26

Птичьи права – 5

Андрей Михайлов / из газетных материалов

Окончание. Начало в №25 от 10 июня 2020 г.

О наших пернатых соседях по окружающей среде можно говорить вечно. Ибо они стоят того хотя бы потому, что вызывают зависть: им подвластна воздушная стихия, заповедная для человека без гаджета. Но во всем нужно ведать меру. Мне же в заключение хотелось бы остановиться еще на одной птице, интересной во всех отношениях, – на чайке. [газетная статья]

ОРАКУЛ И ПРЕДВЕСТНИК

У чайки (будем называть так для краткости всю сотню видов семейства чайковых), одинаково хорошо чувствующей себя в любой среде (на земле, в воздухе, на воде и под водой), морская репутация. Хотя исходя уже из своих уникальных способностей птица эта априори должна относиться к наиболее вездесущим на планете. Что, собственно, и происходит. По своей распространенности никакие голуби-вороны не смогут потягаться с чайками! Их территория – вся земля от Арктики до Антарктики.

Но напрасно думать, что они живут только по берегам морей и океанов. Есть они и в Африке, ив центре Азии, и даже на заоблачном Тибете. И там, где водится человек, они вполне комфортно ощущают себя нашим близким соседом, оспаривая легкий корм у клубящихся над помойками и свалками голубей и ворон. Любопытно, что и рост промышленного рыболовства, после которого в море остается масса отбросов, привел к значительному умножению популяции чаек в местах массового лова. Белый крылатый шлейф, который тянется за любой рыболовной шхуной или траулером, – картина столь завораживающая, сколь характерная.

За этой птицей в воздухе, не отрываясь, можно наблюдать часами. Ибо чайка – верх совершенства! Все в ней нацелено на стремительный полет, головокружительное пике и долгое парение в атмосферных струях. Во время кормления, над волнами, движения ее столь нервозны и изменчивы, что уследить за траекторией отдельной птицы даже в небольшой стае практически невозможно, это знает каждый, кто пытался снимать их в такие моменты.

Голос чайки – песня отдельная. Недаром в воображении надолго отторгнутых от дома моряков он поэтично трансформировался в плач женщины, тоскующей по невозвратно канувшему в море любимому. Впрочем, у других народов мечущиеся над волнами чайки олицетворяют души самих смельчаков, бросивших тщетный вызов неродной стихии. Настроенные более прозаически сухопутные жители пытались использовать чайку в качестве оракула – например, как предвестника весны или хода рыбы: «Прилетела бы чайка, а весна будет. Чай примечай, куда чайки летят!». Примета работала? Всегда! Без весны не проходило ни года.

ДЕБРИ КАЗАХСТАНА

Казахстан – одна из стран, не имеющих выхода к мировому океану. Но для наблюдения за чайками нам вовсе необязательно к нему стремиться. Обилие озер делает степи Центрального Казахстана, к примеру, идеальными для встречи с этими морскими птицами. И Центральный Казахстан тут вовсе не выделяется среди прочих регионов страны. По степным просторам нашей республики носятся около десятка видов чаек.

Так что когда над вашей головой раздается вдруг истеричный плачь ушибленного ребенка – вослед тут же пронесется стремительная чаячья тень. Однако вздрогнуть все равно придется, этот хохот-плач всегда неожиданен. Недаром некоторых чаек так и кличут «хохотуньями» и «хохотунами». Черноголовый хохотун – самая крупная наша чайка и одна из самых редких. Но встречаются в Казахстане чайки более редкие – реликтовые.

…Новость, взбудоражившая в середине 60-х годов прошлого века зоологическое сообщество, пришла с Алаколя. Именно там орнитолог Эрнар Ауэзов (сын великого писателя) с товарищами обнаружил чайку, которую несколько десятилетий считали вымершей. Шкурка единственного экземпляра, добытого неутомимым исследователем Внутренней Азии, шведом Свеном Гединомв 1929 году в Монголии, обреченно пылилась в загашниках стокгольмского музея. Ученые торжествовали! Хотя, с точки зрения обывателя, вновь открытая чайка вряд ли была способна потрясти воображение так же сильно, как какие-нибудь комодоские вараны или новозеландские ехидны. Неспециалист, вообще-то, не отличил бы ее от обычной озерной родственницы. Но в науке свои критерии и градации ценностей.

На островах Алаколя обнаружился не единичный экземпляр, а целая колония, прилетающая с наступлением тепла неизвестно откуда, чтобы заняться здесь благородным делом продолжения рода. Фурор в науке был такой, что власти Казахской ССР поспешили оперативно (в 1971 году!) объявить территорию островов госзаказником. На базе заказника позднее был открыт заповедник «Реликтовая чайка». Однако вот парадокс: плодами известности этой черноголовой чайки ныне пользуются совсем другие птицы, обитающие на заповедных островах, сама же она вновь бесследно исчезла с Алаколя. В последние годы, правда, здесь вновь стали мелькать единичные экземпляры. Такой вот своенравный реликт.

КЕРЧЕНСКИЙ ПРОЛИВ

Бесцеремонная и наглая героиня сегодняшнего повествования вряд ли относится к народным любимицам. Хотя ее крохотные птенчики-пуховички, еще не летающие, но отлично плавающие и уморительно, вперевалочку, бегающие, просто очаровательны. Не менее чарующее зрелище – бесчисленные чаячьи стаи, мечущиеся вокруг какого-нибудь плывущего траулера. Впрочем, не только траулера.

Керченский пролив.
Керченский пролив. Фото: из газетных материалов/ Андрей Михайлов

Одну такую птичью вакханалию мне довелось наблюдать с парома, который на закате дня пересекал Керченский пролив. Никогда в жизни я не видел такого количества чаек! Взметнувшись за кормой огромной кричаще-мечущийся тучей, они затмили солнце. Две камеры в моих руках работали непрерывно все время, пока судно двигалось от Европы к Азии. И оно того стоило!

– Хамса пошла… – прочувствованно пропел стоявший рядом матрос, похожий на питерского бича.

Хамса – маленькая рыбешка, хорошо известная любителям консервов под названием анчоусов. Когда-то ее в этих местах вообще за рыбу не считали, но к концу XIX века распробовали. «Являясь наиболее дешевой рыбой (20-30 коп. за пуд), хамса вместе с тюлькой … делается самой употребительной народной рыбной пищей, как в свежем, так и в соленом виде» – так писал самый авторитетный и массовый источник того времени, энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Выворачиваемая винтами парома из темных вод пролива хамса, судя по всему, оказалась весьма по вкусу и чайкам.

МУТТРА. НАБЕРЕЖНАЯ КОРНИШ

Муттра (Матрах) – самая любопытная часть Большого Маската, столицы султаната Оман. Экзотический городок выгнулся вдоль красивой набережной, вокруг глубокой бухты с портом Мина Кабус, подпираемой сзади безжизненными отрогами каменистых гор Хаджар. Набережная Корниш – любимое место вечерних прогулок степенных оманцев.

Матрах.
Матрах. Фото: из газетных материалов/ Андрей Михайлов

А любимое развлечение их – кормление чаек, великое множество которых слетается сюда на дармовщинку. Обыватели кормят чаек хлебом. Правда, когда куски лепешек долетают до воды, к ним тут же устремляются из глубины рыбы, которых тут же подхватывают птицы. У самых удачливых и нахальных таким образом получается полноценная трапеза из двух блюд. Это на ужин. А на завтрак чайкам перепадают обильные «подаяния» от рыбаков, разгружающих свои шаланды в дальнем конце набережной.

Андрей МИХАЙЛОВ, Казахстан – Россия – Оман

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество