Примерное время чтения: 3 минуты
77

Приключения старого портрета

Дмитрий ТОПОРОВ / kzaif.kz

Культурный потенциал Казахстана создают не только государственные музеи, но и частные коллекции. История произведений искусства неразрывно связана с историей страны, в которой они создавались.

Картине известного живописца Ильи Майзеля была уготована участь оказаться в далеком Израиле, однако провидение распорядилось так, что она стала жемчужиной казахстанского частного собрания. У алматинского коллекционера Азата Акимбека профессиональное чутьё на шедевры. Взгляд эксперта безошибочно определяет среди сотен работ именно ту, что несет в себе не только мастерство, но и мощную энергетику.

«Девяностые годы прошлого века оказались весьма интересными, – рассказывает Азат Акимбек. – Но жизнь была крайне тяжелой, и на арт-рынке появилось множество так называемых дилеров, я их называл просто: несуны. Именно в это время большой поток произведений искусства стал приходить из соседних стран Центральной Азии. В какой-то момент я начал понимать, что в нем стали появляться не только второстепенные авторы, но и весьма именитые мастера: например, Илья Майзель. Однако если работа не зацепит, никогда не приобретаю.

Однажды коллекционеру привезли сразу несколько полотен. И как только он увидел женский портрет первой половины прошлого века, то сразу ахнул.

– Я испытал сильное впечатление, долго не мог оторвать взгляд от этой картины. Красивая женщина, недорогие украшения из кораллов, холёные руки, красивое, интеллигентное лицо. Я сразу понял, что это дворянка. Автором этого произведения оказался «отец туркменского авангарда», долгое время проживавший в Центральной Азии Илья Майзель. И вот, увидев это лицо, я сразу сказал продавцу, не торгуясь: «Беру», – продолжал Азат Акимбек.

Хозяином работы оказался очень серьёзный еврей из Одессы, который вкратце мне поведал о судьбе этой женщины, оказавшейся далеко от родины. Моё эмоциональное восприятие этого образа – трагедия русского дворянства. Образ женщины, переживающей не самые лучшие времена, но не опустившейся и гордо держащей голову. Полагаю, что человек равнодушный к этой женщине, её судьбе, не смог бы создать такой портрет. Для меня остается загадкой, при каких условиях она встретилась с известным художником, ведь портрет явно написан с натуры, да еще и с огромным чувством любви и сострадания. Изначально прежний владелец картины планировал вывезти ее в Израиль, но в итоге все вышло иначе.

Хочется сказать еще несколько слов об авторе работы. Илья Майзель родом из Витебска. Художественное образование получал сначала в родном городе, потом в Петербурге и Мюнхене. Волей судьбы попал в Ашхабад, где и прожил до 1925 года. Именно во время пребывания в Туркмении художник отходит от реалистичной манеры живописи и переходит к весьма смелым экспериментам, став одним из основоположников туркменского авангарда. К сожалению, часть работ, выполненных Ильей Моисеевичем в этот период творчества, не сохранилась: например, фрески «Старая и новая Туркмения», о мощи которых можно судить по уцелевшим эскизам, хранящимся в Музее народов Востока.

Дмитрий ТОПОРОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых