Примерное время чтения: 5 минут
15

Спортсменка, комсомолка

«Я ОЧЕНЬ ПЕРЕЖИВАЛА, ДАЖЕ РЫДАЛА», – РАССКАЗЫВАЕТ АКТРИСА О СЪЁМКАХ У ГАЙДАЯ [газетная статья].

Наталья ВАРЛЕЙ на недавнем II Открытом фестивале патриотического кино «Малая земля» в Новороссийске была награждена почётным призом «Пылающее сердце». На фестивале заслуженная артистка РСФСР провела творческий вечер и ответила на вопросы «АиФ».

«ПРО ДЕНЬГИ НЕ СПРАШИВАЛИ»

– Наталья Владимировна, вы выпустили несколько поэтических сборников. Но вся ваша любовная лирика грустная.

– Грустная. Как поётся в песне на стихи Долматовского: «Любовь никогда не бывает без грусти, но это приятней, чем грусть без любви».

– Ваша коллега, артистка Раиса Рязанова, сказала, что была замужем, родила сына, есть внук. Но что такое любовь, так и не узнала. А вы испытали настоящую любовь?

– Конечно! Я считаю, что дети без любви не рождаются. Моя творческая жизнь опережала личную: сначала в 1967 г. я снялась в фильмах «Кавказская пленница» и «Вий», потом пошла учиться на актрису, а потом родила старшего сына. И для старшего Васи, и для младшего Саши я всегда писала сказки. Особенно им нравились «Добрые сказки клоуна Баниласки». Ко мне до сих пор подходят зрители с детьми, признаются: под вашего Баниласку засыпаем, с Банилаской едим.

Об отцах своих детей Наталья Варлей никогда не рассказывала. Её первым официальным мужем в 1967 г. стал актёр Николай Бурляев. В 1971 г. она вышла замуж за актёра Владимира Тихонова, сына Нонны Мордюковой и Вячеслава Тихонова. В 1972 г. родился сын Василий Варлей. Владимир Тихонов не раз говорил в интервью, что Варлей приехала к нему на седьмом месяце беременности в кино экспедицию картины «Русское поле» и потребовала расписаться в ЗАГСе. Тихонов сына своим не признавал. Младшему сыну Александру, родившемуся в 1985 г., Варлей дала свои отчество и фамилию.

– Мой младший сын Саша стал режиссёром. В 18 лет его пригласили помощником режиссёра к Николаю Лебедеву в картину «Волкодав из рода Серых псов»». Саша ко всему очень серьёзно отнёсся. «А какую тебе зарплату-то положили?» – спросила я его. Он на меня ТАК посмотрел: «Ты что? Я буду заниматься любимым делом, а ты меня о зарплате спрашиваешь?» Со мной, кстати, было то же самое – когда мы получали роли, то не думали, сколько нам заплатят. Главное – мы получили хорошую роль.

НЕ ТОЛЬКО «КОМСОМОЛКА»

– Наталья Владимировна, после вашей автобиографической книги «Канатоходка» остаётся впечатление, что у Варлей остались большие претензии к Гайдаю. Это так?

– Начнём с того, что я вообще не хотела сниматься в «Кавказской пленнице». У меня в тот момент закончились гастроли с цирком в Одессе, и тут я получаю приглашение приехать на «Мосфильм» для знакомства с режиссёром Гайдаем. Я приехала. И познакомилась с очень мрачным человеком в очочках, который дал мне текст и сказал: «Читай». В следующий раз я приехала уже с гастролей цирка из Тулы на кинопробы. Меня одели в брючки, какую-то рубашечку, Саши Демьяненко не было. В кадре со мной стоял ослик мосфильмовский. Я должна была его кормить морковкой. Ослик заедал не только морковку, но и мою руку большими жёлтыми зубами. Я безумно почему-то хохотала, и Гайдаю это страшно понравилось. Потом вдруг возникла пауза, и меня очень осторожно спросили: «Наташа, а ты могла бы раздеться до купальника?» – «Конечно!» Пошла, разделась. У нас, цирковых артисток, купальник – это униформа. А всей съёмочной группе показалось, что я девушка такая раскованная, такая смелая – разделась, вышла в купальнике, доиграла эту сцену с осликом и уехала опять в Тулу.

Дальше я получаю телеграмму, что утверждена на роль Нины. Но вместо того чтобы прыгать от радости, зарыдала. Мне не хотелось бросать цирк даже на короткое время. Ведь мечтать о профессии артистки цирка я начала, ещё когда впервые увидела цирковое представление. И я этого добилась! Я, у которой природная боязнь высоты, летала под куполом, преодолев всё! И вдруг я должна спускаться на землю и играть в кино. Я ответила: «Не буду сниматься». Но мой цирковой режиссёр сказал: «Ты что! Ты представляешь, реклама какая? Ты должна сняться». Ему я перечить не могла и поехала сниматься.

– То есть «Кавказская пленница» в число ваших любимых лент не входит?

– Почему же? Я её люблю. И понимаю, что, если бы не было этого фильма, возможно, я не выходила бы сегодня на сцену. Но это было 55 лет назад, ребята! А мне всё задают вопросы – про Этуша, про Демьяненко… Потому это, с одной стороны, моя визитная карточка – «студентка, спортсменка, комсомолка». Но мне не хочется, чтобы зрители, особенно молодое поколение, думали, что у меня всего два фильма – «Кавказская пленница» и «Вий». У меня их намного больше, и есть очень интересные. Помню, в каком-то городе решили сделать наш совместный вечер с Александром Демьяненко. Выхожу я, и потом говорят: «А теперь будет историческая встреча Нины и Шурика». И выходит Саша Демьяненко – седой! И весь зал – ах! Он сказал: «Да, Шурики тоже стареют». Он очень огорчался, что ничем не мог перебить этот образ, хотя у него до Шурика были прекрасные работы. Незадолго до его ухода мы с ним часто встречались. Я отказалась, а он снялся в сериале «Клубничка»: «Мне нужно работать. Хотя я и понял, что уже всё, я посмертно Шурик». Вот и из меня зрители постоянно хотят вытащить «Кавказскую пленницу». А я на самом деле совершенно другой человек!

Ольга ШАБЛИНСКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых