Примерное время чтения: 8 минут
250

Сто лет спустя

История Серафима и Феогноста оживёт на экране

ПОПУЛЯРНЫЙ РОССИЙСКИЙ АКТЁР ТЕАТРА И КИНО СЕРГЕЙ ЧАЧИН ПЛАНИРУЕТ СНЯТЬ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ФИЛЬМ В АЛМАТЫ. ЕГО РАБОЧЕЕ НАЗВАНИЕ – «ЗНАМЕНИЕ». СЕРГЕЙ ЧАЧИН – СЦЕНАРИСТ И ПРОДЮСЕР ЭТОГО ПРОЕКТА. КИНОЛЕНТА ОСНОВАНА НА РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЯХ И ПЕРЕНЕСЁТ ЗРИТЕЛЕЙ НА СТО ЛЕТ НАЗАД – ВО ВРЕМЕНА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. [газетная статья]

ОСОБАЯ АУРА АЛМАТЫ

Сюжет фильма развивается в городе Верном (ныне Алматы) в 1920-1921 годах. Идет война красных с белыми, и своеобразным знамением этого времени становятся два человека, ныне известные как великомученики Серафим и Феогност. Картина также посвящена городу Верному и его жителям.

Сергей Чачин.
Сергей Чачин.

– Сергей, как вы познакомились с историей Серафима и Феогноста?

– Я был на кинофестивале «Евразия» в Алматы, где мне вкратце рассказали эту историю. Я решил, что она не может кануть в Лету. Люди должны узнать об этой трагической истории, которая случилась сто лет назад. Кстати, многие материалы этого дела долгие годы были засекречены.

– Когда планируются съёмки?

– Этот фильм станет совместным производством России и Казахстана. В настоящее время идет питчинг в РК. Мы ждем одобрения со стороны Министерства культуры и спорта Казахстана. Надеялись начать съемки еще прошлой осенью, но процесс остановился из-за пандемии. Поэтому старт проекта немного задерживается.

Моим первое и главное требование – чтобы исторический фильм снимался именно в Алматы, где сто лет назад происходили события, о которых пойдёт речь в киноленте. Этот город – своеобразный Вавилон, где смешалось множество национальностей.

– Но ведь за сто лет Алматы заметно изменился. К сожалению, сохранение исторических зданий не стало приоритетом в развитии города.

– Мы будем использовать для съемок то, что возможно. Но, естественно, весь проект не сможем снять в Алматы, потому что мегаполис преобразился.

– Чем вас привлёк Казахстан?

 – Я много слышал о красотах вашей страны. И когда приехал сюда, то сразу почувствовал особую ауру. Я объехал многие места на юге страны – от Шымкента до Жаркента. Мне было важно увидеть, как живут люди. Я ощущал их гостеприимство, погружался в местную культуру.

Меня очень хорошо встречали в ауле под Жаркентом. Я специально ездил к аксакалам в надежде узнать, что они слышали о временах Гражданской войны. Удалось найти очень старых людей, некоторым из них было уже под сто лет, и обстоятельно с ними беседовал. Мне хотелось узнать то, о чём не пишут в книгах, прикоснуться к первоисточнику. Эти встречи многое открыли мне.

-

ФИЛЬМ БЕЗ ХЕППИ-ЭНДА

– Вы не пожалели, что выбрали такую сложную тему?

– Нет, хотя этот фильм дается мне очень тяжело. К примеру, есть сценарии, которые дались легко. Один из них я написал всего за одну ночь. Этот же сценарий нужно пришлось собирать буквально по крупицам. Наверняка найдутся люди, которые будут противниками этого проекта. К примеру, кто-то может выступать за царскую власть, кто-то против. Номы боремся за правду. От неё никуда не убежать, что было, то было.

Я старался в фильм не вносить никакую политику. Он прежде всего о любви, истории, единении. Хорошее кино созидает, а плохое разрушает души людей. Этот фильм прежде всего о душе. Хорошее кино может исправить человека, сделать его добрее и светлее. Таких картин сейчас очень мало. В советское время их снималось заметно больше.

Сейчас внимание ставится на внешние эффекты, больше развлечения, экшена, а фильмы с глубоким содержанием снимают довольно редко. Поэтому хочу старую школу объединить с лучшими достижениями современного кино. Конечно, там будут экшен и что-то загадочное. Но на самом деле это не мистика, а реальное знамение. Именно поэтому в горах Заилийского Алатау стоит монастырь, известный как Аксайский скит, и к нему приезжают паломники со всех уголков мира. Правдивые фильмы трудно даются. Над ними нужно кропотливо трудиться, и мало кто берется за такое непростое дело. Сценарии этих фильмов нужно не просто написать, а прожить.

– Правда ли, что вы писали сценарий, проживая в горах?

– Некоторые большие мастера кино спрашивают меня: почему этот сюжет я не написал дома, в тепле? Но для меня было очень важным всё это прожить, прочувствовать на себе. Необходимо было побывать в этих горах, проникнуться атмосферой.

– Неужели музыку к вашему фильму может написать знаменитый Пласидо Доминго?

– Мы встречались с Пласидо Доминго, его женой Мартой и двумя сыновьями. Планировали сделать саундтрек к фильму с Энио Мариконе. Жена Пласидо и он саму же давали согласие, но пока всё это в стадии переговоров. Мы думаем о том, насколько саундтрек Доминго сольётся с фильмом. Потому что нашей история столетней давности прозвучат и церковный хор, и национальные казахские инструменты. Если это будет государственный проект, то будем учитывать, как Министерство культуры РК отнесётся к съемкам фильма. Если же проект станет частным, то у нас руки будут больше развязаны. Мы придумаем, как покрасивее эту историю преподать публике.

ВЕСТЕРН ИЛИ ИСТЕРН?

– Вы часто в кино играете бандитов, а в театре – романтических героев. Какие образы вам легче даются?

 – Актёр должен справляться с любой ролью. Елена Цыплакова – мой учитель. Она не только актриса, но и режиссёр. Сейчас она снимает Санкт-Петербурге 16-серийный фильм. Я усвоил такой ее урок: если играешь плохого, показывай, как не нужно играть плохого, вызови отвращение у людей. Есть молодежь, которым нравятся бандиты, но я, как актёр, должен им показать, что ничего в этой жизни так просто не даётся и за каждым преступлением следует наказание.

– Какой подход предпочитает Елена Цыплакова в управлении съёмочным процессом?

– Она большой мастер своего дела. В ней нет никакого зазнайства, высокомерия, у неё никто не ругается матом на съёмочной площадке. Она умеет создать на рабочем месте семейную атмосферу. Неважно, актёр ли ты, оператор, режиссёр, рабочий, который таскает рельсы, мы все одна команда. Несмотря на её женственность, в ней чувствуются мужской, сильный характер и выдержка.

– Какой жанр больше всего вас привлекает в кино?

– Я бы хотел развивать в России такой жанр, как вестерн. У нас за всю историю СССР создано лишь несколько истернов, такие как «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Белое солнце пустыни». В Казахстане, по моему мнению, есть огромный потенциал для съёмок вестернов. Это и локации, достаточно назвать Чарынский каньон и Устюрт. Это и кони, и наездники, в Казахстане очень сильная школа каскадёров. Романтики у нас много, драмы тоже хватает, бандитов и «ментов» – через край. А вот хороший вестерн – это фильм-глубина, фильм-переживание. Мне, к примеру, очень импонируют в этом жанре фильмы великого Клинта Иствуда. Квентин Тарантино также снимает в этом жанре.

– Действительно ли пандемия помешала вашим съёмкам в Голливуде?

– Меня уже пригласили сниматься в фильме в Голливуде, въезд и выезд тогда был свободен, но пандемия нарушила мои планы. В Казахстан же само собой получилось приехать ещё и потому, что я десять лет занимался лыжами. Меня привлёк курорт «Шымбулак». Когда я уезжал из Алматы, слезы наворачивались на глаза. Когда вернулся в Москву, очень тянуло в Алматы. Этот город навсегда останется во мне. Через два месяца, доделав свои дела, я вернулся. – Могли бы выжить в Алматы? – Конечно! Я два года жил в Казахстане, хотел бы иметь дом где-то в горах, неподалеку от Алматы. Ведь это удивительно творческий город с безумной энергией. С нетерпением жду съёмок, чтобы окунуться в его неповторимую атмосферу.

СПРАВКА

Сергей Чачин окончил Международную академию театра и кино (курс Елены Цыплаковой). Он имеет 20 актёрских работ, среди них «Улицы разбитых фонарей», «Несломленная», «Шеф. Игра на повышение» и многие другие.

Юлия КАЦМАН

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых