aif.ru counter
68

«Эта страна – сказка, где смешалось множество культур»

Почему в Польше так любят Казахстан

Теплым субботним вечером над старыми мощеными улочками Лодзи неслась лихая мелодия: хрипловатый голос пел на польском о Казахстане и о прекрасной девушке, живущей в этой далекой стране. В самом сердце города, на лодзинской «мануфактуре» (старой текстильной фабрике, реконструированной в суперсовременное торговое и культурное пространство), давала концерт популярная польская группа Samokhin Band. Мы встретились с лидером группы Павлом Самохиным, чтобы задать ему несколько вопросов.

Павел Самохин
Павел Самохин Фото: из газетных материалов

 

– Павел, расскажи, каким образом ты оказался в Польше?

– Польша – удивительная страна. Впервый раз я встретился с поляками, когда, будучи еще студентом, поехал с концертами в Германию. Дорога туда лежала как раз через Польшу. Я сыграл в нескольких клубах, таких как SPATiF, Bagdad Cafe, Јуdџ Kaliska. А потом попал в «Аквариум». Это очень известный джазовый клуб, где играли мировые звезды: например, Майлз Дэвис. Я был восхищен местной культурой джаза.

Когда учился в консерватории в Ростове-на-Дону, профессора, очень известные в России люди – Ким Назаретов, Михаил Радинский, Виктор Кутов, Виктор Бударин – часто приглашали нас в свои кабинеты и иногда показывали, как играют польские джазовые музыканты. Их исполнение уменя вызывало сильные и позитивные эмоции. В «Аквариуме» мне довелось играть со звездами мирового масштаба, людьми, которые выступали вместе с моими преподавателями, сидели вместе с ними в жюри фестивалей.

Я познакомился с Михалом Урбаняком, это легенда джаза, человек, который играл с Майлзом Дэвисом и принимал участие в записи его легендарного альбома «Туту». Благодаря моим профессорам из консерватории, приехав в Польшу, я почувствовал себя как дома – их друзья помогли мне. Несмотря на то что я направлялся в Германию, Польша мне понравилась больше. Кстати, здесь я встретил свою любовь. В 2000 году женился, и с тех пор мы вместе. У нас трое детей, которые растут в любви и тоже занимаются музыкой.

– Возникали проблемы с польским языком после переезда?

– Они и сейчас есть. Живу здесь 20 лет, но постоянно приходится учиться польскому языку: новые слова, фразы и произношение.

– Но польские тексты для песен Samokhin Band пишешь ты?

– Да, пишу я. Ребята из группы поправляют и получаются такие песни, как «Казахстан». Эта песня написана пару лет назад и вошла в последний диск «Жизнь без снов». Она имела успех в Китае, и нас пригласили выступить на фестивале в Ченгду. Это огромный фестиваль, 250 тысяч зрителей, а поляков туда никогда не приглашали. Но благодаря «Казахстану» мы получили зеленый свет.

Не знаю почему, но у них на открытии выступают только проверенные коллективы, те, которые приезжают уже не в первый раз. Нас, новичков, взяли на открытие, а телевидение Китая показало это выступление на всю страну. Так что я очень рад, что благодаря этой песне нас увидели миллионы зрителей.

– А как возникла группа Samokhin Band?

– Я приехал в Польшу в 2000 году. В Лодзи есть улица Пётрковская, на всем протяжении ее центральной части расположены уличные кафе. В каждом из этих заведений играли джаз. Даже в Нью-Йорке такого нет. Играли музыканты из Германии, Польши, Грузии. Я попал в город своей мечты. Мне здесь очень понравилось.

Я тоже там играл, но через 5-6 лет возникло желание трансформировать свое творчество во что-то новое. Начал писать песни по-польски. Они имели успех, меня начали приглашать на телевидение, писать в газетах, тогда на какое-то время джаз стал менее интересен. Но джаз я продолжаю играть. К примеру, в последние месяцы выступал с крупнейшим польским биг-бэндом Alex Band. Samokhin Band играет в смешанном стиле, часто использует национальные мотивы: польские, русские, кавказские... Элементы лезгинки, например.

Для меня, человека, выросшего в многонациональном Ростове, это нормально. У нас даже в шутку говорили, что наша консерватория армяно-израильская, хотя преподаватели были из Чечни, Азербайджана, других постсоветских республик. Я имел контакт с культурами, которые не увидишь по ТВ и не услышишь по радио. И это прекрасно, потому что я стал богаче, как в музыкальном смысле, так и в духовном.

– Насколько популярности группы способствовало то, что ты, русский музыкант, пишешь и поешь песни на польском?

– Об этом надо спросить тех, кто слушает мои песни. У меня есть большой круг фанатов в Польше. Хотя я их считаю не фанатами, а друзьями, которым нравится мой акцент, для них это интересно.

– А как вообще возникла идея написать песню о Казахстане?

– В моем представлении Казахстан всегда был замечательной интернациональной страной, где живут казахи, русские, поляки, представители многих других народов. И возможно, поэтому там очень много красивых девушек. Для меня это страна – сказка, где смешалось множество культур.

В детстве смотрел фильм об Алма-Ате и с тех пор мечтаю увидеть этот город. Мои знакомые, которые бывали в Казахстане, рассказывали, что Алматы сейчас очень красив. Я знаю, что столица страны Нур-Султан, но очень хотел бы побывать именно в южной столице.

У меня в Польше довольно много друзей из казахстанской диаспоры, и мы довольно часто говорим про эту огромную центрально азиатскую страну. Мой друг-армянин, музыкант, объездил множество стран и рассказывает мне: «Приезжаю в Казахстан и не могу ходить по городу, потому что, увидев столько красивых девушек, я, как армянин и нормальный мужчина, не ЛГБТ, чувствую, что попал в сказочную страну».

Из этих разговоров, из моих представлений о республике и родилась песня о том, что самые красивые девушки в Казахстане. Я знаю, что сейчас в мире бушует коронавирус, но надеюсь, что рано или поздно, возможно, с концертами или просто так, я все же попаду в вашу республику. И донской казак, живущий в Польше уже 20 лет, наконец увидит сказочные степи, горы, и у него появится возможность взять в руки домбру или кобыз.

Игорь ЛОГВИН. Фото автора​

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество