Примерное время чтения: 7 минут
42

Кино на полке  

Казалось бы, кинематограф должен стать драйвером креативной индустрии Казахстана. Но в реальности ситуация выглядит намного сложнее. Недавно прошедший ХVI перевыборный съезд Союза кинематографистов Казахстана ничего нового в отечественный киномир не принёс: реальными преобразованиями не пахнет, от Дома кино в Алматы остались одни стены – арендаторы, уходя, сломали и выдрали всё, что можно (электропроводку, водопровод, канализацию) [газетная статья].

На съезде прозвучал один интересный факт: за последние 5 лет в Казахстане снят 181 фильм – в среднем по 35 фильмов в год. Спикеры съезда этим очень умилялись: кино-то у нас, дескать, процветает! При этом никто из скромности и не вспомнил ни про пандемию коронавируса 2020-2021 годов, когда не работали кинотеатры и временно встали многие кинопроекты, ни про Кантар 2022 года, когда государству было не до финансирования кинематографа.

ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ

А теперь реальные факты: большую часть озвученной на съезде кино цифры составляют короткометражные художественные и документальные фильмы. Они, как правило, демонстрируются в рамках кинофестивалей молодого кино «Байконур»(сотрудничает с Университетом искусств в Астане) и «Бастау» (на базе Академиии скусств им. Жургенова в Алматы). На них приходится 70% готовой продукции.

Ещё 10% дают отечественные аниматоры (мультипликаторы). И только 20% приходится на полнометражные художественные фильмы. О них и поговорим.

15% игрового кино на кинорынке Казахстана составляют комедии: невысокого качества и исключительно для внутреннего пользования. Эта тенденция особенно ярко проявилась в постпандемийное время. Серьёзных кинолент выходит не более 5% от общего числа полнометражных фильмов. Но они по разным причинам могут вместо проката попасть на полку надолго или навсегда.

Когда в Казахстане был создан Государственный центр поддержки национального кино (ГЦПНК), кинематографисты воспряли духом. Сценарии были одобрены, начались и даже завершились съёмки фильмов. А дальше вмешался пресловутый человеческий фактор, где «честь мундира» и чиновничьи интересы важнее зрительской аудитории. Это видно на примере трёх кинокартин, разных по жанру и направленности: «Кажымукан», «Жаза» и «Последний приговор». И здесь лучше дать слово самим кинорежиссёрам.

БОРЬБА БЕЗ ПРАВИЛ

Канагат МУСТАФИН.
Канагат МУСТАФИН. Фото: из газетных материалов

Канагат МУСТАФИН, режиссёр фильма «Кажымукан»:

– Проект «Кажымукан» не вышел в прокат из-за смены руководства в Центре поддержки кино, которое пришло туда после возглавлявшей ГЦПНК Гульнары Сарсеновой. Это были люди, далёкие от кино. Они потребовали черновой материал фильма (2,5 часа), не сказав для чего. Наш линейный продюсер отвёз фильм. На следующий день они показали его экспертному совету, не поставив меня в известность. Половина этого совета – искусствоведы, писатели, культурологи, шоумены – люди, далекие от кино. Не пригласив меня и не задав ни единого вопроса, чего не делал даже худсовет в советское время, они решили приостановить финансирование и не давать денег на постпродакшен. Мы нашли инвесторов для завершения фильма, но когда они обратились в центр, там им ответили, что он с нами судится и помогать нам не надо! Два года мы с ними судились, пока не пришло новое руководство ГЦПНК, с которым я нашёл общий язык. И мы договорились, что картину я закончу за свой счёт. В данный момент ищу инвестора, нужен 61 миллион тенге возвратных денег. Весь март этого года провёл в Шымкенте в поисках финансовой помощи среди родни Кажымукана. Но денег найти не удалось. Ассоциация кипчаков тоже не может помочь. Нет, все, конечно, прекрасно понимают, что Кажымукан Мунайтпасов  – историческая личность, непобедимый борец, наше национальное достояние и гордость. Но времена сейчас тяжёлые, после Кантара и наводнения с деньгами сложно. Поэтому всё, что я зарабатываю на сериалах, вкладываю в доделку фильма. Он уже готов на 80%, осталось наложить музыку и завершить компьютерную графику. Даже съёмки во время пандемии, когда нам приходилось то сидеть на карантине в Казахстане, то снимать весь декабрь 2020 года в Беларуси: в Минске, Несвижском и Мирском замках, а военные эпизоды – в Смолевичском районе Минской области на базе «Беларусь-фильма», и то было легче. Планируем за лето найти инвесторов и выпустить фильм в прокат осенью 2024 года. Парадокс: судьба самого Кажымукана была сложной, и фильм наш тоже полон сложностей. А ведь этот проект – идеологически правильный, очень нужный для нашей молодёжи с нравственно-моральной точки зрения и патриотического посыла.

Ерлан НУРМУХАМБЕТОВ.
Ерлан НУРМУХАМБЕТОВ. Фото: из газетных материалов

Ерлан НУРМУХАМБЕТОВ, режиссёр фильма «Последний приговор»:

– Наш фильм посвящён памяти одного из основателей партии «Алаш» Ахмета Байтурсынова. Хоть в моей творческой копилке много наград с международных кинофестивалей, но до этого я снимал кино авторское, философского плана. А этот фильм – историческая драма. Поэтому в работе над ним мне помогал режиссёр Ермек Тукмурзин. Мы всё сделали в срок, ещё в 2023 году. Но с прокатом начались проблемы. Мне говорили, что в Казахстан прибывает российская делегация, поэтому с фильмом нужно повременить. Хотя у Байтурсынова жена была русская, а расправилась с ним советская власть, то есть большевики. Теперь говорят, что в стране наводнение и людям не до кино. Но почему-то отечественные комедии в прокате идут. Если честно, я далёк от политики. Но если наш президент Касым-Жомарт Токаев говорит про сохранение исторической памяти и возвращение из небытия имён патриотов нашего государства, если фильм снимается на государственные деньги и по заказу государства, значит, это кому-то нужно? И пока фильмы лежат на полке, в интернете отечественные блогеры активно внедряют идею, что наше общество устало от исторического кино и психологических драм, ему нужны комедии. Хотя, к примеру, лидерами проката в Казахстане в 2022 году были: спортивная драма «Паралимпиец», военная драма «Лето 1941 года» (о партизане Ади Шарипове), музыкальная драма «Дос-Мукасан». Следовательно, наше общество, включая молодёжь, не настолько оболванено, как бы этого кому-то и хотелось.

Максим АКБАРОВ
Максим АКБАРОВ Фото: из газетных материалов

Максим АКБАРОВ, режиссёр фильма «Жаза»:

– Свой предыдущий фильм «Степь», основанный на реальных событиях и посвящённый памяти егерей, погибших в схватке с браконьерами, я снимал на негосударственные деньги. В результате он уже объездил полмира, собрав полтора десятка призов. А новый фильм я снимал через ГЦПНК. Он рассказывает о коррупции в правоохранительных органах. Это крепкий, динамичный боевик, здесь много крови, стрельбы. Руководству Центра поддержки кино фильм понравился, обещали помочь с дистрибуцией, то есть прокатом. И вот скоро уже будет год, а дело так и не сдвинулось. Мне уже намекали со стороны, что всё дело в критике полиции, подрыве её репутации. Но тогда почему в тех же США полно фильмов про продажных полицейских, а народ при этом свою полицию уважает? Может, нам менталитет надо менять?

Андрей ЧЕРНЕНКО, член Конфедерации союзов кинематографистов стран СНГ и Балтии (Москва), член Союза кинематографистов Казахстана

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых