Примерное время чтения: 9 минут
18

Ежедневный экзамен на талант  

Фото из архива Гульфиды Гафуровой / из газетных материалов

«Артист ежедневно держит экзамен на талант», – любил говорить легенда казахского балета Булат Аюханов. Почти два года нет с нами мэтра, но дело его жизни, его театр продолжает свою творческую миссию, а команда отлично держит творческий экзамен. О том, как сегодня живёт Государственный академический театр танца, о новых постановках и восстановлении наследия Булата Газизовича мы поговорили с художественным руководителем театра, заслуженным деятелем РК Гульфидой Гафуровой [газетная статья].

Более полувека, а именно 56 сезонов, театр танца Аюханова, некогда «Молодой балет Алматы», радует и удивляет зрителей своим творчеством. При этом следуя заповеди Булата Газизовича: «Задача балета – не разжевать и положить в рот, а подвести к каким-то мыслям, заставить зрителя думать».

– Гульфида Шайхиевна, расскажите, чем порадует зрителей коллектив театра в нынешнем сезоне?

– В репертуарной афише коллектива три десятка балетов, несколько тематических концертных программ, с которыми мы выступаем. В конце марта дали концерт, приуроченный к Наурызу, в апреле отправляемся в гастрольный тур по Западному Казахстану. Кроме того, мы активно занимаемся восстановлением спектаклей Булата Аюханова. К примеру, двухактовый балет «Гамлет. Принц датский» на музыку Аиды Исаковой, который мы представили в начале марта. Булат Газизович ставил спектакли в своем стиле, поэтому мы постарались сохранить оригинал. Все мизансцены, порядок номеров остались теми же, но какие-то технические вещи были отредактированы под новых исполнителей. Основной акцент сделали на видеопроекцию. Визуальной картинкой мы подчеркнули настроение спектакля, показали ту эпоху, атмосферу. Хочу повторить слова Аюханова, когда он ставил этот спектакль, то говорил, что в каждой эпохе есть свой Гамлет.

Фото: из газетных материалов

– Как часто выезжаете на гастроли?

– Сейчас не так часто, как хотелось бы. Все упирается в финансы. Раньше мы ездили круглый год. Много выступали по регионам страны и выезжали в ближнее и дальнее зарубежье. Наш театр привозил балет в самые отдаленные уголки, где люди балет видели только по телевизору. И знаете как они нас встречали? Это не передаваемые эмоции! Многие плакали от восторга. Кстати, некоторые артисты балета рассказывали, что решили танцевать, потому что в детстве к ним в село приезжал «Молодой балет Алматы», и это перевернуло их жизнь. Они влюбились в балет и посвятили этому искусству себя. Вот так.

– Курьёзные случаи происходили? Все-таки вы выступали в селах, где и сцены нормальной не было.

– Вы правы, раньше в селах хороших площадок не было, но мы все равно выступали. Сейчас все изменилось. В городах и поселках есть залы с хорошей сценой, техническим оснащением: свет, звук, Led-экраны, так что выступать одно удовольствие. А по поводу курьезного случая… Я всегда вспоминаю историю. Как-то мы приехали в один отдаленный район, не буду называть какой. Сидим, ждем начало спектакля. Время 18.00. В зале никого. Билеты проданы. 18.20. Никого. Потом прибегает кто-то из местной администрации и говорит: «Там коровы пришли, их надо подоить, а потом жители придут к вам».

Фото: из газетных материалов

– В чём, по-вашему, сила Государственного академического театра танца: в репертуаре, артистах, в том посыле, который вы несёте зрителям?

– Во всем, что вы назвали, но в первую очередь в репертуаре. Это авторский балет. Нам не нужно конкурировать с большими театрами. У нас своя ниша и свой зритель, который любит именно наше творчество.

ЛЁГКАЯ КАВАЛЕРИЯ БАЛЕТА

– А ещё, наверное, в мобильности? Булат Газизович любил говорить, что его команда – это лёгкая кавалерия отечественного балета.

– Это он цитировал фразу министра культуры, который назвал наш театр легкой кавалерией казахстанского балета. Так оно и есть. Когда Булат Газизович открыл театр, то было шесть солистов, потом стало 18 артистов. При этом мы могли давать полные спектакли, которые ставил Аюханов. Мы мобильны, потому что у нас нет оркестра, большого реквизита и кордебалета. Мы берем свои костюмы, флешку с музыкой, видеопроекцией – и в путь.

Фото: из газетных материалов

– У вас по-прежнему театр солистов?

– Да. Это система Аюханова. Как говорится, один за всех, и все за одного. Сейчас у нас в штате 45 артистов, и все они солисты. Каждый артист имеет собственный сольный репертуар. Ежегодно к нам приходят выпускники алматинского хореографического училища им. Селезнева либо из столичной Национальной академии хореографии.

– Булат Газизович всегда прислушивался к предложениям артистов в творческом плане. Вы продолжаете его традицию?

– Конечно. Я сорок лет с ним проработала. Станцевала практически весь репертуар, специально на меня он ставил балеты «Электра», «Преступление и наказание» по Достоевскому на музыку Шостаковича, где я танцевала партию Дунечки (сестры Раскольникова, – прим. авт.) У него было свое воспитание артиста. Он говорил, что без любви к балету невозможно работать. Наше искусство – боль, кровь, пот, и проживать это можно только с любовью. Он всем давал шанс показать себя, все остальное зависело только от тебя самого.

Фото: из газетных материалов

– Сорок лет вы работали с Булатом Газизовичем. Помните первую встречу с ним?

– Такое не забывается. Когда я училась в училище, то часто ходила на разные балетные постановки. И однажды попала на концерт во Дворце республики, тогда он назывался дворец им. Ленина, там выступал «Молодой балет Алма-Аты». Они показывали «Перпетуум-мобиле» на музыку Никколо Паганини. Этот номер перевернул мою жизнь, я захотела танцевать в этом театре. После окончания училища по распределению попала в театр им. Абая. И так получилось, что в это время там занимался коллектив театра Аюханова. Я пришла рано утром и стояла перед дверями репетиционной. Смотрю: по лестнице поднимается Булат Газизович в черных штанах и свитере, а на шее желтый шарф. Он был такой стильный и яркий. Я стою, мне 17 лет, и чувствую себя цыпленком. Поздоровалась, он спросил, что я хочу. И тут я сказала, что хочу танцевать у него. Он пригласил меня в зал и попросил что-нибудь сделать у станка. Потом у артистов началась репетиция, по-моему, репетировали «Скифы. Южная ночь». Я скромно на скамейку присела и смотрю. Тут подходит ко мне Аюханов и говорит: «Что вы сидите?». Я вскочила, не знаю, что ответить. И тут он выдает: «Проходите и репетируйте». С того момента я работаю в команде.

– Вы могли представить, что когда-нибудь будете художественным руководителем театра?

– Нет. У меня не было таких амбиций. Я танцевала на сцене, и это было мое. Сейчас я педагог и организатор. Могу отредактировать и откорректировать спектакль, как научил меня Аюханов. Стараюсь держать его марку и делаю все, чтобы коллектив развивался.

Фото: из газетных материалов

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ТАНЦЫ НА ПУАНТАХ

– Много ли в вашем репертуаре национальных спектаклей?

– Половина нашего репертуара – национальная хореография. Например, прекрасные постановки «Кыз-Жибек», «Легенды Сары-Арки», «Караван», «Акку. Клич лебедя», а также много казахских танцев. Именно Булат Газизович поставил первым национальный танец на пуанты. И мы продолжаем его традицию.

– А какой ваш любимый балет в репертуаре театра?

– «Кармен-сюита» на музыку Родиона Щедрина. Это мой спектакль. Я его танцевала, и Булат Газизович называл меня лучшей исполнительницей партии Кармен. Он редко хвалил, но всегда делал это от души.

– Театр до сих пор без своей сценической площадки?

– Мы по-прежнему репетируем в детском садике, где находится наша база, а сцену для показов арендуем. Обычно выступаем в ГАТОБ им. Абая. В последнее время открыли для себя замечательную сцену Almaty Theatre. Нам очень нравится там выступать. Несмотря на отсутствие своей сценической площадки, коллектив театра Аюханова продолжает творить и радовать зрителей новыми новаторскими постановками.

 Надежда ПЛЯСКИНА

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых