163

Театр медицинских масок

Детское шоу в театре La Boheme.
Детское шоу в театре La Boheme. из газетных материалов

Школа выживания независимых сцен

МАСКИ – ТРАДИЦИОННЫЙ СИМВОЛ ТЕАТРА. НО МЕДИЦИНСКИЕ МАСКИ, КОТОРЫЕ 2020 ГОД ПРЕВРАТИЛ В САМЫЙ РАСПРОСТРАНЕННЫЙ, И ОТНЮДЬ НЕ ТЕАТРАЛЬНЫЙ АКСЕССУАР НА ПЛАНЕТЕ, ПОСТАВИЛИ ТЕАТРЫ В СЛОЖНЕЙШЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ. И ЕСЛИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ КОЛЛЕКТИВЫ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ ПОЛУЧАЮТ ПОДДЕРЖКУ, ТО ЧАСТНЫМ ТРУППАМ ПРИХОДИТСЯ РАССЧИТЫВАТЬ ТОЛЬКО НА СЕБЯ. [газетная статья]

Независимые театры стали неотъемлемой частью культурной жизни Алматы, но в условиях карантина часть из них простаивает. Другая, несмотря на все риски, этой осенью открыла новый сезон. Мы решили узнать рецепты выживания независимых театров культурной столицы Казахстана.

КАК ТВОРЧЕСКИ ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ

Свой 20-й сезон театр «ARTиШОК» открыл 15 октября спектаклем Галины Пьяновой «Лихорадка субботнего вечера», основанном на одноименном голливудском фильме, сюжет которого перенесли на алматинскую землю. В представлении задействовано 20 человек. О трудностях и способах выживания в пандемию нам рассказала Анастасия Тарасова, управляющий директор театра «ARTиШОК»:

Анастасия Тарасова.
Анастасия Тарасова.

– Как независимый театр мы понимаем, что никогда не попадём ни в одну государственную программу, не можем рассчитывать ни на один республиканский фестиваль или премию. При этом наши сотрудники могут получать «Золотые маски» и премию «Арлекин» в России. Но в РК они не оценены, как и наши спектакли. Тем не менее мы не сдаёмся. В августе «ARTиШОК» совместно с одной кофейней запустил проект «Выживут только летники». Наши актёры превратились в официантов, которые между разносами заказов играли спектакли, давали концерты.

Этот проект дал нам 300 тыс. тенге. Затем мы стали продавать нашу сувенирную продукцию и заработали еще 165 тысяч. Помощь наших поклонников и чаевые принесли дополнительно 300 тысяч. Потом мы вынесли из театра неиспользуемый реквизит и провели два гараж-сейла. Проще говоря – распродажу. На этом заработали 380 тысяч. Мы придумали ещё одну идею для гараж-сейла, когда одни клевые люди дарят нам свои ненужные вещи, а другие такие же клёвые их покупают. Это принесло нам ещё 800 тысяч. В итоге мы за прошедший август, когда ни один театр не функционировал, заработали около 2 млн тенге, которыми покрывали наши расходы на аренду и содержание театра. Напомню, что у нас две сцены.

В сентябре, когда люди вышли на работу и началось онлайн-обучение в школах, в театре возобновились репетиции. Правда, темп реализации проектов спал и мы заработали всего 550 тыс. тенге. Признаюсь, это очень сильно изматывает – ежедневно изобретать новое колесо для получения доходов. Вместо привычной работы над спектаклями мы пытаемся креативно зарабатывать деньги. В течение этих семи месяцев не было ни одной государственной программы или гранта по поддержке независимых театров. С другой стороны, Гёте-институт сформировал фонд поддержки культурных проектов, пострадавших от пандемии. Мы подали заявку на конкурс и сейчас ждем решения.

Дина Тасбулатова, Чингиз Капин и Айсулу Азимбаева в спектакле «Лихорадка субботнего вечера».
Дина Тасбулатова, Чингиз Капин и Айсулу Азимбаева в спектакле «Лихорадка субботнего вечера».

В связи с пандемией в нынешнем сезоне мы вынуждены отказаться от репертуарного планирования и начали работать проектно. То есть мы сосредотачиваемся для начала на одном спектакле – «Лихорадка субботнего вечера». Изменилась и наша ценовая политика. Раньше мы продавали билеты на большую сцену (150 человек) и выходили в ноль. В нашем новом спектакле задействовано 20 человек. Таким масштабным он получился по замыслу, и нам не хотелось бы терять людей, и предлагать зрителям постановки с тремя участниками. В связи с тем что заполняемость театров ограничили в два раза, мы увеличили в два раза стоимость билета. Вместо обычной цены в пять тысяч тенге теперь билет стоит десять тысяч. Надеюсь, что наши зрители с пониманием к этому отнесутся и вместе с нами пройдут через сложнейший отрезок времени.

РЕПЕТИЦИИ НА КРЫШЕ

«Дом Q» – пожалуй, самый небольшой театр Алматы. Он рассчитан всего на 32 зрителя. Самый маленький по размерам, но не по своему значению. Свой сезон он открыл 11 октября чеховским спектаклем «Медведь».

– Март и апрель стали для меня настоящим кошмаром, – вспоминает Елена Набокова, руководитель театрастудии «Дом Q». – Вечером я придумывала план, но утром обстоятельства менялись. Отчасти нас спасло то, что в июне нам удалось набрать группу на актёрские курсы, причем ограничение было в пять человек. Мы в меньшей степени зависим от спектаклей. Они не дают нам большой прибыли и проводятся в основном для того, чтобы ребята могли выходить на сцену и применять на практике полученные знания. Мы выживаем в основном за счёт студии. Но и она большую часть нынешнего года не работала. Когда начался карантин, у меня было два курса. Пришлось заниматься онлайн. Однажды мы репетировали даже на крыше моего дома.

Елена Набокова.
Елена Набокова.

Индивидуальными занятиями я закрывала долги по коммуналке, но у нас ещё висит долг, потому очень дорогое отопление – 70 тыс. тенге в месяц. Поэтому сейчас мы набираем группы, пока не начался очередной локдаун. У нас есть важное преимущество – нам не надо содержать штат и платить зарплату актёрам. Все они работающие люди, выпускники наших курсов.

В связи с ограничением на заполняемость зала иногда мне предлагают проводить платные онлайн-трансляции спектаклей, но я считаю это бесперспективным занятием. Чтобы спектакль смотрелся, его нужно снимать с нескольких камер, потом делать сложный монтаж. Не зря в Советском Союзе существовало целое направление – телеспектакли. И при этом любой плохой фильм всё равно смотрелся лучше видеоспектакля. В театре самое главное – это присутствие и энергия, то, за счёт чего театр живет как жанр. Пока мы держимся. Что бы ни случилось, я всё равно буду заниматься театром.

ЦЕНА СЦЕНЫ

Театр La Boheme отличается очень пёстрым репертуаром – от детских представлений до этнических и джазовых концертов. Но в новом сезоне к выбору репертуара придётся подходить избирательно, считает Александра Ветеорец, руководитель театра:

Александра Ветеорец.
Александра Ветеорец. 

– Во-первых, карантин ещё не закончился, и значит, наши испытания продолжаются. Есть ограничения, есть страх у людей. Поэтому зрителей очень мало. Упала платежеспособность и зрителей, и театра. Мы напрямую завязаны на продажу билетов. Считаю, что поднимать их стоимость бессмысленно. При этом мы понимаем, что не наберем желаемого количества зрителей, и это влияет на репертуар. Привлекать дорогих артистов сейчас не можем в силу того, что мы не окупим затраты.

В перспективе, надеюсь, все обустроится. У нас и без того помещалось небольшое количество зрителей, а при нынешних требованиях 50-процентного заполнения сталкиваемся с тем, что работаем либо в ноль, либо в минус. Многие люди ещё опасаются приходить в театр, поэтому сейчас мы оцениваем целесообразность запуска детских спектаклей. Некоторые частные площадки в этом году закрылись. Ждать дотаций со стороны государства не приходится. Независимый театр может выжить, если будет поддержка по аренде помещений. Для нас это главная проблема. Артисты и музыканты готовы потерпеть и входят в наше положение. Вот если бы нас поддержали еще и арендодатели, то независимые театры смогли бы пережить сложный период.

СВЕТИТЬ ВСЕГДА, СВЕТИТЬ ВЕЗДЕ

Театр Almadera был образован два года назад. Его изюминками стали соединение поэзии и музыки, а также специализация на музыкальных спектаклях.

– Карантин – большое испытание для всех театров, – рассказывает Алёна Шерш, руководитель музыкально-поэтического театра Almadera. – Тем не менее мы прожили его достаточно активно. Весной создали серию совместных онлайн-композиций, в том числе с нашими коллегами из России и Испании. Таким способом мы хотели приободрить казахстанцев, запертых в своих квартирах. Мы поздравили их с Наурызом, переделав песню Simply The Best, с юбилеем Победы, спев «Мишку-одессита», представили наши переводы песен «Улыбнись» (Smile) Чарли Чаплина, «Аллилуйя» Леонарда Коэна, выпустили серию вайнов и видеблогов. В августе мы закрыли второй сезон онлайн-постановкой «Удалённое солнце». А в сентябре начали третий – открытой репетицией спектакля «Спиритический сеанс», посвященный поэзии Серебряного века.

Алена Шерш.
Алена Шерш.

Возможно, нам было легче выживать, потому что у нас нет своей площадки и нам не пришлось тратить средства на её содержание. Обычно мы арендуем залы. Конечно же, всё это время нам не хватало энергетического обмена со зрителями. Что касается нового сезона, то 18 ноября планируем повторить спектакль «Спиритический сеанс». Сейчас каждую среду проводим концерты в нашем кафе-шантан «Черный кот» на площадке La Boheme. Мы также готовим новогоднюю постановку. Надеемся, что наши представления пройдут офлайн. Наш рецепт выживания, как говорил один из поэтов Серебряного века: «Светить всегда, светить везде», даже в режиме изоляции.

Олег БЕЛОВ, фото из архива театров «ARTиШОК» и La Boheme

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество