Примерное время чтения: 6 минут
91

Не нужно бояться слова «джаз»  

Осенью прошлого года в Алматы появилась и действует площадка известного екатеринбургского джаз-клуба Everjazz, дающая местным музыкантам возможность реализовать себя, а зрителям слушать прекрасную музыку в живом исполнении. Это первый подобный профессиональный клуб в Казахстане. В нём всегда насыщенная концертная программа. И часто выступают известные зарубежные исполнители джаза [газетная статья].

НАШИ ДВЕРИ ОТКРЫТЫ ДЛЯ ВСЕХ

О том, каких успехов добился клуб за эти месяцы, и о его перспективах мы поговорили с гитаристом, композитором, лидером собственной группы, являющимся по совместительству арт-директором клуба Everjazz Дмитрием Рябовым.

– Девять месяцев – срок для любого клуба весьма небольшой. Расскажите, чего удалось добиться за это время.

– Во-первых, собралось огромное сообщество музыкантов, что подтверждают проводимые здесь джем-сейшены. (Джем-сейшен – совместная последовательная индивидуальная и общая импровизация на заданную тему. Музыкальное действие, когда музыканты собираются и играют без особых приготовлений и определённого соглашения, либо когда взять инструмент и выступить может каждый из присутствующих, – прим. авт.). Зал практически всегда полностью забит. Музыкантов полно – молодых и профессионалов.

Во-вторых, постоянно меняется концертная программа. Раскрываем местных исполнителей и приглашаем зарубежных звёзд. На прошлой неделе давала концерт французская джазовая певица Калоэ. Проводим цикл программ «Джаз, проверенный временем». В этом смысле, если говорить о результатах, познакомились с местными музыкантами, раскрыли много молодых талантов.

– Как известно, джаз не имеет столько поклонников, как банальная попса. Это умная музыка, которую способен понять не каждый. Какими темпами идет его популяризация в Алматы?

– Я думаю, с этим все хорошо. У нас на джем-сейшенах, как я уже сказал, собирается много музыкантов. В таких условиях популяризация неизбежна. Единственное, что можно пожелать, чтобы они продолжали этим заниматься и верили в то, что в музыке есть не только коммерческая составляющая, но и творческая. Наш клуб создан именно для этого. Это не просто ресторан с музыкой. Это место, где каждый может показать себя. Приятно видеть, когда ребята заряженные. Хотят работать. Инструменталисты, вокалисты… Мы всегда с удовольствием приветствуем местных музыкантов. Чем больше их приходит, тем для нас лучше. Поскольку это и есть популяризация джаза. Если вы серьёзно относитесь к делу, наш клуб – это место для вас. Он устроен так, чтобы молодые музыканты раскрывали себя. Чтобы музыкальное сообщество развивалось и росло. Где ещё вы найдете место, где можно поделиться своими идеями, собрать публику, показать свой класс. Для молодых музыкантов – это идеальная площадка.

Я, когда был очень учеником, всегда посещал джем-сейшены. Именно на них я научился играть. То есть музыкальная школа – это академическое образование, основа. А в плане джаза роль джем-сейшенов просто неоценима. Вот это настоящее. Общение, живая игра. Поэтому советую вообще всем студентам-музыкантам, всем без исключения: приходите и играйте. Я первые полгода просто ходил и слушал. Потом постепенно стал участвовать. Так и стал джазовым музыкантом.

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ ТРАДИЦИЙ

– Кстати, о вокалистах. Джазовых певцов, ввиду сложности музыки, найти ведь непросто.

– В Алматы джазовые вокалисты – это что-то невероятное. Хотя их и не так много. Хороших вокалистов всегда мало. Но я хотел бы сказать, что не стоит пугаться каких-то сложностей. Да, джазовые партии непростые. Но не стоит их бояться. Все приходит постепенно. Покажите людям, что вы умеете. Пообщайтесь с публикой. Покажите свою программу, своё умение. Покажите ваши идеи.

– Сами вы из России. И в этой связи я хотел бы, чтобы вы сравнили уровень российских и казахстанских джазменов.

– Я думаю, тут нельзя так ставить вопрос, кто лучше. Алматинские ребята – профи высокого уровня. Это подтверждает наша с ними кооперация. Можно часто видеть, как состав исполнителей у нас состоит частично из россиян, частично из местных ребят. И они прекрасно чувствуют друг друга.

– Но традиции российского джаза ведь гораздо более давние, чем казахстанского.

– Здесь да. Но у нас происходит обмен опытом. Российский джаз, безусловно, имеет гораздо более давнюю историю. А казахстанский джаз, каким бы сравнительно молодым он ни был,                   во-первых, на высоком уровне, а во-вторых, использует колорит местной национальной музыки. И это очень здорово. В обществе почему-то сложился стереотип, что приезжие всегда лучше. Это далеко не так. Повторюсь, в Алматы очень много классных музыкантов. Я вам навскидку могу назвать Константина Добровольского, Виктора Хоменкова, Вячеслава Тихонова, Данияра Ахметжанова, Едильжана Турлыбека, Гаухар Саттарову, Андрея Кана. Да, казахстанская школа немного отличается от российской. И это хорошо, поскольку происходит культурный обмен. А он всегда полезен. Я сам много где играл – в Новосибирске, Иркутске, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге – и везде брал, давал мастер-классы. Везде происходил обмен опытом, необходимый любому музыканту.

Всегда говорю всем своим знакомым: если есть время и возможность перенимать чей-то опыт, перенимайте и делитесь опытом сами. Стремитесь работать не только со своими местными, но и с приезжими музыкантами. Собирайте смешанные коллективы, делайте программы и выступайте. В джазе это абсолютно естественно.

Вот на прошлой неделе тут выступала француженка Калоэ. Ей аккомпанировали два местных музыканта. Совершенно свободно и непринужденно. Для джаза это норма. Со мной, к примеру, Виктор Хоменков, Михаил Брусов. Это местные ребята.

ПРОСТО О СЛОЖНОМ

– И все-таки люди считают джаз сложной музыкой, в которой нужно разбираться. Наверное, поэтому джазовые исполнители не собирают стадионы?

– Вот в этом плане моя личная позиция в том, что нужно разбить лёд между джазовыми музыкантами и публикой. К сожалению, действительно, существует стереотип, что джаз – сложная музыка, которую не всякий поймёт. Поначалу, может быть, это так на самом деле. Но послушайте интервью любых известных джазовых музыкантов. Они говорят: мы никогда не называли то, что делаем, джазом, мы просто играли музыку.

– Тем не менее, по технике исполнения джаз гораздо сложнее любого другого музыкального жанра.

– Техническая сторона, безусловно, присутствует. Но она не самая главная, хотя очень важна. А вот эмоциональная, диапазон чувств – это совсем другое. Не нужно в чем-то разбираться, чтобы понять красоту этой музыки, понять то, что происходит на сцене, если исполнители делают свою работу от души. Техническая сторона не должна стоять на пути простого восприятия музыки. Она должна восприниматься эмоционально. То есть эмоции, которые транслируются, должны передаваться зрителям.

Я, например, играю свою музыку. Ребята-музыканты из моего квинтета говорят иногда, что сложно. А люди слушают и понимают всё, о чём я говорю со сцены. Вот это истинный джаз. Не нужно бояться этого слова. Это просто музыка.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых