Примерное время чтения: 8 минут
320

Ночные гости с Таганки

Куда скрылись Высоцкий, Золотухин и Шацкая после спектакля в Алма-Ате

ИССЛЕДУЯ ТВОРЧЕСТВО ЛЮБИМОГО ПОЭТА И ПЕВЦА ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО, СЛУЧАЙНО НАШЁЛ В СЕТИ СНИМОК РУКОПИСНОЙ ПОДПИСИ С ОБОРОТНОЙ СТОРОНЫ ДОВОЛЬНО ИЗВЕСТНОЙ ФОТОГРАФИИ, С УКАЗАНИЕМ ТОЧНОГО АДРЕСА: Г. АЛМА-АТА, КРАСНОГВАРДЕЙСКИЙ ТРАКТ, Д. 669, КВ... А ВЕДЬ ЭТО СОСЕДНИЙ ПРОСПЕКТ ОТ МОЕГО МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА! ПО КАРТЕ ПРИКИНУЛ, ЧТО ЕХАТЬ ДО УКАЗАННОГО АДРЕСА ПРИМЕРНО ПОЛЧАСА. ПРИЗНАТЬСЯ, ДОЛГО Я ОТКЛАДЫВАЛ ПОЕЗДКУ. ДУМАЛ, ЧТО СВИДЕТЕЛЕЙ ТЕХ НОЧНЫХ ПОСИДЕЛОК УЖЕ НЕ ОСТАЛОСЬ. НО ИНТУИТИВНО ЧУВСТВОВАЛ: МОЙ ВИЗИТ НЕ ОСТАНЕТСЯ БЕЗРЕЗУЛЬТАТНЫМ. ТАК И ВЫШЛО. [газетная статья]

«СТОЯЛ ТОТ ДОМ, ВСЕМ ЖИТЕЛЯМ ЗНАКОМЫЙ…»

Четырёх подъездный «дом-пограничник» построен у самой административной окраины города. Во дворе, за гаражами, условно проходит нейтральная полоса. Цветов на полосе не было – обычное шоссе, а вот за ним простирается бескрайняя Алматинская область. Здание и прилегающие окрестности хорошо благоустроены, но сохранили неповторимую атмосферу дворов 60-70-х годов. Примечательно, но значительная часть семей уже в нескольких поколениях проживает с самого момента сдачи здания в эксплуатацию. То есть примерно с 1963 года. Жители во дворе быстро помогли отыскать нужную квартиру, хотя её номер на фотографии был написан немного неразборчиво.

Дверь открыл солидный мужчина в годах, и после краткого объяснения цели моего визита взглянул с интересом на надпись с оборотной стороны фотографии.

-

– Узнаю почерк деда. Меня зовут Александр, а на фотографии мой дед, Владимир Степанович Фомин. Вам повезло. Я сейчас должен был пойти на работу, но немного приболел и решил остаться дома. Заходите, пообщаемся.

– Александр, расскажите, вам известно о том, где и как была сделаны эта и ряд других фотографий?

– Прежде всего хочу сказать, что мой дед и дядя Валера (Валерий Золотухин, – прим. авт.) были земляками: односельчане из алтайского села Быстрый Исток. Дедушка преподавал в школе и вёл кружок художественной самодеятельности. Именно мой дед Володя помог Валерию Сергеевичу сделать театр призванием всей его жизни. Став одним из известнейших актёров Таганки, Золотухин никогда не забывал своего первого театрального наставника. В основном они переписывались, иногда встречались. Помню, даже актёр помогал деду материально.

– Фотография была сделана во время гастролей Таганки в Алма-Ате?

– Да, это была осень 1973 года. Они приехали вечером со спектакля и, судя по количеству кадров, сидели довольно долго. Сделать общее фото мог только очень близкий человек, скорее всего, моя бабушка, которая накрывала на стол. Вот место, где они сидели, – показывает в правый угол зала. – Здесь тогда стоял большой круглый стол из Болгарии, из цельного дуба. Он и сейчас находится на бабушкиной даче в Тургене. Сама обстановка не менялась долгие годы. Старики люди консервативные, поэтому почти всю жизнь стены и потолок просто белили, и нам не позволяли сильно креативить. Капитальный ремонт мы сделали сравнительно недавно.

– В семье остались какие-то воспоминания, связанные с Владимиром Высоцким и вообще с Таганкой?

– К сожалению, фотографии или вещи не сохранились. Что помню точно: дед летом 1980-го хотел поехать в отпуск в Москву, написал о своём желании дяде Валере, на что тот ответил примерно следующее: «Владимир Степанович, сейчас не лучшее время. Начинается Олимпиада, город стал жить в закрытом режиме. Появилось много иностранцев. Лучше приезжайте следующим летом, посидим у меня или у Володи». А через несколько месяцев пришло известие о трагической смерти Высоцкого.

-

Мы встретились через год, как раз на годовщину смерти. Валерия Сергеевич взял меня на поминки, на Малую Грузинскую. Хорошо помню тот момент, когда Нина Максимовна (мать Высоцкого, – прим. авт.) мне, десятилетнему мальчишке, единственному позволила войти в спальню и сфотографировать кровать, на которой поэт провёл свои последние дни. Фотографировал обычным отцовским черно-белым фотоаппаратом «Ленинград». Разрешив сделать несколько кадров, она могла руководствоваться тем, что в этом случае снимки не попадут в недобрые руки, не станут поводом для каких-либо инсинуаций.

«В ДЖЕРСИ ОДЕТЫ – НЕ В ШЕВЬЁТ…»

– Владимир Степанович был очень яркой личностью, ему даже довелось повоевать на Халхин-Голе в 1939 году. Умер он пять лет назад в возрасте 94 лет в Барнауле, куда в своё время уехал жить к младшему сыну. Наша семья живёт в квартире уже в четвёртом поколении, по возможности сохраняя свои традиции и историю.

– В соцсетях, в комментариях к фотографии часто читаешь: вот, мол, приехали такие известные люди, а рядом сидит какой-то мужик в «майке-алкоголичке» …

– Ну а что вы хотите? Они приехали ночью со спектакля, переодевшись в гримёрках или в гостинице, а он – у себя дома. Тогда все ходили по-простому, в домашнем, и встреч на месяцы вперёд не планировали.

А про «таганцев» дед часто рассказывал такую историю. Побывав на гастрольном концерте, как-то высказал своему ученику:

– Что вы все, как шантрапа, ходите по сцене! Оделись не пойми во что, джинсы, майки непонятные…

– Степаныч, а вы знаете, что эти джинсы 100 рублей стоят?

– Всё равно, вы московские артисты, законодатели моды. На вас смотрит вся страна, особенно в провинции, поэтому одевайтесь не как вам удобно, а со вкусом! С тех пор, со слов деда, они стали одеваться поприличнее.

«Я СКОЛЬЖУ ПО КОРИЧНЕВОЙ ПЛЁНКЕ ИЛИ ЭТО КРАСИВЫЕ СНЫ…»

– Скажите, Александр, за всё время, что вы здесь живёте, начиная с советского периода приходил ли кто-нибудь ещё к вам в гости, интересуясь творческой частью биографии вашего деда?

– Не припоминаю. Очень давно приходили гости с телевидения. Снимали фильмо жизни Золотухина. Я посмотрел, но мне не понравилось. Очень уж многое они там переврали.

В каталоге выступлений Высоцкого зафиксирована информация, что в Алма-Ате в домашних условиях была сделана фонограмма, где поэт читает только свои стихи, но владелец записи давно не живёт в Казахстане. Да и жив ли он вообще, неизвестно. У исследователей условно запись проходит под названием «у Грачева» и /или «у Лазаревского». В любом случае начинать искать нужно с точного домашнего адреса или контактных данных родственников, участников, очевидцев. Без интриг и дешёвых сенсаций можно утверждать, что «у Фомина» записей не велось. На фотографии нет гитары, в доме у хозяина тогда не было магнитофона. В тот вечер, скорее всего, Владимир Семёнович стал свидетелем теплой дружеской встречи своего друга и коллеги с человеком, сумевшим на всю жизнь привить любовь своему самому известному ученику к вселенной под названием «Театр».

-

От автора

От себя добавлю ещё такую историю. Был первый раз в Москве в отпуске, в 2008 году, и как здесь не заглянуть на Таганку. Пошли с супругой на спектакль «Владимир Высоцкий». Выходим в антракте в фойе, смотрю: какой-то человек в обносках сидит за неприметным столиком и продаёт разные книги и буклеты. Присмотрелся – да это Валерий Сергеевич Золотухин! Жена вообще его не узнала. Костюм, конечно, был сценический. Запомнилось – лето, жара, а у него поношенный шарф, петлёй через шею перекинут. Подхожу, покупаю буклет со своим кумиром, протягиваю артисту, а он на нём автограф ставит, инициалы «В. В.».

Набрался смелости и спрашиваю:

– Когда Высоцкий «Баньку» свою легендарную написал, с ваших слов, вы были соавтором, и ночью, после съемочного дня фильма, первым слушателем, что он там в бутыле от деревенских принёс: бражку, спирт, молоко? Всегда по-разному в прессе писали. – Да самогонка это была обыч- ная! Просто вы поймите, тогда была антиалкогольная кампания, да и имидж поэта, которого постепенно заново открывала вся страна, не хотелось портить, – ответил актёр, лукаво взглянув поверх очков.

Сергей КУТУЗОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых