Примерное время чтения: 10 минут
363

Побеждают любопытные  

Сегодня страна, по мнению нашего президента, отстаёт в наиболее передовых отраслях науки. Причём критически. Глава государства настаивает на необходимости кардинально обновить модель её развития. На выходе принятие закона «О науке и технологической политике», который вызывает немало споров и негативных оценок в депутатском сообществе [газетная статья].

Какой будет польза от официальных мер, если даёт о себе знать продолжительный период, когда научная сфера оставалась в загоне, что обернулось потерей специалистов, отставанием в области актуальных исследований. Своим взглядом на ситуацию делится профессор КБТУ и НАН РК Чокан Лаумулин, член Комитета по образованию казахстанско-британского общества, вице-председатель комитета по устойчивой энергетике Европейской экономической комиссии ООН.

СРЕДА – НЕ ТОЛЬКО ДЕНЬ НЕДЕЛИ

– Чокан Турарович, взгляд из туманного Альбиона, возможно, добавляет ясности на происходящее в научном мире отечества?

– Последние годы я бываю в Великобритании только наездами, но держу руку на пульсе развития науки, основная работа – преподавание дисциплины под названием «научная политика и организация фундаментальных исследований» студентам Казахстанско-Британского университета. На эту же тему я защищал в Кембридже докторскую диссертацию. Много работы есть в ЕЭК ООН по линии устойчивой энергетики и осуществления глобального зеленого перехода для Казахстана и Центральной Азии. Действительно, сегодня дела с наукой в нашей стране обстоят не  блестяще. Лучший человеческий капитал – научный. Именно наращивание и количества, и качества учёных позволяет обществу делать новые прогрессирующие шаги в развитии. В первую очередь экономики, но и культуры. Современное искусство и культура тесно связаны с наукой и технологиями. Они составляют единую инновационную цепочку в становлении и укреплении человеческого капитала и одновременно являются самым мощным источником влияния и мягкой силы в мире.

Чокан Лаумулин.
Чокан Лаумулин. Фото: из газетных материалов

– Выходит, у нас эта цепочка разрывается?

– Многое ставится с ног на голову. Мол, вначале заработаем финансы и затем по остаточному принципу поддержим науку и культуру. Хотя происходить должно ровно наоборот. Сегодняшняя экономика – на 100% индуцированные наукой технологии. Даже в сельском хозяйстве. Пример. Казахстан тратит сотни миллионов долларов в год на покупку вакцин от ящура, сибирской язвы, прочих заболеваний животных, в то время как у самих есть достаточно старая и испытанная технология производства вакцин. А производить не можем, потому что в стране нет сертификации.

Чтобы её получить, должна появиться лаборатория, полностью отвечающая международным стандартам. Таких международно сертифицированных лабораторий в стране нет ни одной. В целом нужна соответствующая среда, или, как сейчас говорят, экосистема, которая помогает создать наращивание человеческого капитала в данной области. А это самое важное для развития науки, технологий и экономики. ООН разработала и утвердила 17 целей в области устойчивого глобального развития. Между тем внимательным взглядом можно заметить, что 14 из них просто не осуществимы без науки. Цивилизация – это всегда осознанное и комплексное усилие, в котором роль и первичности науки невозможно переоценить.

НЕ ПАНАЦЕЯ, НО ТЕМ НЕ МЕНЕЕ…

– Какую страну, на ваш взгляд, следует взять за образец?

– До колоссальной советской цифры в 7-8 процентов отчислений на науку от ВНП не дотягивают даже Израиль и Южная Корея, сегодняшние лидеры в научном развитии, расходующие на него меньше 5 процентов от ВВП. Наука – не панацея, это однозначно. Однако без неё точно не будет никакого прогресса. Посмотрим на развитые страны, они тратят на научные исследования в среднем не меньше 2,4%, а у нас цифра начинается с нуля. Ещё недавно была 0,12%, потом подросла до 0,13. Наверное, недавно была увеличена, но даже заявленного на обозримое будущее одного процента от ВВП всё равно недостаточно. О каком-то гигантском скачке говорить просто не приходится. Надо инвестировать по максимуму, осознавая, что без фундаментальных исследований невозможно развитие прикладной науки. Вокруг центров академической мысли, скажем Кембриджа, собираются индустриальные лаборатории и исследовательские центры крупнейших корпораций, но не наоборот, таких как «Майкрософт», «Шлюмберже» и «Тошиба». Инженерам чуть ли не на ежедневной основе нужен уровень экспертизы и понимания природных явлений, которые присущи учёным, ничем более, по гамбургскому счету, кроме как удовлетворением своего любопытства за казённый счет, не занимающихся. На самом деле стремление к познанию – единственная движущая сила, мотивация к открытиям. Даже если вначале неясно, что может за ними стоять. Наука превратилась в естественный ресурс, который, собственно говоря, и создаёт супердержавы и который можно культивировать. Америка и Китай стали таковыми как раз благодаря, в первую очередь, человеческому капиталу, науке и технологиям, вырастающим из неё. Знаете, что хорошо в науке? Она – универсальное, даже более чем культура, средство. Потому что нет у неё национальности, политического устройства. Физика, химия, математика, биология одни на всех и измеряются одинаково.

Фото: из газетных материалов

ГАРАЖИ ОСТАЛИСЬ В ПРОШЛОМ

– Как не вспомнить адептов рынка, считающих, что только в нём истоки и залог процветания! В том числе науки.

– Перестроечные мифы сорокалетней давности уже надо отбросить. Реальность куда сложнее. Рынок нужен для внедрения, он – самое последнее звено в цепочке. С 80-х для привлечения инвесторов в область хайтека надувался пузырь в таком жанре. Вот ребята в гараже создали технологию, стали миллиардерами, покорили мир, кино про них снимается... Наука любит только цифры и факты, которые говорят, что до 90% успешных стартаперов в тех же Штатах – это люди старше 40 лет, то есть как минимум два десятилетия находящихся в отрасли.  С пониманием задач через накопление знаний и связей. Среди моих студентов много айтишников, они продвинутые, на 3-4 курсах удалённо работают на «Гугл», другие солидные корпорации, неплохо зарабатывают. Но это и расслабляет. Я же заставляю их учиться. Ну, призываю по крайней мере. Без фундаментальных знаний они могут оказаться у разбитого корыта в своём бинарном мире. А ведь им предстоит стать участниками новой индустриальной революции.

– Что она собой представляет?

– Появление и развитие квантовых технологий, которые изменят мир и войдут в нашу жизнь. Скорость вычисления и объём операций, на которые способен квантовый компьютер, беспрецедентны. Превосходят все имеющиеся сегодня устройства, и уже созданы прототипы. Толчок развитию искусственного интеллекта будет дан неимоверный. Еще более значительные сдвиги обещают нам новые метаматериалы, которые не встречаются в природе, и новые биотехнологии.

Фото: из газетных материалов

ЭНЕРГИЯ ПОИСКА

– Сможет ли наша страна стать участником этого революционного процесса?

– Сейчас к Казахстану приковано внимание всего мира. Спасибо советской казахстанской школе геологии, благодаря которой открыто наличие в казахстанских недрах 29 из 30 критических минералов, включая три группы 17 редкоземельных металлов. Все так называемые волшебные свойства высоких технологий вращаются вокруг того или иного свойства редкоземельного металла, благодаря чему, собственно, и функционируют высокие технологии настоящего и будущего, потому эти минералы и называются критически важными для глобального развития. Так, к примеру, в наших компьютерах красный цвет обеспечивается за счет свойств европия, зеленый – тербия, touch screen – индия. Мы сами еще полностью пока не осознаем, на каком богатстве живём. Не зря президент назвал редкоземельные металлы новым нефтегазом. Однако их экономическое масштабирование не осуществить простой добычей и продажей. Необходимо, на мой скромный взгляд, создавать новые глобальные технологические цепочки добавленной стоимости, в которых предприятия из Казахстана смогут играть более прибыльную роль. Сейчас разворачивается настоящая квантовая гонка. Полагаю, пять-шесть стран опять окажутся во главе и будут, овладев этой технологией, навязывать свои правила игры. Другим тогда придётся адаптировать их под себя. В любом случае нам нужны научные исследования, потому что у Казахстана существует огромный шанс создать экономику нового типа. В первую очередь энергетику.

– С ней тоже не всё в порядке?

– В содружестве с ведущими учёными Кембриджа в КБТУ мы создали научно-исследовательскую группу для экспериментов по созданию новых сверхпроводников комнатной температуры. Они в состоянии потенциально избавить от потерь при хранении и передаче энергии на неограниченное расстояние. Представляете, сегодня мировая энергетика до 30% теряет на транспортировке электроэнергии! Проблемы возобновляемых источников энергии в том, что пики производства не совпадают с пиками потребления. В это время энергию где-то надо хранить, но наши батарейные технологии сегодня абсолютно не совершенны. И более того, уязвимы из-за нарастающего дефицита лития. А энергосистема требует гибкого управления манёврами энергии, следовательно её стабильности. Огромное будущее в себе таят квантовые криогенные технологии, в которых манипулирование спинами электронов позволяет добиваться процессов охлаждения без использования редкого гелия или вредоносного фреона. Появление квантовых холодильников и криогенных систем – вопрос даже не отдаленного будущего. Первооткрыватели этого феномена, профессора квантовой физики Гилберт Лонзаричи Сиддхарт Саксена из Кавендишской лаборатории, она же департамент физики Кембриджского университета, среди научных руководителей данной совместной группы, равно как и ректор КБТУ Маратбек Габдуллин. Продолжается совместная работа по запуску Алматинского центра передовых наук и технологий, где данные исследования должны выйти на принципиально новый уровень и параллельно вплотную приблизиться к разрешению вопросов сертификации для развития экономики Казахстана и региона.

– От грандиозности поведанного вами пора перевести дух. И спросить, чему посвящаете время, свободное от научных занятий?

– Учёные, как правило, люди увлечённые. Садоводством, рисованием, спортом, игрой на музыкальных инструментах, ремёслами. Я не исключение. С юности остаюсь горячим поклонником группы «Битлз», впрочем, люблю и классику, особенно оперу. Читаю до четырёхсот страниц академической литературы в день, очень нравится готовить разнообразные блюда из итальянской кухни. Для меня искусство, культура и наука существуют в нераздельном единстве. Убери что-то одно – и гармония нарушится.

ДАТА

«АиФ» поздравляет Чокана Тураровича, одного из ведущих казахстанских учёных мировой школы, с 55-летием! С пожеланиями новых достижений на научном поприще.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)