Примерное время чтения: 3 минуты
56

Автомобильные заторы и мегаполисы Азии  

Адиль Каукенов.
Адиль Каукенов. из газетных материалов

Глядя на чудовищные многокилометровые заторы в Алматы, даже как-то неудобно говорить китайским партнерам, что декларируемое население казахстанского мегаполиса чуть-чуть меньше двух миллионов [газетная статья].

Кто хоть раз был в Китае знает, что город с населением в 7 миллионов считается небольшим и очень уютным. И это действительно так – китайские города в 5-7 миллионов легко «переваривают» свое население, а жители гордятся, что им намного легче, чем жителям супер-мегаполисов.

В китайских, да и вообще азиатских мегаполисах население легко зашкаливает за 20 миллионов, а самый крупный китайский город, это, кстати, не Пекин или Шанхай, а Чунцин, население которого превышает 37 миллионов. И даже при таком количестве жителей транспортная инфраструктура нормально работает, обеспечивая горожанам доступ к благам собственного города.

В чем же разница? Почему для Китая 7 миллионов – это тихий спокойный городок, а для Казахстана 2 миллиона в Алматы – это транспортный коллапс и в принципе нерешаемая проблема? Да-да, подход именно таков, защитники текущего транспортного ада говорят, что пробки везде по всему миру.

Совершенно очевидно, что Пекин, Москва, Токио и прочие города при несопоставимо большем населении справляются. Причем не только запретами на автомобили, ведь если два миллиона алматинцев заселить в Чунцин, то город будет казаться вымершим. Хотя, казалось бы, бескрайние степи – это у нас, а не у них. Даже если соединить Алматы с агломерацией и дать реальные цифры населения, получится не более 4-5 миллионов, что, опять же, относительно Азии немного, и на фоне 27-миллионного Шанхая не кажется чем-то серьезным и перенаселенным.

Собственно, ключевая идеологическая разница кроется в одном слове: в Азии. В Казахстане не могут признать простую вещь, что крупнейшие казахстанские мегаполисы: Алматы, Астана, Шымкент, Актобе и т.д. развиваются в логике азиатских городов, соответственно нужно перенимать опыт не 500 тысячного Копенгагена, а таких центров, как китайский Чэнду (11 млн), японская Йокогама (4 млн), корейский Пусан (4 млн) и т.п. Таковы процессы урбанизации, и ее либо принять, либо продолжать делать вид, что все нормально.

Однако в казахстанском политическом и общественном мнении доминирует коллективный Варламов, который диктует две ключевые парадигмы: людей не так много (это первое). Этот тезис можно услышать очень часто, при проектировании дорог, теплостанций, электрообеспечения, канализации и прочего: ну население-то в Казахстане небольшое. Но дело в том, что вроде бы сравнительно (!) небольшое население Казахстана сконцентрировано в нескольких точках. И в этих самых точках, к коим в первую очередь относится Алматы, людей на квадратный метр более чем много.

К чему привело принятие решений на основании этого ошибочного подхода уже наглядно показали техногенные катастрофы в виде отсутствия тепла в северных городах, нехватки воды в столице и начинающийся дефицит энергии повсеместно. Второй ошибочный тезис: вера в «невидимую руку рынка», а точнее, вечный принцип «само как-то урегулируется». Как раз-таки международный опыт показывает, что сама проблема такого масштаба никуда не исчезает, лишь принимает гипертрофированные формы и ведет к череде катастроф.

А опыт выше перечисленных азиатских городов показывает, что решение проблем вполне реально, вопрос лишь в том, чтобы была политическая воля и правильные ориентиры.

Адиль Каукенов, китаевед

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых