aif.ru counter
30

Птичьи права – 3

Андрей Михайлов / из газетных материалов

Продолжение. Начало в №25 от 10 июня 2020 г. и в №26 от 24 июня 2020 г.

Сегодня мы с вами отправимся «кормить голубей». Может быть, кому-то такое времяпрепровождение покажется банальным, однако не станем спешить с оценками. Ибо голубь по всем признакам – та самая птица, которая соседствует с нами поболее всех прочих пернатых. Когда-то наши пращуры вместе делили пространство палеолитических пещер, и мирное голубиное курлыканье умиротворяло буйный нрав первобытных «сапиенсов».

[газетная статья]

Голубь мира

Так что вовсе не случайно голубь стал вестником и символом мира. Если даже вы не верите в теорию Дарвина и не ведете свой род от познавшей труд обезьяны, то все равно никуда не денетесь от голубиного воркования. Недаром в каждом православном храме, под куполом, обязательно обнаружится знакомое изображение. Голубь – символ Святого Духа, вместе с Богом-сыном и Богом-отцом они составляют неразлучимую Троицу, основу основ христианской веры. Но не только.

Голубь с оливковой веткой, возвернувшийся на борт Ноева ковчега, – олицетворение того, что гнев Господень сменился милостью и остатки человечества могут продолжать плодиться, размножаться и жить себе далее в мире. Голубь над головой Девы Марии – оплодотворяющая сила Духа. Голубь с пальмовой вайей – победа над смертью. Недаром он был избран эмблемой и рыцарями Грааля, и святым Бенедиктом, и многими другими персонажами христианской истории. Но голубь стал птицей-символом задолго до явления Христа народу. Его почитали и греки, и римляне («колумбарий» – дословно с латыни «голубятня»), и египтяне, и шумеры, и китайцы, и…

Недаром в разных странах и у разных народов существует общий и давний ритуал кормления голубей. Многие ныне воспринимают его как развлечение, однако развлечению этому предавались десятки (а коегде и сотни) поколений людей, подкармливавших (на тех же самых местах) сотни (а где-то и тысячи) поколений голубей. И те кормильцы пребывали в полной уверенности, что таким образом они вершат не какойто гуманный акт любителей природы, а богоугодное дело, соединяющее с высоким, улучшающее карму, приобщающее к великому.

Дабы удостовериться, давайте совершим три небольшие экскурсии в разные страны, в миры разный конфессий.

Алматы. Голуби Кафедрального собора

Первая экскурсия не потребует особых усилий. Да, многие казахстанцы совершали ее и без меня. А живущие в южной столице делают это регулярно.

Про особое отношение наших горожан к пернатому миру я уже говорил ранее. Да, к чести их заметим, что ушло в прошлое поколение пацанов-рогаточников и взрослых птицеловов, весьма обычных вредителей природы еще в 1960-е годы. Сегодня алматинцы в массе своей любят птиц такими, какими они попадаются им на глаза. В сети есть сообщества местных птичников, любителей орнитологии. А многие неравнодушные ко всякой пернатой мелочи по мере сил принимают участие в ее нелегкой жизни в трудное время. Во всяком случае кормушки перед окнами – весьма обычны как в новых, так и в старых кварталах. А кормление голубей превратилось в любимую забаву детворы и молодоженов. И даже в маленький бизнес для продавцов корма.

Центром этого культа стала площадь у кафедрального собора. Стала? Была! Тут, в старом парке, рядом с величавым Свято-Вознесенским собором голуби царствуют вот уже более века. Под их неизменное умиротворяющее воркование и трепетное шлепанье крыльев само время течет вовсе не так, как повсюду. И если и существует какой-то особый городской ритуал, связующий разные народы и непохожие поколения, населявшие и населяющие наш город, то он свершается именно тут, на голубиной площади у храма, где каждый из нас обязательно побывал в детстве, с родителями – с увлечением кормил и с азартом гонял беспокойных птиц, куда затем всенепременно приводил своих детей, после – внуков, а кому повезло – и правнуков.

Таким образом, голуби Вознесенского собора (сколько их поколений сменило друг друга, никому доподлинно не известно), это та непрерываемая, самая живая связь, которая вяжет горожан с прошлым, будущим и друг другом. Уравнивает местных с приезжими. И заражает всех любовью к жизни и окружающим.

Стамбул
Стамбул Фото: из газетных материалов/ Андрей Михайлов

Стамбул. Новая мечеть Ени Джами

Стамбульские мечети не спутать ни с какими иными. Дерзкие купола – наследие византийского храмового зодчества, под защитой минаретов, похожих не то на антенны, не то на ракеты, нацеленные в какие-то запредельные сферы. Ближе всего к Золотому Рогу стоит Новая мечеть (Ени Джами), поставленная, правда, еще в 1633 году. Здесь, у паромной пристани, вблизи вокзала, движение смолкает только по ночам. Днем это место напоминает неуемный родник-кладенец, выносящий на поверхность тысячи и тысячи людских песчинок. Эминеню – площадь между этой мечетью, на ступенях которой вечно суетится воркующее стадо сварливых голубей, и бухтой – одно из наиболее оживленных и нервных мест Стамбула. (Путеводители уверяют, что по количеству голубей площадь эта может поспорить с Сан-Марко в Венеции!)

Кормят голубей рядом со многими мусульманскими святынями, мечетями и мазарами. Но мне почему-то перво-наперво приходит на ум именно Новая мечеть у Золотого Рога. Может быть, именно из-за фатальной дисгармонии между буйными ритмами современного Стамбула и непобедимой силой вековых традиций. Не раз приходилось наблюдать, как спешащие куда-то по неотложным делам турки вдруг резко останавливались, покупали корм у местных торговцев и разбрасывали его в воркующий ковер все более размеренными и умиротворенными движениями. А потом… снова летели сломя голову по прежнему маршруту.

Катманду
Катманду Фото: из газетных материалов/ Андрей Михайлов

Катманду. Хануман Дхока

В индо-буддийском мире свои резоны для ритуального подкорма голубей. Здесь, где все живые организмы соединены со всеми единой цепью перерождений, отношение к собратьям может даже доходить до такой экстремальности, как сеточка на устах, чтоб случайно не сглотнуть, или метелочка, дабы случайно не раздавить какую шестиногую козявку. Которая в прошлой жизни могла быть и дорогим человеком. Я уж не говорю про высокогуманные и милосердные акты освобождения всяких наловленных для случая пташек и рыбок и кормления всего, что только кормиться без смертоубийства, от черепах и обезьян до крыс и… голубей.

Нерв подкорма голубей в Катманду – небольшая площадка перед храмом Джаганатха в ритуальном центре на площади Хануман Дхока, перед Старым королевским дворцом. Как всегда и везде, зрелище завораживало, и я неизменно останавливался тут, в тени колонны короля Пратапа Малла, умилялся небесными девушками в воздушных сари, которые разбрасывали зерна с таким видом, будто не существовало для них ничего более радостного и значимого в этой жизни.

Так бывало тут веками, из года в год, изо дня в день. И только некоторое время после 25 апреля 2015 года привычное положение дел оказалось нарушенным, и обезумевшая стая храмовых голубей носилась взад-вперед над центром Катманду и неприкаянно толклась меж развалин, не находя покоя и пристанища.

Центр был разрушен после страшного землетрясения, многие древние храмы на площади Ханумана превратились в руины, пала королевская колонна… И было не до птиц – из-под обломков вытаскивали тела людей. Но когда я попал в Катманду через год, голубиный «статус-кво» у храма Джаганатха (он устоял) был восстановлен, и привычное сытое воркование возвещало миру, что Непал вечен и живет дальше…

Андрей Михайлов
Фото автора
Казахстан – Турция – Непа

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество