Примерное время чтения: 6 минут
85

Не бойся меня ущипнуть!

В ДРЕВНОСТИ ЛЮДИ ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ, ЧТО ЕСЛИ НАТЯГИВАТЬ ТЕТИВУ ЛУКА С РАЗНОЙ СИЛОЙ, ТО БУДУТ СЛЫШАТЬСЯ РАЗНООБРАЗНЫЕ ЗВУКИ. ПО ЛЕГЕНДЕ ИМЕННО ТАКОЕ УТИЛИТАРНОЕ ПРИМИТИВНОЕ УСТРОЙСТВО И БЫЛО ПРООБРАЗОМ ЦАРСТВЕННОЙ АРФЫ, САМОГО СТАРИННОГО СТРУННОГО ЩИПКОВОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ИНСТРУМЕНТА. ЕГО ИЗОБРАЖЕНИЯ НАХОДИЛИ ВО ВРЕМЯ РАСКОПОК ШУМЕРСКОЙ ЭПОХИ, В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ, РИМЕ И ГРЕЦИИ. [газетная статья]

Самыми эффектными считались египетские арфы, их не скупились украшать серебром и золотом, драгоценными камнями и слоновой костью. Арфа, на которой играет Магруфа Мукажанова, такой роскошью не отличается, но это никак не сказывается на извлекаемых из неё звуках.

СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ

Впрочем, происхождение, обернувшееся звёздной судьбой, их даже роднит. В начале июня в столичном концертном зале Магруфа готовится исполнять вместе со своей ученицей Айнур Камаловой и симфоническим оркестром «Фантастическую симфонию» Берлиоза под управлением украинского дирижёра Айдара Торыбаева. А родом она из аула Мусабек, неподалёку от Талдыкоргана, где росла в многодетном семействе, рано лишилась матери и в двенадцать лет самостоятельно и круто поменяла свою жизнь. К ним в село тогда приехала важная комиссия набирать одаренных детей вмузыкальную школу имени Жубанова. На скрипку и фортепиано принимали только семлетних детей. Магруфе было уже 12, что означало от ворот поворот и что было ей сразу же заявлено серьёзными алматинскими визитёрами. Но не на ту напали. Девочка в красном платье и с бантами в косичках потребовала прослушивания, которое успешно прошла, и налегке к вечеру того же дня уже шагала по коридору интерната, где предстояло ей провести нелегкие годы. Она даже не поняла толком, куда её определили. Слово «флейта», услышанное от комиссии, ни о чём не говорило, и будущие подружки без раздумий потащили новенькую в класс, откуда раздавалось звучание арфы. Нельзя сказать, что это привело в восторг Марину Николаевну Иванову. Ровно наоборот. Заниматься с подростком тем, что надо начинать с шести-семилетками, представлялось опытному педагогу пустым вариантом.

Но никто же не отменял счастливый случай. Вместе с Магруфой зашла в класс её старшая сестра Раиса, которая училась на дирижера, преподавала в Жубановской школе, где с изумлением и обнаружила свою бесстрашную юную родственницу. Общими усилиями педагога удалось уговорить, причём сестра несколько раз повторила, что Марина Николаевна еще будет не раз гордиться новой ученицей. Как в воду глядела…

ХАРАКТЕР – ЭТО СУДЬБА

Правда, до гордости было ещё далеко. Предстояло начинать с элементарного, с изучения нотной грамоты и прочих основ музыкальных премудростей. Но трудолюбия у сельской девчонки было хоть отбавляй, еще недавно приходилось ей выполнять взрослую работу по дому, воду таскать на коромыслах из дальнего колодца… В общем, через пару лет Марина Николаевна, услышав в её исполнении «Песню без слов» Мендельсона, начала регулярно повторять, что быть Магруфе артисткой и пусть готовится к переезду в Москву или Ленинград, в лучшие консерватории советской страны. Так впоследствии оно и вышло, направление отличнице, выпускнице Жубановки выдали в тогдашнюю северную столицу, и такси из аэропорта примчало её вдоль Невского прямо к знаменитой музыкальной альма матер в последний день приёма документов. Опять ее сопровождала сестра, испытанный ангел-хранитель, заканчивающая учёбу там, куда Магруфа готовилась поступать. Раиса Садыкова станет потом заслуженным деятелем культуры, первой женщиной-казашкой дирижером оперно-симфонического оркестра и безвременно уйдет из жизни от ковида два года назад…

Сначала с консерваторией у Магруфы выйдет некоторая осечка. Педагоги, конечно, увидели, что перед ними самородок из Казахстана. Однако девочке, еще не достигшей семнадцати лет, не хватало исполнительского багажа. Того, который к выпускному классу музыкальной школы успевают набрать ученики, начавшие занятия с первого класса. Но не отправлять же её восвояси. Решение устроило все заинтересованные стороны. Магруфу определили на подготовительное отделение, после которого всё действительно пошло как по нотам. Сказочно повезло с наставницей, которой стала замечательная арфистка Татьяна Тауэр, исключительно талантливый и добрый человек. Она прожила короткую, но очень яркую жизнь, успела подготовить и выпустить в мир искусства известных музыкантов, среди которых и наша Магруфа Мукажанова.

Не зря говорится, что характер – это судьба. Вначале серьёзное препятствие для игры на арфе, для этих самых щипков, учителя видели в ее недостаточно длинных пальцах. Я спросила Магруфу: неужели они в итоге подросли? Она засмеялась: «Нет, конечно, просто мне пришлось более упорно заниматься, чем обладательницам ладоней классических форм и размеров». Её пальцы заканчиваются плотными подушечками, отсюда и звук получается полным, насыщенным, так что строение руки имеет значение. Когда-то на месте подушечек у неё наливались кровавые мозоли. Арфа инструмент с нежным звучанием, но с железным характером. Если не занимаешься ежедневно, наказывает по полной. Магруфа уезжала летом на каникулы домой, инструмента там, конечно, не было. Собственная арфа появилась у нее только после тридцати, после замужества и устоявшегося материального положения, позволившего сделать столь недешевое приобретение.

МНОГО ЗВАНЫХ, НО МАЛО ИЗБРАННЫХ

Представьте, лет двадцать назад широкие народные массы еще не знали про этот изысканный музыкальный инструмент. Магруфа тогда только что переехала в Астану и была единственной арфисткой. Она поставила перед собой задачу не только давать концерты, но и просвещать столичных жителей. Начали с детей, для которых поставили «Волшебную оперу». Магруфа в красивом платье садилась с арфой в центре сцены. Ведущая спрашивала ребят, как называется инструмент, в ответ была тишина. Тогда внушительное трехугольное сооружение начинало издавать журчащие небесные звуки, ребятня замирала с открытыми ртами, ведущая объясняла, что это соло из балета «Дон Кихот», музыку к которому сочинил композитор Минкус. В общем, через несколько подобных экспериментов юная аудитория на вопрос, что они видят перед собой, дружным криком давала правильный ответ. Царица инструментов, как принято называть арфу, обживалась на новой территории, а Магруфа свой первый сольный концерт в Астане так и назвала – «Звуки арфы в степях Сары-Арки». В этом был правильный глубинный посыл. Замечательно звучат на исконно европейском инструменте произведения казахских композиторов Нагима Мендыгалиева, Латифа Хамиди, наших современников Серика Еркимбекова и Кенеса Дуйсекеева, которыми Магруфа будет покорять публику в разных странах мира. Она часто гастролирует, в одной только Индии была шесть раз, где играла в составе симфонического оркестра. Её исполнительское творчество знают в Италии, Франции, Чехии, Венгрии, Германии, Испании, Болгарии. В составе симфонического оркестра она выступала в Омане, Дубае, на Мальте. Часто берёт с собой теперь уже своих учениц и радуется их победам на конкурсах. Всё-таки арфа – инструмент для избранных. Как исполнителей, так и слушателей. Она сама выбирает, кого ей покорить. Магруфа никогда не гонится за количеством публики на своих концертах. На недавнем её сольном выступлении в зале была заполнена половина мест. Зато такая половина качественнее любого целого. Одна женщина приехала из Караганды, другая трогательно вручила на сцене коробку конфет…

Это редкая музыкальная профессия, начинают многие, но далеко не все остаются в ней. Тем ценнее, что именно её выбрали магистрантка Айнур Камалова, первая арфа, и вторая арфа Диляра Калдыбаева симфонического оркестра «Астана Опера», Диана Арыкбаева, первая арфа симфонического оркестра «Астана Балет». Все три – ученицы Мукажановой в Казахском национальном университете искусств. Один поэт возвышенно выразился, что «струнами арф бряцают херувимы». А мы, грешные, даже знаем их по именам…

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых