67 место среди 193 стран, снизившись на 11 позиций по сравнению с 2021/2022 годами.

В нашей стране за последние десять лет количество молодых, выезжающих на учёбу за рубеж, выросло в два с лишним раза. Более 100 тысяч казахстанцев получают высшее образование в десятках стран мира. Сегодня хотя бы для части из них могла быть такая возможность в УЦА.

КСТАТИ

С обретением независимости и переходом к платному обучению количество вузов стало резко расти, достигнув максимума – 185 в 2001 году. При этом началось массовое переформатирование институтов в университеты и академии. Однако система высшего образования в Казахстане за годы независимости настолько снизила планку качества, что из кузницы кадров превратилась в систему торговли дипломами.

Какой смысл частным вузам заваливать и отчислять за неуспеваемость тех, кто приносит им живые деньги? Закрытие вузов, занимающихся продажей дипломов, стало даже одним из пунктов озвученного 1 сентября 2020 года послания президента К-Ж. Токаева народу Казахстана.

Сегодня число высших учебных заведений сократилось до 122 (из них в частной собственности находится 72% вузов, государственной – 26%, иностранной – около 2%) при населении в 19 млн человек, тогда как, по данным Международного института современной политики, в Великобритании, например, при населении в 60,4 млн человек – 89 вузов, а в Финляндии на 5,2 млн человек – 20 вузов. Вместе с тем в Казахстане численность студентов, ежегодно бросающих учебу, уже два года подряд превышает 100 тыс. человек. Так, если в 2019/2020 учебном году этот показатель составлял 60,7 тыс. человек, то в 2020-2021 г. он достиг 115,2 тыс., а по состоянию на 2022 год – более 112 тыс. Для большинства выпускников школ учеба в вузе недоступна в первую очередь из-за материальных трудностей.

 Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)