Примерное время чтения: 8 минут
26

День бесплатных воздушных шариков

Журналисты Светлана Синицкая и Сергей Козлов накануне Международного дня защиты детей решили осветить тему положения нашей, казахстанской детворы. Всё ли у нас с этим хорошо или всё плохо? Или всё как всегда? [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: «На горячую линию обратились родители 14-летней девочки, которая учится в 8 классе одной из школ Алматинской области. Девочка рассказала маме, что 3 апреля ее чуть не изнасиловал учитель физкультуры, который ещё и тренер по волейболу». «В Таразе отчим в отношении двух сестер совершал насильственные действия сексуального характера», «11 мая этого года сожитель нанёс раны мне на лбу, 15 швов, и моему сыну, 13 лет, пальцы порезал, 5 швов, и убежал», «В начале марта этого года несовершеннолетняя девушка подверглась жестокому избиению со стороны сверстниц, которое было снято на видео и опубликовано в соцсетях», «Я живу в поселке Осакаровка, у меня есть дочь 8 лет. По отношению к ней были сексуальные домогательства со стороны дедушки. Это всё открылось 14 мая…». Это я ленточку привожу информационную. Она дли-и-нная, можно приводить и приводить эпизоды насилия над детьми и несовершеннолетними, такое впечатление, что мы и в самом деле, как утверждают радикальные защитницы детей, женщин и подростков, живём в весьма нездоровом обществе. Потому как права-то детей у нас защищаются очень даже непонятно. Судя, опять же, по делам домогательств со стороны разных нездоровых и просто озабоченных персонажей, их зачастую оправдывают за недостатком доказательств. Иными словами, педофилия в Казахстане очень даже есть и весьма распространена, а вот права детей защищаются в основном какими-то фондами и активистами, тогда как следователи и судьи ведут себя странновато. Более того, полиция, как утверждают правозащитники, применяет методы запугивания к потерпевшим. Со всех берут подписку о неразглашении и потом запугивают. Можно было бы свалить всё это на самих правозащитников: мол, работа у них такая, выискивать всё негативное и вытаскивать в публичное обсуждение. Так нет ведь, приводятся конкретные имена потерпевших, их данные, да и сами потерпевшие и их родители вовсю выкладывают факты насилия против детей в сецсетях. Это как понимать? Или краски сгущаются намеренно, или всё же...

Светлана СИНИЦКАЯ: Краски, увы, не сгущаются, а, напротив, искусственно разбодяживаются. И то, что мы с тобой с разгона взяли далекий от оптимизма и праздничного настроя тон, думаю, с пониманием оценят наши читатели. Мы же не с трибуны вещаем, как те, кто отвечает за благополучие детей, охрану их здоровья и безопасности. К примеру, не помню, когда была резкая публичная реакция комитета по охране прав детей, важной министерской структуры, по поводу насилия, ежедневно совершаемого над детьми. И сексуального, и всякого разного. Наверное, в тиши кабинетов и в шорохе бумаг его не слышно. К сожалению, структуры, подобные этой, по сути картонной, в основном способны проводить массовки с детьми, одетыми в парадную форму, натасканными на строевой шаг и декламирование псевдопатриотических стишков. Кстати, и здесь косяков хватает. Знакомая учительница из Кокшетау недавно выложила в «Фейсбук» историю, как согнали детишек на площадь для некоего парадного действа, которое долго не начиналось по причине неприбытия акима. Парили их на солнцепёке, пока сиятельное начальство не изволило прибыть. Родителям бы устроить головомойку всем организаторам этого непотребного действа, но нет, срабатывает привычка к покорности, доставшаяся из собственного детства. Зачем же передавать её своим чадам? Так ведь она никогда не иссякнет. Упомянутый комитет очень гордится, что подхватил инициативу Детского фонда ООН ЮНИСЭФ «Город, дружественный к ребёнку». Слов нет, прекрасный замысел, красивое название. Ещё бы исполнение было качественным, без барабанной трескотни и действительно касалось каждого маленького казахстанца.

С. К.: Формальный подход, говоришь? Ну куда ж нам без него?! Как ныне принято выражаться, устаревшая ментальность наших госслужащих, ответственных не только за какие-то мероприятия, типа тех, о которых ты сказала, но и за систему защиты прав наших детей. К сожалению, слишком для многих этих «ответственных лиц» главное не интересы и права детей, а отчёт в вышестоящие или международные организации. Я тут побеседовал с одной из инициативных активисток прав детей, она очень просила её не афишировать по некоторым веским причинам. Но, поверь, дама солидная, не из тех, кто красуется на митингах или эпатирует публику шокирующими вбросами лишь бы привлечь к себе внимание. Выражаясь её сугубо юридическим языком, некий вывод о положении этих дел можно сформулировать так: если судить по законодательной базе, то можно утверждать, что в Казахстане в достаточной мере обеспечена защита прав и интересов детей. Но совершенно другое впечатление возникает при анализе существующей ситуации с опорой на, так сказать, эмпирические показатели. И практика, по её утверждениям, показывает, что нарушения прав ребёнка в нашей стране имеют место практически во всех сферах жизни. Пример: в Казахстане сексуальное насилие составляет более 40% преступлений против детей. За прошлый год мне данных, к сожалению, не предоставили, но в 2021 году было зарегистрировано 2088 преступлений против детей, из которых 913 имели сексуальный характер. Это только зарегистрированные в правоохранительных органах случаи. Так что в Казахстане физическое и эмоциональное насилие над детьми весьма и весьма распространено. Ещё статистики: 52,7% детей до 15 лет сталкиваются с насильственной дисциплиной дома, 66,2% детей подвергаются насилию и дискриминации в школах. Дети, находящиеся в интернатных  учреждениях, также испытывают высокий риск жестокого обращения. Мы после всего этого какое общество, хочу я тебя спросить: осознающее всё это зло или для нас это по-прежнему на уровне нормы?

С. С.: Нынче уже беспредельничают даже в детских садах. Кстати, дефицит мест в государственных такой, что надо вставать на очередь с момента зачатия ребёнка, да и то к школе не всегда поспеешь. Так вот предприимчивые граждане обильно открывают частные, а там своя рука владыка, которая нередко прохаживается по макушкам и прочим частям тела воспитанников. Хорошо хоть, сейчас чиновники дозрели до лицензирования таких заведений. Но вопрос твой риторический. Справедливости ради давай всё же сместим акценты в другую, более реальную плоскость. Мы детей для кого рожаем – для государства со всеми его институтами и структурами? Совета у него перед этим спрашиваем? Всё-таки для себя любимых. А все претензии, заметь, выставляем ему. И за буллинг в школах, и за прочие насильственные действия. Мы-то сами где? Если во многих семьях детей, как в старые «добрые» времена, воспитывают силовыми приёмами, а то и употребляют в качестве объекта для сексуальных утех, не говоря уже про слова назидания, состоящие из сплошной матерщины. Если у нас, даже вполне добропорядочных и ответственных граждан общества, не хватает физических и душевных сил на защиту собственного ребёнка, нередко единственного, то как их хватит у государства, у которого сегодня юных граждан примерно треть всего населения, больше 6,5 миллиона. Когда ребёнку дома комфортно и надёжно, с родителями полный контакт и взаимная любовь, он не пойдет шарашиться по улицам в поисках приключений на собственную голову или другое место. Мы ведь как привыкли жить? Считая, что во имя счастья детей, прилагая к тому немыслимые усилия и во многом себе отказывая. Погружаясь в оглушительную спешку и, по сути, будучи довольно-таки несчастными сами. Но на собственном несчастье счастливым другого не сделаешь, тем более самого близкого и родного. Это, признаюсь, я примерно цитирую одного молодого и мудрого алматинского педагога Асхата Абжанова. Он нашёл простой и точный образ: в самолете при аварийной ситуации маску следует надеть сначала на себя, а только потом на ребёнка. Асхат создал Высшую школу учеников Шалвы Амонашвили, основателя Международного центра гуманной педагогики, и написал книгу «Мой маленький учитель», суть которой в том, что самую верную науку – как жить – нам преподают дети. У тебя есть что возразить нам с Асхатом?

С. К.: Ну, вообще-то, во все времена дети учились у родителей… И мы у них всему учились, в том числе и тому, как воспитывать детей. Они нас воспитывали, и мы это помним. Также как кому-то посчастливилось помнить своих бабушек и дедушек, которые учили и наших родителей, и нас тоже. Так было, и так всегда наверняка будет. Я тоже иногда сталкиваюсь с такой вот наукой, когда говорят: детям виднее, они выберут то, что им нужно, не надо навязывать им свою волю. А как насчёт образования? Ведь далеко не все детишки к нему склонны и вообще хотят заниматься всей этой скучной рутиной. Ну так давайте не будем им навязывать это самое образование, пусть играют во дворе или с айфоном. Они сами выберут… Так, да?

С. С. Есть пословица: «Сын-то мой, а ум-то свой». Пусть лучше наиграется во дворе с айфоном, чем пойдёт по папиной-маминой указке, куда велят, а потом забросит свой никчемушный диплом на полку и отправится с чувством безнадеги таксовать. Они же все разные, дайте им возможность реализации, не толкайте в спину надоедливым «ты должен». Он никому и ничего не должен. Дитя не депозит, на который кладём валюту, рассчитывая на процент дохода. Главный процент – в их любви к нам, уважении и заботе, когда станем в ней нуждаться. И ничего нет драгоценнее… Уверена, что именно это и надо держать в голове не только 1 июня, но и каждый день нашей взрослой жизни. А вот станет она примером для детей или фактором неприятия, уже наши проблемы

Светлана Синицкая и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)