Примерное время чтения: 10 минут
46

Унесённая в ретро  

Если приехать в Нью-Йорк, не зная о нём ничего, ни фильмов, ни описаний, ни фотографий, и увидеть его впервые, то это странное место, наверное, покажется гигантской декорацией, сооружённой для постановки некоего грандиозного античеловеческого блокбастера абсурда [газетная статья].

СЛЁЗЫ МИРА В ЧЁРНУЮ БЕЗДНУ

На месте башен Торгового центра в Нью-Йорке теперь две огромные черные гранитные впадины, это мемориал «9/11» в память о жертвах самого знаменитого и кровавого теракта в истории не только Америки, но и всего мира. Мемориал своеобразный, и далеко не всем понятна его символика. Вполне объяснимы имена погибших в тот роковой день, они нанесены на гранитные бордюры впадин. Встречаются среди них русские, армянские, корейские фамилии (с говорящими русскими отчествами). А со стенок впадин в чёрное мрачное каменное пространство (в бездну?) стекают бесчисленные струи воды.

Видимо, по мысли создателей сего это как бы слёзы мира по невинно убиенным в тот роковой день.

Любопытно, как ведут себя люди, посещающие это место. Кто-то проникается значимостью сооружения и держит себя соответственно его предназначению, а некоторые (туристы, конечно) делают фото с улыбками, забираясь даже на бордюры с именами погибших, будто это не мемориал памяти о великой скорби и гибели тысяч людей, а обычная достопримечательность, только больно уж диковинная и не совсем понятная.

То, что произошло в тот трагический вторник 11 сентября 2001 года, давно уже стало здесь легендой, а легенды, как известно, имеют свойство превращаться в мифы, а то и притчи. А притча – это сказка или иногда может приближаться к реальности? Как сказать, но вот что произошло в конце ноября этого года, когда в Нью-Йорке стояли великолепные теплые деньки и все гадали, сколько же такое продлится? Однако...

ЛЮДИ В ЧЁРНОМ НА ТАЙМС-СКВЕР

...Вечер, смеркается, типичный суетливый нью-йоркский день идет к концу. Усталые, мы идем от Эмпайр-стейт-билдинга по 34-й улице и выходим на Геральд-сквер, это между  33-й западной и Бродвеем. Здесь по вечерам мы обычно пьём кофе.

Сразу же обращаем внимание на массированный, бронированный полицейский автомобиль и видим еще какую-то специальную, явно военную технику. Перед входом в небольшой парк на площади стоит патруль из трёх полицейских в чёрной форме, в касках и с автоматическими винтовками.

– Что-то случилось? – спрашиваем мы копа, который прохаживается по парку и как-то особенно внимательно всё вокруг осматривает.

– Всё в порядке, сэр, – нарочито громко отвечает он (чтоб все вокруг тоже слышали), – просто усилены меры безопасности.

В эти ворота в последний раз вошёл Джон Леннон 8 декабря 1980 года.
В эти ворота в последний раз вошёл Джон Леннон 8 декабря 1980 года. Фото: из газетных материалов/ Сергей Козлов

Думали ли мы в тот момент, решив в уютном маленьком скверике выпить кофе, что находимся в месте, которое именно в этот ноябрьский день стало знаменитым по всей Америке? Нет, конечно. А дело было в том, что утром в сети появилось видео от какой-то очередной террористической банды (или «армии», как они обычно себя именуют), где боевик застегивает пояс шахида, а за кадром звучит обещание устроить в Нью-Йорке нечто подобное, чего давненько уже не было. И все это перемежается кадрами с видом именно на Геральд-сквер, а также на Таймс-сквер, Пятую авеню и рестораны «Фрайдис».

Мать честная! Ведь это места, в которых и мы бываем регулярно... И вот теперь на Геральд-сквер и на Таймс-сквер дежурят грозные мужики в черной униформе и с автоматами. Да и конная полиция стала чаще появляться на улицах. В общем, в Нью-Йорке как бы все спокойно. Однако, как ни странно, черные патрули (мы поневоле вспомнили черные гранитные впадины монумента «9/11») спокойствия не добавляли, а скорее вселяли пусть смутную, но тревогу. Ещё не все пролились слёзы мира.

STRAWBERRY FIELDS FOREVER

Мемориал «9/11» можно посетить ну разве что один раз, а вот к другому нью-йоркскому мемориалу, куда более скромному, мы приходим всегда, если посещаем этот город. Потому что место сакральное – Сроуберри фиелдс (Земляничные поляны) в Централ парке. Это небольшая площадка, выложенная белой и чёрной плиткой с надписью «Имэджин» («Представь себе»). Его создала Йоко Оно, вдова Джона Леннона, бывшего битла. Рядом, через улицу Централ-парк-вест, стоит громадное здание Дакота-билдинг, где в последние годы своей жизни обитала семья Леннонов. Вот и ворота, в которые в последний раз вошёл Джон и откуда его 8 декабря 1980 года вынесли уже окровавленным и умирающим. Здесь он был убит американским маньяком пятью выстрелами в упор.

И в этом, 2023-м, году, в этот день на Строуберри филдс, так же как и всегда, собрались люди, и не только битломаны. Пели песни «Битлз» с утра и до позднего вечера. Среди собравшихся, кстати, встретились ныне и земляки из Алматы… И вот посетила нас нынче такая мысль: все эти отмечания в Централ парке – то дня рождения Джона, то дня его гибели – очень напоминают некое ритуальное действо, когда ньюйоркцы непременно собираются и как бы… пытаются искупить вину этого жестокого города и этой страны, что ли. За что? Ну, хотя бы за то, что Америка убила Леннона и «Битлз»… Вот если б жил он в своей родной Англии, то жил бы, наверное, и поныне, а так переехал из Лондона сюда, вот и получилось всё, так сказать, по-американски.

Наряды полиции дежурят на Таймс-сквер.
Наряды полиции дежурят на Таймс-сквер. Фото: из газетных материалов/ Сергей Козлов

А мысль эта посетила нас потому, что ни в одном другом городе мира эти дни битломаны так не отмечают. Даже в Ливерпуле или Лондоне. А в Нью-Йорке, возле ворот, в которые битл вошёл в последний раз, отмечают всегда…

А БОУЛИНГ В НЬЮ-ЙОРКЕ – ЭТО ОТСТОЙ…

На станции метро «Кингстон Троуп» в вагон входит молодая американка, довольно неплохо одетая, и обращается к пассажирам подать кто чем может. Очень извиняется за то, что беспокоит. Кто-то даёт доллар, кто-то квотер (25 центов), ну а кто – бутылку минералки. Дама всех благодарит и уходит в следующий вагон. Это просто сценка из нью-йоркской реальности, так сказать, хоть немного характеризующая местные нравы и отношения между людьми, которые всегда, во всяком случае огромную часть своей «транспортной жизни», передвигаются под землёй…

Ну а мы едем в район Манхэттена Хеллскитчен («Адская кухня»), названный так когда-то за свирепую преступность и разбой, царившие здесь, это на самом западном краю острова, на берегу реки Гудзон. Сейчас же здесь приличные клубы и рестораны, дорогие квартиры и ничего себе респектабельный райончик, в котором к тому же находится один из самых знаменитых не только в Америке, но и во всём мире боулинг-клуб «Лаки Страйк» (Lucky Strike).

Об этом клубе написано, рассказано, показано много всего, и всегда непременно в самой превосходной степени. Мол, и Кайли Меноуг здесь играла, и Джим Керри, и Алек Болдуин. Но всем своим знакомым и друзьям мы теперь скажем: не ходите туда. Наши, алматинские боулинг-центры, поверьте нам, куда лучше. А в этом претенциозном нью-йоркском заведении буквально всё нам не понравилось. А все эти сюжеты в превосходной степени – хорошо проплаченная реклама компании, которой сие заведение принадлежит, не более того.

Судите сами. За час игры платить нужно 60 долларов. И ещё за выдаваемую обувь – по 6 долларов за пару. Понимаете, да? Без обуви такой, специальной, играть нельзя, и выходит, что с вас буквально выжимают шесть баксов на ровном, так сказать, месте. Причём обувь качества и состояния весьма сомнительного как по изношенности, так и по чистоте. А дополнительных носков для игры не выдают, как у нас.

Дорожки для шаров обычные, ничего особенного. А вот шары, на удивление, отвратительные. Мы, например, так и не нашли наши одиннадцатые номера с нужными по диаметру отверстиями для пальцев (!). Нет в знаменитом боулинг клубе Нью-Йорка нужного нам соответствия веса шара и его параметров. Нету! Вот в родном Алматы – есть, и очень даже гармоничное. А здесь не нашли... И шары все у нас, в центре Азии, как правило, новенькие, а не побитые и покоцанные, как на севере Америки. К тому же висит категорический запрет играть своими шарами (и свою специальную обувь, кстати, тоже приносить нельзя)...

Сервис тоже далеко не на высшем уровне. Колу и другие напитки пришлось ждать минут двадцать, да и то принесли лишь после второго обращения к персоналу. Ну а колы в таких заведениях Нью-Йорка меньше чем два с половиной бакса за стакан не бывает. И ещё: музыка оглушает не меньше, чем у нас, причём музыка какая-то, извините, адская. Такой у нас и не услышишь, не мелодии, а сплошные биты и рычание… К тому же световая реклама на противоположной стенке от игроков не просто отвлекает, не даёт нормально целиться в кегли. Её отблеск мешает катать шары прицельно, делая игровую дорожку сплошной светящейся полосой, где совершенно не видно разметок.

Ко всему этому нам попался озорной американский мальчик лет восьми, игравший на соседней дорожке с папой и мамой, который принёс откуда-то горсточку песка и зачем-то рассыпал его перед дорожками не только для папы и мамы, но и для нас... Хорошо ещё, что никто из нас, а также папа и мама не попадали на скользком полу, когда не то что шары катать, но и стоять было сложно. Пока дозвались уборщика, тоже прошло минут 15-20.

Лучше уж сходить в Нью-Йорке на блошиный рынок, что в Бруклине. Куда интереснее и полезнее. Но об этом, как говаривали в старых добрых советских радиосказках, в следующий раз.

 Сергей КОЗЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых