Примерное время чтения: 4 минуты
75

То ли люди, то ли куклы

Один из главных сюрпризов международного фестиваля Театра юных зрителей им. А. А. Брянцева для алматинцев подготовил Театр кукол Республики Карелия, один из старейших в России [газетная статья].

Его история началась в 1935 году. Спектакль «Сад» с, казалось бы, классическим чеховским сюжетом заиграл новыми красками благодаря экспериментальной сценографии и превращению людей в кукол. Тема этой постановки очень актуальна для Алматы, где большая часть яблоневых садов в предгорьях в последние десятилетия была уничтожена новоявленными лопахиными ради строительства коттеджей. Даже на улицах города почти не осталось деревьев, которых бы не коснулась бензопила.

Многие лиственные великаны превращены в жалкое подобие чупачупсов и пальм. Некогда уютный город-сад превратился в город – вырубленный сад, и это многократно усилило впечатление от гротескной постановки Карельского кукольного театра, директором которого с 2009 года является заслуженный работник культуры России Любовь Васильева.

– Любовь Николаевна, почему для этого фестиваля, в фокусе которого постановки для юных зрителей, вы выбрали один из самых взрослых спектаклей своего театра, да еще и с ограничением«18+»?

– У нас большой репертуар, и он направлен прежде всего на подрастающее поколение. Есть даже спектакли для детей от одного года, постановки для детей с трех, пяти лет – для семейного просмотра. Но есть также и спектакли для взрослых, к ним относится «Сад». Понятно, что речь в нем идет не о детском саде и, к счастью, не о маркизе де Саде, в его основе комедия Антона Чехова «Вишневый сад». Что касается появления этого спектакля в программе, то выбор был сделан организаторами фестиваля. Насколько я знаю, для показов в странах  СНГ  ТЮЗ им. Брянцева отобрал самые заметные постановки своих фестивалей в Петербурге. Неудивительно, что этот яркий спектакль режиссёра Александра Янушкевича вошел в программу. Эта постановка, которой мы по праву гордимся, получила несколько призов, была номинирована на премию «Золотая маска», в ней задействована фактически вся наша труппа.

– Есть ли в вашем репертуаре другие спектакли, где люди не управляют куклами, а сами превращаются в них?

– Этот прием мы используем, например, в спектакле «Ревизор». Произведения Гоголя и Чехова прекрасно подходят для такой стилистики, ведь эти писатели показывают, как часто люди живут в масках всю свою жизнь. Если в спектакле «Сад» маски соразмерны лицам, то в «Ревизоре» они заметно больше, что делает их еще более гротесковыми и, кстати, облегчает просмотр тем, кто сидит на дальних рядах. Роль Раневской в постановке «Сад» блестяще сыграла заслуженная артистка России Любовь Бирюкова.

– Насколько сложно играть весь спектакль в маске?

– Это не так просто, но художница Татьяна Нерсисян придумала маски из дышащего материала, что облегчило нашу задачу. Поэтому мы не снимаем их даже в паузах за сценой, тем более что устанавливать их довольно сложно. 

 – Игра в традиционном театре во многом связана с мимикой. Какие актерские средства вам пришлось использовать в этой постановке, чтобы передать характер персонажа?

– В этом спектакле большая нагрузка ложится на пластику и голос. Очень важно, чтобы отверстие для рта на маске находилось в верной позиции, иначе сила голоса будет теряться. Здесь у каждого героя своя кукольная манера движения, очень много коллективных динамичных сцен, выразительный свет, атмосферные декорации и музыка. Все это позволяет компенсировать отсутствие мимики. А в конце, когда мы выходим на поклон, зрители могут увидеть наши настоящие лица, и это одно из самых захватывающих превращений, которое возможно только в кукольном  театре.

Олег БЕЛОВ                                                          

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых